Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Приложение 3
к Хронике деяний эльдар и атани

      Приводимая ниже повесть соотносится с текстом "История Андрет" из "Хроники" и "Повестью об Айгноре". Причем с последней он составляет любопытную пару: в "Айгноре" события описываются с точки зрения Аэгнора, в "Андрет" - соответственно, с точки зрения Андрет. В некоторых местах - например, разговоры Кхайрэн и Айгнора, Айгнора и Андрет - они совпадают почти дословно.
      Датировать эту повесть трудно, поскольку неясно даже, была ли она создана раньше, чем "Квэнта Айканаро" или позже, и какова связь между ними. По стилю "Андрет" более проста, чем "Квэнта Айканаро", менее перегружена философскими рассуждениями и языковыми реалиями.
      Язык этой повести - литературный синдарин, очень правильный, практически без заимствований. Автор "Андрет" явно не задумываясь следовал канону нарн, хотя и использовал прием "воспоминаний", который впервые появляется в нуменорской литературе V в. ВЭ. Рукопись исполнена в арнорской манере, в отличие от других повестей и текста самой "Хроники", переписанных в гондорском стиле.

Перевод на современный язык - Д.Бромберг
Вступительная статья - Эленхильд

Андрет

      Ей не было больно. Ей было настолько все равно, что она ловила себя на ощущении нереальности происходящего. Ее связали, куда-то волокут, кругом вместо привычных звуков синдарина слышится незнакомая, непонятная отрывистая речь. Орки. Какие орки? Откуда? Раньше этот вопрос меня беспокоил бы, наверно, а сейчас - да орки и орки, думала она, покорно шагая, куда вели. Недавно прошел дождь - а вернее, ливень. Здесь, в этих местах, вода потоком скатывается с гор, заливая окрестности, и сейчас вся процессия то увязала в размокшей дороге, то почти по колено проваливалась в воду. Она оскользнулась, упала на одно колено, но не удержала равновесия и повалилась в воду плечом, щекой. В волосы набилась грязь, очень захотелось вытереть лицо. А, вот оно. Да, они так помогают подняться упавшим пленникам, это она слышала от тех, кому довелось побывать у них в лапах.
      Она неловко повернулась, стараясь подняться, но замерла на месте - ближайший орк изо всех сил пнул ее в ребра, выкрикнув нечто яростное - выругался, что ли? Дыхание перехватило, она никак не могла набрать воздуха, так и лежала, но тут ее рывком подняли и толкнули в спину - иди, мол. Откуда берется сила в ногах? Шаг, другой, снова толчок в плечо и резкий выкрик. Надо быстрей - но как бы опять не упасть. Потом она как-то приспособилась и забылась на ходу, словно уснула...
      ...Девочка бежит по лугу, смеется, кричит, а кругом все залито солнцем.
      - Нэни, Нэни, подожди, - мамин голос. Молоко в кувшине, краюшка хлеба, и мамины руки расчесывают твои волосы...
      - Ой, мама, кто это?
      - Это зайчик.
      - А что он делает?
      - Он быстро-быстро бегает.
      - А зачем ему быстро бегать?
      - Чтоб охотник не догнал.
      И тебя впервые озаряет: мясо, которое мужчины приносят с охоты и отдают женщинам, чтобы те приготовили из него вкусную похлебку, - оно же было живое, и это живое бегало, искало еду, пряталось, играло, радовалось, боялось...
      - Ма-ма-а-а-а!
      - Что ты, Нэни, где больно, где?
      - Зачем охотник за зайчиком гонится? Больше никогда не буду зайчика есть!

