Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

ТОлкиен-ТЕатр Мистерии "ТОТЕМ"
представляет

стихотворную мистерию-импровизацию

Пацан с берегов Андуина

(сыгранную вживую в ночь на 28 декабря 1998 года
и правдиво описывающую события 3017 года...)

Действующие лица и исполнители:

Голлум,
или Смеагол,
пацан с берегов Андуина
Хатуль (или Маглор), он же Эли Бар-Яалом
[Хайфа, Израиль]

Шелоб, дочь Унголиант, его тюремщица и подруга

Митрилиан, она же Татьяна Привалова
[Кливленд, США]

Саурон, Черный Властелин

Ингвалл Колдун (или Лэхойз), он же Вадим Барановский
[Бостон, США]

Ангмарец, Король Назгулов, его зам

Гарет,
он же Алексей Егоров
[Москва, Россия]

Описывал обстановку: Хатуль.


Средиземье. Третья эпоха. Очень мрачное место.
Повсюду расползается Тьма, не давая расползаться Свету.
В темных подземельях Темных Сил несчастные Светлые узники прозябают в темноте.
В светлых надземельях Светлых Сил несчастные Темные узники загорают на солнышке.
Но мы собственно не о том...
На востоке мрачным небоскребом зла возвышается башня Кирит Унгол, или на Всеобщем языке Паучий Брод. Обитатели ее, впрочем, зовут ее древним словом "зона".
На этой Зоне, в глубоком подвале, под пристальным многооким взором недремлющей Шелоб, на каменных нарах сидит несчастный хоббит и грызет скелет ископаемой кистеперой рыбы, вымершей еще до Войны Гнева.
Вот что он поет:
Голлум: На ззеленых брегах Андуина,
где проззрачна вода, как алмаз-сс,
жили были два чесстных мужчина,
Я о них поведу вам рассссказ-сс.
Их любили деревни и села,
им махали девчушки рукой.
Первый звался из них Деаголом,
был он, правда, совсем никакой.
Был бы рад вам о нем рассказать я,
Но хорошего в нем не нашел:
все хорошее, милые братья,
из себя представлял Смеагол.
Пел как эльф, плавал лучше пирата,
Рыл, как гном, фехтовал, как Шаграт.
Он любил Деагола, как брата,
хоть и был лишь двоюродный брат.
Голлум вздыхает.
Так они бы и жили, пожалуй,
лет сто тридцать, не зная беды,
если б гадость, что в речке лежала,
не таскал Деагол из воды.
От него, от него мои беды,
и страданья, которых не счесть...
- Эй, Шелоба! Как в ссмыссле обеда?
Хоть орчатинки дай, ессли ессть!
Шелоб: Нарушителей нашей границы
Кормят лучше, чем стражей ее!
Но добавки тебе не добиться,
что осталось - по праву мое.
Голосист ты, голубчик, не в меру,
раздобрел на мордорских хлебах.
Спел бы, што ль, про начальную э-эру,
да разгульную юность в горах.
Ах, была я когда-то девчонкой,
женишков выбирала себе,
вкусных, сочных таких паучонков
по три в день уносила в зобЕ.
А теперь у судьбы на задворках,
нахожу утешение в орках.
Голлум: Про какую такую про эру
Спеть тебе, восьминогая тварь?
Здесь я видел чуму и холеру,
но не видел нигде календарь!
Я, наверно, не год, а Эпоху
в этом каменном БУРе торчу...
В общем, слышишь, Шелоба? Мне плохо.
Дай плечо, я поплакать хочу.
А в это время...
Барад-Дур. Штаб-квартира Самого.
Саурон беспокойно и нервно меряет шагами тронный зал. Его Багровое Око блестит от плохо сдерживаемого возбуждения. Все девять пальцев беспокойно шевелятся. Он очень взволнован.
Саурон: От суровых ворот Мораннона
До печальных Нурненовских вод
Все бурлит! Наступил раскаленный,
Напряженный семнадцатый год!
Под ночным беспросветным покровом
Прибывают на службу ко мне
Тьмы посланцев Востока. Готово,
Все готово к Великой Войне.
Что мне Запад! В Великое Море
Я смету их, как мощный таран.
Что мне Белый Совет? Он не в сборе -
На моей стороне Саруман!
Весь дрожу... Порасшатаны нервы.
Успокоиться надо... Вот мой
Способ для расслабления первый -
Пытка пленников перед едой!
Это метод проверенный - даже
Мой Учитель к нему прибегал.
(громко) Из темницы - поменьше, погаже
Привести ко мне пленника в зал!
Кирит Унгол. В коридоре слышны кованые сапоги невидимого Ужаса - Короля Назгулов (именно он выполняет задания, направленные единственно на удовольствие своего Властелина и Учителя). Ангмарец хватает призрачной рукой Голлума и уносит в Барад-Дур, даже не поздоровавшись с Шелоб. Мы снова в Барад-Дуре.
Ангмарец: Властелин - привожу как велели