      ...Черная вода озера - белый песок, белое платье - черная кайма, черно-белые стволы берез. Он так прекрасен - никого прекраснее она в жизни не видела.
      - Тебя как зовут?
      А у тебя нет сил ответить, так страшно вдруг стало. Великий Эру, он улыбается! Он снова спрашивает:
      - Ты откуда? Ты ведь не из эльдар, - а ты только киваешь головою. Он берет тебя за руки и подводит к самой воде.
      - Смотри, как прозрачна эта вода. Сколько всего в ней умещается: и небо, и березы, и ты... как же все-таки тебя зовут, а?
      Но ты молчишь. Тебе хочется убежать, спрятаться - и в то же время невозможно оторваться от него.
      - Мой брат Финрод - король. Ты слышала о нем?
      Кивок.
      - Ты меня боишься?
      Нет, нет, она не боится. Уже не боится. Разве можно бояться того, кто так улыбается?
      - Почему же ты молчишь? Я скажу тебе свое имя, а ты мне свое, хорошо?
      Кивок.
      - Я Аэгнор из Золотого Дома. А ты?
      - Андрет, - шепчут твои губы.
      - Что? У тебя очень тихий голос. Повтори еще раз, пожалуйста.
      - Меня зовут Андрет.
      - Андрет, - повторяет он. - Ты из рода Беора?
      - Да.
      - Можно, я приду к вам?
      Что это? Великий Эру, он спрашивает разрешения? у нее? она вся дрожит, она готова провалиться сквозь землю, ей вдруг стало так жарко...
      - Что с тобой? Что-нибудь не так? Андрет! - он едва успевает подхватить ее, усаживает на траву, гладит ее руки. Ей вдруг становится смешно - как он, однако, растерялся при виде женской слабости.
      - А зачем ты хочешь прийти к нам?
      Он теребит кинжал в смущении.
      - Ну, понимаешь... Я все же князь Эмин Фород. Должен же я знать тех, кто живет под моей защитой?..
      - И?
      - И мне хочется еще раз увидеть тебя...

      Орки резко остановились, переговариваясь между собой, потом один из них свистнул, издалека послышался ответный свист. Процессия снова двинулась вперед. Через некоторое время они подошли к небольшому лагерю. Ярко горел костер, на котором что-то готовилось. Андрет заметила, что тут не только орки - их она насчитала чуть больше двадцати, - но и десяток людей, и несколько фигур, закутанных по самые глаза - иди разбери их, кто такие. С ней вдруг стали обращаться чрезвычайно вежливо, ее подвели к костру, развязали, и на ломаном синдарине предупредили, чтоб не вздумала бежать - а то худо будет. Потом один из орков поставил перед Андрет плошку с чем-то дымящимся. Андрет осторожно отхлебнула, сморщилась - до чего же горькое снадобье, - но заставила себя выпить все до конца. Голод от выпитого не утихомирился, но Андрет почувствовала себя лучше, а тут снова подошел орк, на этот раз с огромной волчьей шкурой, протянул ее Андрет и знаками показал: заворачивайся, мол, и спи. Андрет так и сделала, подумав с удивлением: надо же, какой добрый. Интересно, это он по приказу, или в нем и вправду есть что-то хорошее?
      Утром ее разбудил давешний орк - опять поставил плошку с тем же снадобьем. Андрет хотела было снять с себя шкуру, но он знаками объяснил - не надо, оставь себе. Ее окликнули, велели встать, опять связали руки ремнями и зачем-то завязали глаза.
      На этот раз ее вели люди (по речи было понятно: разговаривали на синдарине, только произношение странное). Она не могла понять из-за повязки на глазах, сколько они шли, и снова мерный ритм шагов убаюкал ее, и она на ходу провалилась в какую-то полудрему...

      - Андрет, тебя зовут.
      - Кто зовет? - у нее почему-то задрожало внутри.
      - Не знаю. Какой-то воин в красивой кольчуге. У него такие волосы...
      - Какие, Хедин, какие?
      - Золотые, как солнце.
      Андрет погладила племянника по смуглой щеке - мальчик был ее любимцем, накинула плащ и вышла из землянки. Огляделась. Вокруг никого.
      - Хедин! Ах ты, озорник, обманул меня, да?
      - Нет, Андрет, не обманул.
      Она обернулась - великий Эру, неужели?.. но нет, этот был просто слишком на него похож. Ах, ну конечно, это же Финрод Фелагунд, брат... ох, как же они похожи! Она приложила руку к груди, чтобы унять сердцебиение.
      - Здравствуй, милая аданет.
      - Привет тебе, Друг Людей...
      В тот раз они никак не могли понять друг друга, у обоих сбивались и путались мысли, слова уводили в ложном направлении, она бросала ему в лицо упрек за упреком, вспомнив и обидную снисходительность эльфов к атани, точно к малым детям, и наивное их отношение к людской смерти. Финрод сумел понять только ее раздражение, ее тоску, но его объяснения только еще больше растревожили ее - она ничего не хотела знать, ей нужно было только одно: почувствовать себя женщиной до конца.
      - Если бы у меня был сын! - бросила она тогда. Сын, похожий на него - она была бы счастлива, и не было бы этих бессонных ночей, этих горьких дум - а что, как сама и виновата. Но это, оказывается, он не захотел. Он ждал предстоящие битвы, и потому не приходил больше в Дортонион. Великий Эру, за что ты наказываешь меня?...

      Андрет очнулась оттого, что рядом спросили:
      - Эй ты, пить хочешь?
      У самых губ - подставленная фляжка.
      - Слышь, ты, говорят, мудрая, - в голосе говорившего слышалась издевка. - Так ты скажи - почему мир устроен так, а не этак?
      - Ты имеешь в виду, почему руки у меня связаны ремнем и конец этого ремня в твоей руке?
      Спрашивавший не ответил - послышалась команда на незнакомом языке, лязг оружия, потом краткий разговор - две-три фразы. Андрет поняла - пришли. Ей развязали глаза, и она зажмурилась от света. Они стояли перед небольшой крепостью, ворота которой медленно открывались вовнутрь. Отряд вошел под низкую каменную арку. Дворик, винтовая лестница вниз, в подземелье, комната с горящим очагом... У очага в кресле кто-то сидел - невозможно понять, кто: на сидящем был длинный плащ с капюшоном, скрывавшим лицо.
      - Развяжите ее, - голос как будто женский? Из складок плаща показалась белая рука, откинула капюшон, из-под которого волной упали на плащ темные волосы. Женщина? Или оборотень? Андрет не раз слышала рассказы о том, что слуги Врага меняют облик - будто бы этому их научил сам Враг. Тогда Андрет была еще молода, и в ее ум закралась робкая мысль: а почему же великий Эру, который превыше Врага, не дал такого уменья нам? Аданэль из рода Мараха, которую она сомелилась об этом спросить, строго глядя на Андрет, сказала:
      - Это плохо, что ты усомнилась в Едином. Но ты еще молода, и тебе досель было неведомо, что от начала времен существуют в Эа Хаос и Порядок. И Враг, подчинив себе Хаос и Искажение (*), множит тварей, сочетающих в себе и то, и другое. Скажи, много было бы истины в мире, где царит Хаос?


* Как процесс, а не результат его [прим. перев.]