Гаже пленника сложно сыскать
Ведь его даже орки не сьели,
Предпочли целый день голодать.
Саурон: Ох, смешны мне назгульи повадки...
Все буквально поймут, простота.
До чего же ты мелкий и гадкий...
Неохота тебя и пытать...
Голлум , жалкий, несчастный и печальный снаружи, но гордый и стройный внутри, повергается пред темно Око.
Саурон кивает Ангмарцу и обращается к Голлуму:
Саурон: Видишь - вот раскаленная спица.
Подержись за железку рукой,
И скажи, как попал ты в темницу,
Как дошел ты до жизни такой?
Голлум: Типа, здрасте, товарищ начальник.
Типа, я не глухой, не ори.
У меня вид, конечно, печальный, (понимаешь?)
но я гордый и стройный внутри.
Я пацан с берегов Андуина, (понимаешь?)
Предо мною весь Гондор дрожал.
Вот такая, в натуре, картина.
Ты б, начальник, меня б уважал!
Саурон: Я тебя, мой любезный, уважу.
Я уважу тебя, дорогой.
Но сперва ты мне, милый, расскажешь
Все, что в жизни случилось с тобой.
Я досель таких мелких не видел.
Ибо я - есть Великое Зло.
Может быть, тебя кто-то обидел?
Что же в Мордор тебя привело?
Ангмарец: Властелин, у меня подозренье:
Этот парень нам гонит пургу.
И мое обосновано мненье:
Я припомнить его не могу!
Но известны мне все уркаганы
С золотых Нуменорских времен,
Ну а этот - шестерка, карманник
Хоть затеял порядочный гон.
Голлум не в силах сдержать праведный гнев и обрушивается на Ангмарца
Голлум: Кто карманник? Уж больно ты умный,
неспроста головы не видать!
Я не вор никакой! А вот Сумникс -
вот ворюга, Шелоб его мать!
Эти ширцы - коварные очень,
что ни слово - подвох да конфуз.
Вот тебя его родич замочит -
будешь знать, кто шестерка, кто туз!
Ангмарец: Ишь ты, тоже мне Мальбет нашелся!
Всяких ужасов напредсказал,
(задумчиво)
Впрочем - в Битве Ангмарской, я помню,
Эльф мне что-то такое кричал ...
Саурон: Что? Шелоба опять разродилась?
Это было б совсем не с руки,
Чтоб излишне опять расплодились
По Тенистым Горам пауки!
Ах, да ты не о них... не об этих
Пауках, заселивших подвал.
Продолжай - этот... Сумникс? o! Бэггинс!
Он ворюга? И что ж он украл?
Голлум сердито бормочет.
Голлум: "Что украл?" Если б удочку, скажем -
я, начальник, бы так не вопил.
Как-никак, рыболов я со с-стажем:
я бы рыбку руками ловил.
Если б стибрил мне нижнюю челюсть -
Пережил бы - не девичья ж честь!
Но скотина украл мою Пре-е-лес-с-ть!!
(оперным голосом) Я не в силах сие перенесть!
Саурон прочищает уши, которые заложило от последней трели Голлума. Ангмарцу легче - у него уши призрачные ...
Саурон: Мне давно таких песен не пели.
Значит, жертва невинная ты?
У тебя, значит, слямзили прелесть.
Что ж такое она? Просвети.
Голлум: Это - Прелесть прелестная шибко!
Это мой сокровенный ништяк!
Это в речке лежит - но не рыбка!
Это круглое - но не дурак!
Это желтое - но не монетка,
это с дырочкой - только не сыр...
Сумникс-Торбинс, скотина ты редкий!
Я в тебе понаделал бы дыр!
Саурон пошатывается, с трудом удерживаясь на ногах
Саурон: А скажи мне, любезный, конечно,
Если можно тебя мне спросить -
Эта Прелесть твоя - не... (срывается на фальцет) КОЛЕЧКО ?
Типа, можно на пальце носить...
Саурон поднимает Голлума на уровень лица и вперяет в него Взгляд.
Ангмарец: Элберет твою мать - ну и Прелессть,
Это ж нашего Шефа Кольцо...
Дай ка я подберу с полу челюсть,
Отыщу в капюшоне лицо ...
Расшаталось назгула здоровье,
Что со мною творится - кошмар,
От таких новостей - право слово
Даже призрака хватит удар!
Голлум заикается и шепелявит
Голлум: Ну, конечно... да, в н-некоем роде...
Кольцевидное... вроде кольца...
Деагол, блин... мумачье отродье...
Я ж ему был заместо отца...
Говорит, уже был день рожденья,
я тебе уже все подарил...
Тут схватило меня наважденье,
Больше он уже не говорил.
Придушил братана я в припадке,
Но всему - только Сумникс виной!
И загадки его - очень гадки...
(плачущим тоном)
Но ссскажжжите, ч-что будет с-со мной?
Саурон с торжествующим хохотом постирает к потолку руку с Голлумом и победно потрясает Голлумом в воздухе.
Саурон: Ну держитесь, роханцы-гондОрцы!
Наконец-то и мне повезло!
Скоро, скоро и звезды и солнце