      - Но... но ведь, меняя облик, мы творим, мы можем по-другому изменять мир, разве нет? Ответь, мудрая Аданэль.
      - Нет, - Аданэль говорила резко, слова слетали с ее уст, точно стрелы с тугой тетивы лука. - Это разные вещи. Облик - только оболочка, творит же твоя суть, скрытая под твоей оболочкой. Если ты меняешь плащ, ты меняешь только его - но сама при этом остаешься все той же Андрет, надень ты красный плащ, синий или черный. Ты права в том, что форма может воздействовать на действие, но это имеет смысл только там, где царят истина, добро и справедливость. А Враг приносит только зло и Хаос, разрушающий истину и знание. Взгляни вокруг - множество гадких тварей выпустил наружу Враг, но теперь со многими из них он и сам не в силах справиться. Сила творчества и сила разрушения, дитя мое, часто идут рука об руку, но там, где цель творчества - исказить созданное до тебя, там вырывается наружу Хаос, несущий гибель всякому порядку, истине и знанию. Ибо в Хаосе знание так же невозможно, как невозможно рыбе говорить на языке эльдар или атани...
      - Садись, Андрет из рода Беора. Я хочу говорить с тобой, как равная с равной.
      Теперь Андрет вспомнила, как однажды их воины наткнулись на женщину странного вида в синем одеянии под черным плащом. Они заговорили с ней, но та только глянула на них - и исчезла, а на воинов напало тяжкое забытье, так что они заблудились в знакомых местах и еле-еле добрались до родного селения.
      Андрет не стала спорить, тем более что и усталость взяла свое. Она тяжело опустилась на скамью возле очага.
      - Мне говорили, Андрет, будто ты мудрее всех прочих атани. Поэтому я и послала за тобой.
      - И приказала перебить наших детей? - (сердце взорвалось болью: Хедин, Хедин, сын сестры, он был мне точно родное дитя!)
      - Я не отдавала такого приказа. И запомни - воины Мелькора не делают ничего сверх того, что им было приказано.
      - Но я видела своими глазами...
      - Тебе показалось. Ты уже не в том возрасте, когда рассудок достаточно ясен. Мало ли что привидится в лесу...
      - Вот именно, я не в том возрасте,.. чтобы лгать.
      - А теперь молчи и слушай меня. Мне твои знания не нужны, а вот атани они еще могут понадобиться. Вы, как я слышала, сильно обижены на эльдар, оттого что они относятся к вам как к существам ущербным, ниже их по происхождению.
      - Ты считаешь, что мы...
      - Молчи и слушай. Вы обижены несправедливо и жестоко. Ваш век чересчур краток, - собеседница сделала предупреждающее движение рукой, видя, что Андрет уже открыла рот, чтобы возразить, - он проходит в постоянном страхе смерти. Что, разве я не права? Так вот, Мелькор, Величайший из Валар, хочет помочь вам и вернуть ваше утраченное бессмертие.
      - И что же нужно Мелькору в обмен на это?
      - Ничего. Это не торг, не сделка. Это просто помощь. Мне странно, что ты так поняла мои слова.
      - Но при чем здесь я?
      - Ты, Андрет, как мудрейшая из атани, должна пойти и возвестить об этом благом намерении Вала Мелькора.
      Андрет задохнулась. Мелькор возвращает им утраченное бессмертие? Мелькор, который вверг атани в такие страдания? По какому праву - или он забыл, кто он такой?
      - Атани созданы Эру, а не Мелькором! Мелькор не имеет права возвращать то, что не им дано и не им отобрано. И если ты решила, что атани, склонившись ниц, примут из его рук бессмертие, словно великий дар, то ты ошибаешься! Ты и мне хотела подарить жизнь в обмен на то, чтобы я разнесла заразу по умам несчастных, которые с рождения обречены медленно угасать! Но ты забыла, что жизнь или свободу не принимают из рук недругов. Друг может рассечь на друге мечом вражьи путы, и недавний пленник вновь радуется свободе и солнечному свету. Но мы не друзья, и никогда ими не будем, и я не стану исполнять то, что вам нужно!
      Во время этой яростной речи собеседница Андрет сидела неподвижно, глядя куда-то в сторону.
      - Хорошо, Андрет. Я выслушала тебя и все поняла. Ты получишь то, чего добиваешься, а я проверю, известен ли тебе страх смерти.
      Из стиснутого горла Андрет вырвался смех.
      - Известен? Мне? У меня давно нет страха смерти, ибо ее-то я и ищу. Ветер задул яркий язычок пламени - ветер с Тангородрима, ветер, послушный Врагу. Тебе известно, что такое жизнь без смысла? Мы, атани, потому мудрее эльдар, что нам известно о жизни и смерти больше, чем им, и мы знаем нечто, что гораздо хуже смерти, что называется жизнью, но я зову это лишь жалкой тенью настоящей жизни - жизнью без смысла. И для меня ее свет померк, когда ушел...
      Андрет умолкла. Аданэль когда-то предупреждала ее: слова только кажутся нам истиной. Любая оболочка истинна лишь наполовину, ибо она лишь наполовину отражает суть, скрытую под ней. И слова тоже.
      - Ах, вот ты о чем. Ну, мне кажется, я могу кое-что сделать для тебя. Эй, Хэлкар, Андор!
      К вошедшим воинам собеседница Андрет обратилась на незнакомом - но, впрочем, не оркском, - наречии. Андрет вся напряглась: что они там задумали?
      - Нам торопиться некуда. Думаю, сейчас ты увидишь кое-что интересное.
      Воины вернулись и произнесли несколько слов все на том же языке. Собеседница знаком велела Андрет встать и следовать за воинами. Они недолго шли по темным низким переходам и наконец спустились еще ниже по узенькой лестнице. Внизу - дверь, обитая железом, она заскрипела и лязгнула, когда ее открывали.
      - Смотри! Смотри хорошенько!