Черным мраком окутает Зло!
Саурон вспоминает про Голлума и вновь подносит его к лицу и говорит, для иллюстрации речи мерно тряся Голлума.
Саурон: Говори, не заставь меня дважды
Повторять - поскорей отвечай -
Как нашел ты Кольцо? Тьфу, неважно -
Говори, где же Прелесть сейчас!!!
Голлум: Прелесть взял сукин Сумникс из Шира,
и, наверно, в свой Шир уволок.
Только вот - обошел я полмира,
и любой обыскал уголок...
Но нигде мне про Шир не сказали,
и везде посылали туда,
где гад-Сумникс найдется едва ли,
а кольцу не пролезть никогда...
Саурон: Вся надежда теперь на назгулов!
Расстарайся, Ангмарец! Спеши,
Передай в Дол Гулдуре Кхамулу,
(срывается на крик)
Чтоб где хочет нашел этот Шир!!!
Саурон снова замечает Голлума, которым до того указывал на дверь
Саурон: Ну, а ты... Что с тобою мне делать?
Надо ж как-то тебя обласкать...
Отпущу тебя пО свету бегать
И опять мою Прелесть искать
И запомни, в кого я нацелюсь -
Тот мой раб! Я глава Темных Сил.
(зловещим шепотом)
И когда ты найдешь мою Прелесть -
ОБЯЗАТЕЛЬНО мне принеси...
А, еще забываю всегда я
Эту... кошку мою, паука.
Мимо Шелоб пойдешь, передай ей -
Я работой доволен. Пока.
Голлум: Благодарствуй, товарищ начальник!
Я задание понял. И вот,
я готов не ложиться ночами,
только б вызнать, где Сумникс живет.
Голлум направляется к выходу, все ускоряя шаг.
Ангмарец: Я готов, о владыка над миром,
За Кольцом отправляться в поход.
Ну а если вот этот проныра
С информацией нас подведет -
Я вернусь в Барад-дур и сердечно
Пообщаюсь с ним в камере пять.
(Саурону) Властелин, полагаю, конечно,
Он теперь не решится нам врать.
(Голлуму) Ну ка ты, недорослик-дистрофик
Все о Бэггинсе мне повтори,
Как он выглядел, внешность - в фас, в профиль,
И с акцентом каким говорит.
Ангмарец хватает Голлума за шкирку и пристально разглядывает его.
Голлум: (Ангмарцу:) Он такой же, как я, но пошире.
И такой же акцент. Отпусти!
Я все лучше узнаю о Шире
на своем, на свободном пути!
Ангмарец опускает Голлума на пол.
Голлум бежит к двери, сам ее толкает и выбегает в коридор.
Ангмарец: (Саурону) Ты мудрее, чем думают люди!
Сей малыш - превосходный шпион.
Он конечно колечко добудет.
Если сможет. А после же он
На Кольцо свои лапы наложит
Тут-то мы его теплым возмем ...
Иль холодным - коль теплым не сможем.
И колечко тем самым вернем.
Саурон: Все. Пора приниматься за дело.
Отвести надо Гэндальфа взгляд...
Провести надо будет умело
Нападенье на Осгилиат...
Саурон склоняется над картой Итилиена, бурчит что-то себе под нос и водит по карте чубуком трубки...
Кирит Унгол. Мимо угрюмо жующей старую жвачку Шелоб пробегает окрыленный Голлум и говорит:
Голлум: Здравствуй-здравствуй, мохнатая тетя!
Шеф спросил, не подохла ли ты,
Он тебя за усердье в работе
королевой избрал красоты!
Шелоб: Я на страже сидеть утомилась.
Я неделю не кормлена здесь!
Раз попала я к барину в милость -
пусть позволит кого-нибудь съесть.
Шелоб тянется к Голлуму, но передумывает.
Ты запомни, Горлуша, что Шелоб
не дала тебе сдохнуть в тюрьме.
По своей доброте, по душевной,
скудной пайкой делилась во тьме.
Как пойдешь этим ходом обратно
(чую-чую, обратно пойдешь),
ты в размере двенадцатикратном
старой Шелоб поесть принесешь.
Голлум: Нет, свою дорогую подругу
я вниманием не обойду!
Я тебе отплачу за услугу:
тебе Сумникса я приведу!
Голлум треплет Шелобину холку и вылезает из подземелья.
Средиземье, солнце, небо, благодать. По зеленой траве бежит Голлум и поет:
Голлум: Шир-роко ты, мое Средиземье!
Нет засовов в тебе и замков!
Наконец-то свободен совсем я,
без оков, пауков и оркОв!
Убежал я от вас, держиморды!
Я великий и мудрый герой!
Захочу - и приеду к вам в Мордор,
захочу - заживу под горой!
Жизнь моя будет радостной, длинной,
полной пламени и колдовства.
Я - пацан с берегов Андуина,
и меня обожает братва!!


КОНЕЦ

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



  • Нормы и расценки на Новые технологии в строительстве здесь
    avis-media.com
  • Продажа легковых прицепов в санктпитербурге здесь
    autotrailer-spb.ru
  • tdkasbi.ru

Na pervuyu stranicy
Хранитель: Хатуль