      За дверью в углу маленькой каморки лежало что-то вроде кучи тряпья. Но вдруг куча зашевелилась, послышался стон. Живое существо? Эльф или человек?
      - Кто это? Зачем вы привели меня сюда?
      - Смотри внимательнее!
      Андрет рванулась вперед - ее никто не держал, - к узнику.
      - Посветите ей!
      Багрового отблеска факела оказалось достаточно, чтобы Андрет окончательно поняла, кого ей показывает эта странная и страшная женщина. Она вскрикнула и обняла несчастного, словно пытаясь защитить его.
      - Ну, теперь вы оба, надо думать, счастливы! Кстати, ты знаешь, что за наказание ему назначено? Нет? Так знай, Андрет из рода Беора, - когда он уйдет из этого мира, феа его не достигнет залов Мандоса, но будет блуждать в бесконечных просторах Эа.
      Андрет беспомощно молчала. Если Мелькор в состоянии сделать такое с одним из эльдар, как говорит эта ведьма, то, стало быть, он действительно в состоянии вернуть бессмертие атани. Но что будет потом? Ведь после этого все они в конце концов неминуемо ополчатся на... додумать до конца она побоялась.
      - Постой! Я не знаю твоего имени...
      - Что тебе до моего имени? Ты хочешь попросить о чем-то? Ну? Я слушаю.
      - Я прошу одного - освободить его. Никто не вправе наказывать таким наказанием.
      - А если вправе? Что ты знаешь о правах и возможностях высших сил, ты, простая смертная!
      - Это наказание могу нести я!
      - Ты? Ты, мудрая Андрет, говоришь столь нелепые вещи?
      - Не насмехайся над страданием! И не делай вид, что не поняла меня. Я прошу - отпустите его, но возьмите вместо этого меня. И делайте со мной все, что вам заблагорассудится.
      - Ах, какое благородное сердце! А он даже не сможет этого оценить! Ну, нет, Андрет из рода Беора, Мелькору вряд ли понадобится такая замена. Все, что я могу сделать - оставить вас вдвоем; ты ведь этого так ждала - или я ошиблась?
      - Вы наслаждаетесь нашим бессилием! Но придет час, и вам будет отплачено за все. Видно, вы все забыли о гневе Единого!
      - Кого? Тот, о ком ты говоришь, отрекается от своих творений. Он и от вас отрекся! А Мелькор хотел помочь, вытащить вас из бездны, куда вы падаете - и что же? Какой-то ничтожный эльф плюет ему в лицо, а ты в гордыне своей отвергаешь бескорыстную помощь, нанося вред своему народу - вред непоправимый! Запомни мои слова, Андрет, запомни хорошенько! А теперь прощай. Оставайся здесь, со своим... возлюбленным. Если он тебя увидит, он не узнает тебя! Ты же старуха. А он - вечно юный, бессмертный эльф. Впрочем, сейчас-то вы почти на равных. Прощай.
      Дверь c лязгом захлопнулась. Скоро догорит факел, и каморку затопит кромешная тьма, наполняющая глаза слепотой, а душу отчаянием. Андрет никак не решалась назвать того, кто лежал у нее на руках, дорогим именем.
      - Ты меня слышишь?
      Андрет отвела спутанные грязные волосы со лба узника, погладила кончиками пальцев его закрытые веки - глаза его медленно раскрылись... Великий Эру, да он же ничего не видит!
      - Ты узнаешь меня? - (проклятие, что за глупость - она же... он ее помнит другой). - Андрет я. Помнишь, в Дортонионе?..
      Его рука дрогнула, словно собираясь подняться, но Андрет ласково провела по ней ладонью:
      - Нет-нет, лежи спокойно.
      - Ан...дрет... я... я... по...мню...
      А, есть же фляжка с тем оркским питьем - когда ей уже завязали глаза, она почувствовала, как чьи-то руки прицепили ей фляжку к поясу. Наверно, все тот же орк. Бывает же такое...
      - На, пей, вот, теперь будет лучше.
      Питье вернуло ему силы, слава Единому. Андрет вглядывалась в его лицо - и не узнавала его. Но ведь он же сказал, что помнит! Ведь сказал же! Впрочем, глаза как будто все те же. Ничего не видящие, но все так же сияющие нездешним светом глаза... Смертная женщина, хоть и зовут тебя мудрой, но вот сейчас ты, как любая другая, не видевшая возлюбленного столько времени, пытаешься успокоить себя - и в то же время боишься: а вдруг ошибка?
      - Где... ты... - дрожащие пальцы хватаются за рукав Андрет.
      - Молчи, молчи. Я здесь, я больше никуда не уйду от тебя. Слава Илуватару, он не видит моего лица - а то бы испугался, наверное. А голос, говорят, не меняется с годами. Значит, по голосу узнал. Но что они сделали с ним!
      - Я... должен тебе... рас...ска...зать... - он говорил очень тихо, с большим усилием, но Андрет решила не перебивать его - пусть скажет, только чтобы не беспокоился. - Они... схва...тили меня после... битвы... той... страш...ной... он... ска...зал... или... я... ли...шу... те...бя... феа... или... ты... ста... н-нешь... моим рабом... - он замолчал.
      - Это сказал Моргот?
      - Да.
      - Он хотел превратить тебя в орка?
      - Да. Я... плюнул ему... в лицо. Милая, послушай... меня. Когда я... умру... я... - тут он закашлялся, но Андрет договорила за него:
      - Я поняла. Мы можем уйти теперь одной дорогой. Илуватар...
      - Он... давно... покинул... нас.
      - Неправда. Он медлит, потому что считает, что мы достаточно сильны, чтобы справиться самим. Я верю, Он не оставит нас без своей помощи... Аэгнор! Аэгнор!
      Великий Эру, что с ним? Почему он закрыл глаза... разжал пальцы - рука упала тяжкой плетью... он молчит, не отзывается! И тут погас факел. Тьма. Тишина. Андрет почудилось, что под ними разверзается бездна, и они куда-то летят, вниз, вниз... Как может лишить феа тот, кто не давал тебе его? Разве феа - не наша неотъемлемая часть? - успела подумать она, чувствуя, как мрак гасит ее разум...

* * *

      Тарн Аэлуин, Тарн Аэлуин, благословенны чистые воды твои и берега твои! Тарн Аэлуин, чистое зеркало, в которое смотрится небо. Немногие смотрели в него в те ненастные времена...
      Хатолдир устало опустился на увядшую траву под прикрытием упавшего ствола огромной ветлы. Никого, конечно, здесь нет, но предосторожность не помешает. Небо было затянуто облаками, но ветра не было, и гладь озера была неподвижна. Тяжелое затишье, терзающее душу тревогой. Юноша склонился над этим зеркалом и невольно улыбнулся, увидев свое отражение - волчонок, да и только. Глаза запали, обветренная кожа обтянула скулы, темные волосы перепутаны и отросли почти до плеч. Вот посмеялась бы над ним Алдис! Он снова склонился над водой, и замер, пораженный.
      В зеркальной глади озера отражалось голубое летнее небо с перышками белых облаков, деревья и девушка в венке из лесных цветов. Рядом с ней стоял высокий золотоволосый эльф. Они держались за руки, глядя в воду - прямо на него! - и улыбались друг другу. Вдруг налетел слабый порыв ветра, и мелкие волны стерли это отражение. Вокруг был осенний серый день, и пора было уходить.
      С сожалением Хатолдир пошел прочь, но все же несколько раз оглянулся - ему показалось, что откуда-то издалека ветер доносит звук голоса, зовущего какую-то Мельдэ. Наверное, показалось, решил он.
      Семнадцатилетнему Хатолдиру оставалось жить меньше месяца. Его имя помнили еще многие столетия спустя, но этого он уже не узнал.

      Тарн Аэлуин...


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала