Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Хроника деяний эльдар и атани

Предисловие ко второму изданию

      Во второе издании "Хроники деяний эльдар и атани" внесены мелкие исправления, связанные с неточностью перевода, выверены сомнительные места и произведен ряд других исправлений, в основном редакционного характера.

О "ХРОНИКЕ ДЕЯНИЙ ЭЛЬДАР И АТАНИ"

      "Хроника" - один из немногих дошедших до нас текстов нуменорского происхождения. Хранилась она в библиотеке Гондора в отделении для рукописей, доступ к которым был ограничен (именно такими текстами интересовался Саруман, разыскивая сведения о Кольцах Власти).
     "Хроника", по-видимому, представляла собой не единый текст, а корпус текстов, судя по тому, что ряд отрывков имеет заглавие, и сюжетно они не связаны друг с другом. Некоторые фрагменты настолько малы, что часто трудно интерпретировать их содержание, в ряде случаев непонятно, о ком и о чем идет речь, поэтому редакторская группа оставила за собой право не включать их в данное издание. Несколько текстов, однако, сохранились почти полностью - это "История Андрет", "Скитания сыновей Диора", "Знак Огня" (история союза клана Бора с эльфами Маэдроса) и "История Инглора", однако и они не имеют ни конца, ни начала, и сами названия чисто условны, введены для удобства (дабы не приводить сложного рукописного шифра к каждому тексту) переводчиками "Хроники". Рукопись подверглась достаточно сильной порче, поэтому в ряде мест редакторы отметили эту порчу словами "лакуна... строк" (условных строк, конечно же). Такая пометка означает, что либо кусок страницы сильно испорчен, и прочесть его невозможно, либо страницы отсутствуют вовсе.
      Переводчики приложили все усилия, дабы возможно точнее переложить "Хроники" на современный язык. Одновременно мы постарались не перегружать издание комментариями. Размышлять над текстами и делать выводы мы предоставляем читателю.

Д.Бромберг, А.Хромова, К.Кинн.

МАГЛОР СИНИЕ ГЛАЗА

пер.Д.Бромберг

     (начало утрачено)
      ...Тогда синие глаза Маглора потемнели от гнева, и он воскликнул:
      - Хоть ты и король, Элу, но не могу я назвать тебя справедливым! Отдай то, что мое по праву, и я не стану более перечить тебе. Но покуда сие оружие в твоих руках, я - твой недруг!
      - Ты угрожаешь королю? - спросил Тингол зловещим голосом. - Ну, так я велю выкинуть тебя отсюда, точно раба.
      - Ты ошибся, Тингол, ибо я свободен, и сам ухожу от тебя.
      - Уходишь - так уходи, и впредь сюда не возвращайся, - закричал в ответ Тингол, вскипев от ярости. - Ты объявлен вне закона, и если посмеешь вновь прийти сюда, я прикажу... - но тут смолк голос короля, не решался Тингол произнести страшные слова, ибо Маглор Синие Глаза был его дальним родичем, и не мог Тингол даже в гневе отдать приказ убить его. Среди присутствующих раздался ропот, ибо у Маглора было много друзей, и он не преминул этим воспользоваться. Он тотчас же покинул пределы Дориата с небольшим отрядом недовольных и с тех пор обходил Дориат стороной - не из трусости, но намеренно не желая видеть никого из синдар, кроме тех, что ушли с ним.
      Но со временем они стали терпеть большие лишения и невзгоды, потому что из всех, кто ушел, только Маглор был привычен к долгим лесным переходам, к бродячей жизни. Часто товарищи Маглора роптали на свою нынешнюю жизнь, но никто из них не покинул Маглора, хоть он и не особенно удерживал их при себе, не грозил, но сочувствовал, и сам порой предлагал тому или иному из своих спутников повернуть назад... (лакуна в 29 строк)
      ...наконец увидели и обладательницу столь красивого голоса, молодую девушку с волосами цвета старого серебра. Они решили сначала, что она - их племени, и заговорили с ней на синдарине. Но она только смутилась и ничего не ответила. Тогда Маглор вспомнил, что говорил ему Ильмар, и понял, что она - одна из Фиримар, Смертных, Младших Детей Илуватара. Настоящего имени ее не сохранилось, но до нас дошло имя, которое дали ей эльдар, приняв ее за соплеменницу - Келебриан, Дева, Серебром Венчанная. Келебриан привела эльдар в стойбище своего племени, народа Халет или халадинов, и там они на время нашли приют и покой. Когда же Маглор... (лакуна в 14 строк)
      ...- Мы тезки! - вскричал сын Феанора, и обнял Маглора Синие Глаза. - Постой, но что же вы здесь делаете? Ведь вы из Дориата?
      - Мы не вернемся туда, - был ответ, и синеглазый вождь синдар нахмурился. Помрачнел и сын Феанора, и молвил так:
      - Врагу легче до нас добраться, когда мы ссоримся между собой. Ваше оружие может сослужить добрую службу... (лакуна в 36 строк)
      ...войско их было почти готово к выступлению. И тут только эльдар заметили, что несколько девушек совещаются, отойдя в сторону. Затем к Маглору подошла Келебриан и сказала:
      - Господин мой, мы можем оказать тебе одну услугу. Мы знаем такие заклятия, которые придадут силу рукам твоих воинов, а тебя самого сделают неуязвимым для вражеских стрел и копий.
      И Маглор ответил, что согласен, и с радостью примет подобную услугу, и спросил, как долго будет сохранять силу такое заклятие.
      - На время битвы, государь, - отвечала Келебриан. - Вели твоим воинам положить наземь оружие. Пока я буду творить заклятье, они должны стоять неподвижно.
      И она простерла руки к священному древу и запела песнь, слова которой эльдар были непонятны. Песнь была длинная, и сам напев был непривычен для слуха эльдар, но по мере того, как песня подходила к концу, воины чувствовали в руках как в руках прибывает сила. И когда песнь закончилась, и воины зашевелились, Келебриан вдруг опустилась на траву. Маглор же подбежал к ней и спросил, что случилось.
      - Нелегкое это дело - петь заклятья, - ответила девушка, - а сил нам Единый отпустил меньше вашего. И потому не будет ничего удивительного, если я вскоре уйду из этого мира. Идите в битву, пусть меч твой разит врагов без промаха. И прощай, Маглор, - с этими словами она тяжко вздохнула и закрыла глаза. Маглор же, обезумев от тоски, вскричал:
      - Где взять силы рукам моим, чтобы исцелить ее?
      И ответ пришел не замедлив. Ибо от одного лишь прикосновения Маглора Синие Глаза Келебриан ожила и встала. А он заключил ее в объятия и поклялся ей в любви, и в том, что возьмет ее в жены - но не раньше, чем вернется из битвы. Келебриан же отвечала, что в такое время можно обойтись и без свадьбы, но хорошо бы зачать дитя.
      - Тогда у тебя будет сын, который сможет отомстить за тебя, если тебя не станет, - сказала она. И Маглор согласился с ней, и она последовала за его отрядом, и во время короткой стоянки в Химринге они провели вместе ночь. После этого Келебриан вернулась в родное племя и по весне родила сына. Она дала ему два имени: одно на синдарине, другое на наречии халадинов... (конец утрачен)

КОММЕНТАРИИ

      Маглор Синие Глаза - дориатский эльф, дальний родич Тингола (через брак своей троюродной сестры с Галатилем, внуком Эльмо, младшего брата короля). Судя по всему, принадлежал к тем дориатским синдар, которые не разделяли стремления Тингола к полной изоляции и абсолютной власти в королевстве. Причиной его ссоры с королем был кинжал старой гномской работы, принадлежавший ранее его отцу Андору, который погиб на Амон Эреб. Вместе с Маглором из Дориата ушло немногим менее сотни синдар. Впоследствии они заключили союз с Маглором сыном Феанора и жили в его владениях. Маглор Синие Глаза сражался в Дагор Браголлах, и, видимо, погиб в этой битве или немного позже.
Келебриан

ИСТОРИЯ АНДРЕТ

пер.Д.Бромберг

     (начало утрачено)
      ...Андрет же была простой девой из Дома Беора. Ей пришлось ждать, и когда ей говорили, что она в гордыне своей избегает мужчин и тем наносит ущерб себе и своим родичам, она отвечала, что сердце ее ответит только одному. Раз посетил ее сам Фелагунд, старший из детей Финарфина. Долгой была их беседа, но о чем беседовали они - никто не знает. Фелагунд не стал задерживаться - у него были какие-то неотложные дела. А Андрет с того разговора сделалась молчаливой и замкнутой и еще больше отдалилась от родичей.
      Враг же не дремал, и вот грянула Дагор Браголлах, и Ард-Гален был выжжен до серого пепла, и пронесся слух о гибели Ангрода и Аэгнора. Однако Аэгнор был жив, но никто не заметил, как схватили его слуги Врага и, почти бездыханного, доставили в одно из своих тайных укрывищ. Там предстал он перед главнейшим из слуг Врага Гортхауром Майя, и Гортхаур лестью и посулами пытался склонить Аэгнора стать таким же слугой Врага, как и он сам. Но даже боль страшных ран и угроза пытки не сломили мужества Аэгнора, и гордо отвечал он Гортхауру:
      - Никогда не бывать тому, чтобы сын Финарфина стал предателем и прислужником Того, кого мы прокляли за его черные злодеяния.
      Моргот между тем прислал к Гортхауру своих гонцов, ибо тешил себя надеждой, что Аэгнор не выдержит и сдастся. Но узнав о том, что все попытки Гортхаура тщетны, приказал доставить пленника в Ангбанд. И Аэгнора привезли к нему, и Моргот говорил с ним - вначале ласково, затем угрожающе, и, наконец, потеряв терпение, сказал:
      - Довольно! Я вижу, ты упрям, словно твой родич Феанор. Твое упрямство пробудило во мне гнев, и сейчас ты узнаешь, что может сделать с каким-то ничтожным эльда Величайший из Айнур! Я придумал тебе тяжкое наказание - я лишу тебя феа, которая и делает тебя бессмертным эльда, и ты долго будешь угасать в подземелье без воды и пищи, страдая от ран. И когда ты умрешь, то дух твой не достигнет Залов Мандоса, но будет скитаться в беспредельной пустоте Эа.
      Аэгнор же в ответ плюнул ему в лицо, и с тем увезли его обратно, и приставили к нему отвратительного духа в женском обличье, Кхайрэн Энахит, которая мучила его расспросами о братьях и сестре Галадриэль и издевалась над ним, говоря, что она встречалась с Фелагундом, и он не мог устоять перед ее чарами, и что Галадриэль глупа и безобразна, только прячет то и другое под особой личиной, о которой неведомо никому, кроме нее самой и мудрой Кхайрэн, которой дано провидеть многое. И вот наконец тьма пала на разум Аэгнора, и стал он бредить и просить, чтобы к нему привели его возлюбленную Андрет. Кхайрэн же рада была причинить как можно больше зла Детям Илуватара в угоду своему повелителю, и послала людей и орков, верных Морготу, найти Андрет из Дома Беора. А Аэгнора они лишили света, отчего он ослеп - но в теле его было еще много сил, и он верил к тому же обещаниям Кхайрэн, что вскоре встретится с Андрет, милой его сердцу.
      Андрет в ту пору было уже немало лет, но она все еще помнила сына Финарфина и не переставала любить его. Но ей ничего не сказали, когда захватили ее - куда ее ведут и зачем. Кхайрэн же была рада помучить и Андрет, притворно предложив ей пойти и рассказать эдайн, что Моргот собирается вернуть им утраченное бессмертие. Затем, вдоволь насмеявшись про себя, она отвела ее к слепому Аэгнору, крикнув напоследок:
      - Воистину, вы теперь стоите друг друга. Он слеп и беспомощен, а ты стара и безобразна. Будь счастлива и радуйся, что он не может разглядеть твоего лица!
      Затем она приказал запереть двери темницы и велела оставить их там, и никому к ним не ходить, не кормить их и не поить. Но через какое-то время она решила удостовериться, что они мертвы, и пошла в подземелье, в сопровождении отряда воинов.
      И когда враги пришли посмотреть, что сталось с Андрет и несчастным Аэгнором, то нашли подземелье пустым. И долго гадали они, каким образом узникам удалось ускользнуть. И поняли они, что вмешались те силы, остановить которые не дано ни им, ни их господину. И устрашились, и бежали с воплями. И оттого пошло поверье, что всемогущий Эру Илуватар даровал Андрет и Аэгнору право второго рождения. Но как звали их во второй жизни - неизвестно. Но некоторые говорили, будто бы хроа их остались в том подземелье, и по воле Илуватара приняли тот вид, какой имели давным-давно в Дортонионе, когда Аэгнор впервые встретил Андрет. И будто бы врагов устрашило сияние, исходящее от тел, что покоились друг подле друга, сплетясь руками подобно новобрачным на ложе. Но мы не знаем, какой из этих рассказов ближе к истине.

КОММЕНТАРИИ

      История любви Аэгнора, младшего сына Финарфина, и Андрет, сестры Брегора из Дома Беора, излагается в философском диалоге "Речи Финрода и Андрет". Этот диалог подлинный - сохранились две его копии, сделанные в Нарготронде и датированные непосредственно 410-460 годами Первой Эпохи. Есть основания полагать, что он был записан самим Финродом.
      Что же до остальных событий, описываемых в этой части "Хроники", то достоверность их может быть подвергнута сомнению. Традиционно считается, что князья Дортониона Ангрод и Аэгнор погибли в первые дни Дагор Браголлах (весна 455 года ПЭ). Ни в одной эльфийской хронике Первой Эпохи нет сведений о том, что Аэгнор был взят в плен (см. "Квэнта Сильмариллион", "Серые Анналы", "Квэнта Нолдоринва" в серии "История Средиземья". В десятом томе этой серии помещены и "Речи Финрода и Андрет").
      Прислужница Моргота Кхайрэн Энахит упоминается только в этой хронике и повестях "Андрет" и "Квэнта Айканаро", включенных в раздел "Сопутствующие тексты".

Келебриан

ЗНАК ОГНЯ

пер.Д.Бромберг

      Вэстханэлет - так они называли себя. Были они многочисленны, и в Белерианд явились позже эдайн, и кожа их была темнее, нежели у эдайн, и речь не такая звучная. Они не знали ничего из того, что было известно эдайн, и жили замкнуто, не подпуская к себе чужаков. Так продолжалось, пока не грянули великие битвы, и тогда они разделились на два племени, одно из коих растворилось и навеки угасло среди других народов, а другое было заклеймено позором предательства. Но никто точно не знает, почему так получилось.
      Эльдар иногда засылали разведчиков в те земли - но разведчики обычно возвращались ни с чем: вестханэлет не отличались гостеприимством, и к тому же боялись вида эльдар, называя их нанга-тэ-хатт (что на их языке - вэстха - означало "белый призрак")... (лакуна в 29 строк)
      ...И просил Бор его уйти, оставить их в покое, ибо велико было смущение среди вэстханэлет. Эантар поднялся, чтобы уйти, но на прощанье сказал:
      - Прощайте, гордые люди с темной кожей. Но я чувствую, придет день, когда вам самим понадобится встреча с мудрейшими из нас.
      С этими словами Эантар ушел. Говорят, он был одним из тех, кто лучше других знал этот народ - но он пропал неведомо куда, и о нем ничего нигде больше не рассказывается...(лакуна в 34 строки)
      И в тот год был у короля Тингола странный гость, и все дивились его пытливости и знаниям, хотя был он очень молод. Но лишь немногие знали, что он - один из смертных, но не из эдайн, а из другой их ветви, и что его народу грозит тяжкая беда. И жители Дориата любовались его сумрачной красой - ибо был он красив, но иной была его красота, чем у эльдар или эдайн. Был он невысок, но силен, кода у него была темная, словно солнце обожгло и обуглило ее, и волосы его, спускавшиеся до плеч, были черны как ночь, и завивались в кольца. Говорили, что он был из того самого народа, который принес клятву верности эльфийским королям, но лишь половина их сдержала эту клятву, остальные же перешли на сторону Врага и навеки покрыли себя позором.
      Храфн - так звали этого предводителя смертных. Уходя, он благодарил Тингола за гостеприимство и полученные знания. Тингол же пожелал узнать, куда направляется юноша, и ласково спросил его об этом.
      - Мой путь лежит обратно в земли моего народа. Но скоро я вернусь, государь, и не один, а со своими сородичами, дабы заключить с вами союз, ибо только в том и вижу спасение наше от великой угрозы миру - от Врага, что притаился на севере.
      Так говорил он, но не вернулся более, и в Дориате его никогда не видели с тех... (лакуна в 61 строку)
      ... а было их всего трое. И первым взмахнул мечом тот, на ком была кольчуга с черным узором.
      - Эге-ге-гей! Хнэре-а-шетта! - они рубились так... (лакуна в 56 строк)
      После того было какое-то время спокойно в землях вэстханэлет. Но Враг не дремал, и недаром шел слух, будто слуги его наведывались в некоторые из селений смуглолицых и оставили там Вражьи знаки в виде "огненных стрел" - стрелы эти были сделаны из неведомого металла, который был темно-красного цвета, точно его только что раскалили в горне, и люди боялись брать их в руки. Но, дотронувшись, убеждались, что стрелы холодны и обжечься об них нельзя. Некоторые из мудрецов вэстханэлет качали головами и говорили, что эти стрелы не принесут удачи. "К чему нам знаки неведомо от кого, когда у нас есть свой знак. Его принес нашим предкам Крэи-на-хонк, Слуга Небесного Отца, спустившийся с неба. До сих пор он хранил нас от бед." И один из них вспомнил слова древнего пророчества, где говорилось о том, что знак этот имеет свою силу до тех пор, пока вэстханэлет сохраняют мир и согласие меж собой. Но слуги Врага были хитры и коварны, и увели с собой некоторых девушек вэстханэлет, обещая научить их тому, чего не знают ни мудрецы вэстханэлет, ни гордые эльдар. И вот сыновья Улфанга ... (лакуна в 31 строку)
      ...не ведал о том. А о Храфне из Эрлюн... (лакуна в 22 строки)
      ...когда предстал им Маэдрос сын Феанора, они пали ниц и молили его о помощи. И Маэдрос выслушал их предводителя - тот был мудр, хотя и молод годами, складно звучала речь его, и поведал он, как приходили к ним слуги Врага и что из этого вышло. И, окончив свою речь, он молвил, что надобно эльдар и его народу заключить соглашение. И приняли Маэдрос и Маглор от сего народа клятву в верности и нерушимой дружбе; обещали они друг другу помощь во всякой нужде и в военном деле. А вскоре разнеслась весть, что и к другим потомкам Феанора приходил такой же отряд, но будто бы из других мест, и там дело также закончилось принесением клятв и обетов... (лакуна в 19 строк)
      ...Но виною Улдора лихо было разбужено, и получилось так, что он побывал у Врага раньше, чем явились к эльдар гонцы вэстханэлет. И Моргот, узнав о союзе людей и эльфов, который собирал Маэдрос, усмехнулся, радуясь, что может погубить замыслы сыновей Феанора. Своими речами он опутал разум Улдора, говоря, что эльдар нужны лишь мечи вэстханэлет, но, случись беда, они тут же бросят своих союзников первыми. Так велика была сила его речей, что Улдор уверился в скрытом предательстве эльдар и спросил, что должно сделать, чтобы оградиться от зла. И Моргот, заранее... (лакуна в 16 строк)
      ...И вот в решающий момент битвы отряд Улфанга вдруг обратился против тех, на чьей стороне они должны были сражаться. И от рук их пало множество эльдар. Вождь же их, Улдор, навеки заслужил прозвище Проклятый. И, говорят, другой отряд смуглолицых людей храбро сражался под знаменем Маэдроса сына Феанора, и погиб весь, до последнего воина. И среди них, говорят, был тот, кто приходил некогда в Менегрот к Элу Тинголу, и на шее у него висел приметный и дивный знак в виде блестящего треугольника.
      А некоторые рассказывают еще и такое: будто бы он был еще жив, когда битва завершилась, и лежал тяжко раненный, в беспамятстве. И один из орков, грабивших мертвецов, протянул было руку к его знаку, как вдруг из знака ударил горячий луч и пронзил орка насквозь, и тот сразу упал и умер. А знак потускнел и рассыпался в прах, и носивший его вздохнул лишь раз и скончался. И рассказывают, что так произошло потому, что он вложил в луч все свои оставшиеся силы. А те из смуглолицых, кто остался в живых, совершенно переменили веру и обычаи, и о чудесном знаке в виде треугольника среди них ныне не помнит никто.

КОММЕНТАРИИ

      Этот текст находился в худшем состоянии по сравнению с остальными. В этом месте рукописи многие страницы имеют как бы обгоревшие края (четыре страницы, видимо, сгорели - в этом месте отмечена лакуна в 97 строк), что заставляет предположить, что текст мог быть переплетен в книгу гораздо позднее прочих текстов и фрагментов, поскольку такое состояние страниц отмечается только в этом тексте, а также наводит некоторых суперкритически настроенных исследователей на мысль, что и само понятие "Хроника" - чисто условно и появилось уже в Гондоре, а не в Нуменоре, как было сказано в предисловии от редакции.
      Произношение и транскрипция неэльфийских слов (они выделены курсивом) в данном тексте и далее в текстах "Хроники" и Приложений выверены по последним исследованиям языка вэстха. В оригинальной рукописи они записаны тэнгваром с подробными пояснениями о произношении.
      В тексте имеются явные несоответствия тому, что было до сих пор известно об отношениях эльфов Дориата с людьми. Известно, что ни один смертный до Берена не проникал в Дориат, а описываемый здесь визит Храфна в Менегрот по времени ему предшествует (как минимум на три года). Можно предположить, что здесь произошла ошибка: либо Храфн был принят в Дориате уже после возвращения Берена и Лютиэн, либо он побывал не в самом Менегроте, а у стражей границ Дориата, которые относились к людям весьма доброжелательно.
      Эантар - дориатский эльф, один из Странников Белерианда. Упоминается в "Книге Странников".
      Храфн - человек из народа вэстханэлет (вастаков клана Бора).

Келебриан

СКИТАНИЯ СЫНОВЕЙ ДИОРА

пер.Д.Бромберг и К.Кинн при участии А.Хромовой

      О том повествует эта легенда, что погиб прекрасный Дориат, и пал король его Диор Элухиль. Увы! Тяжкие настали времена, и Проклятие Нолдор пробудило новые распри. Жестокое сердце Карантира сына Феанора пронзил Диор своим светлым мечом, но слуги Карантира тотчас окружили его, и погиб Диор от их оружия. А прекрасная жена его Нимлот пыталась бежать с сыновьями Элуредом и Элурином. Но напрасно! Ибо и ее настигли мечи слуг убитого Карантира, а сыновья Диора были слишком слабы и юны, чтобы владеть оружием. И такая жестокость пробудилась внезапно в сердцах нолдор, что решились они на неслыханное доселе злодейство: бросили несчастных детей Диора связанными в лесу, надеясь, что так и сгинет "Тинголово отродье". Избегнуть гибели удалось лишь Эльвинг, дочери Диора, которой было всего лишь десять лет от роду. По слову Диора ее укрыла Галадриэль, сестра Финрода, а супруг ее Келеборн по приказу короля увел из обреченного Дориата тех, кого еще можно было спасти. Галадриэли же доверил Диор Наугламир, драгоценное Ожерелье Гномов, в которое вправлен был Сильмарилл.
      Рассказывают, что узнав о содеянном слугами Карантира, брат его Маэдрос разгневался и послал охотников отыскать сыновей Диора, но этого им сделать не удалось, и Маэдрос был опечален, и отныне не только Проклятыми и Лишенными Наследства стали звать сыновей Феанора, но и Убийцами Детей.
      Однако сыновья Диора не погибли. Им удалось освободиться от пут, однако у них не было ни оружия, ни припасов, и они не решались вернуться в захваченный Дориат. Потому решили они выбраться из Дориата и отыскать дорогу на юг, к Устью Сириона, где были поселения эльфов. Однако они не знали дороги, и вышли к Сириону севернее.
      Внезапно Элуред, старший, почувствовал некий смутный зов, и последовал ему. Голос, сходный с гулом вод, звал его на запад. Братья перешли Сирион по старому мосту у впадения в него Эсгалдуина. Дальше начинались пустынные и опасные земли. Вскоре им попалось брошенное много лет назад поселение, оставленное эльфами после разгрома Нарготронда. Там нашли они себе луки и кинжалы, и могли добывать пропитание охотой.
      Путь их на запад был долог и труден. Кругом шныряли шайки орков, и от одной такой банды братьям пришлось бежать в горы. Это случилось уже когда они были недалеко от горы Тарас. Несколько дней им пришлось пробираться по каменистым осыпям и кручам. Тут изменила удача сыновьям Диора. Элуред оступился, упал с крутого склона и разбился насмерть. Брат его Элурин похоронил его и долго сидел у могилы, сломленный горем и усталостью. Вдруг ему показалось, что он слышит мерный гул, в котором ясно различим призыв. И он встал и пошел туда, куда звал его Голос.
      Так вышел он к берегу Белегаэра Великого, и с вершин гор во всем своем блеске и великолепии открылось ему Море. Волны увидел он, гальку и белый песок у жемчужной кромки прибоя, и слух его наполнился резкими криками чаек. А из водных глубин явился ему сам Ульмо, Владыка Вод, и заговорил с ним. Элурин пал перед ним ниц, но Владыка Вод молвил:
      - Элурин, встань и внемли! Я звал вас, но власть моя ослабела в этой земле и воды рек отравлены. И потому лишь ты смог одолеть этот путь. И тебе поручу я дело, для которого избрал сыновей Диора.
      - Я слушаю, Владыка! - отвечал Элурин, и голос его пресекся от волнения.
      - Ты пройдешь берегом до узкого залива на севере, который называется Дрэнгист. И залив выведет тебя в землю, которая зовется Хитлум.
      - В Хитлум? Но, Владыка, там же нет эльдар!
      - Верно, там живут люди. Не атани - другое племя.
      - Племя злобных вастаков!
      Улыбнулся в ответ на этот возглас Ульмо и ответил так:
      - Я вижу, вам немало рассказывали о народах, живущих по соседству с эльдар. Только такие ли уж они злобные? Нет, Элурин, они по-своему несчастны, как и все, кто когда-либо доверился Врагу и был безжалостно обманут им. И вастаки - лишь прозвище, данное им теми, кто не знает их языка; сами же они называют себя по-другому. Так вот, иди же к ним. Ты поможешь им, а они помогут тебе.
      - Да, но как я узнаю их? Что скажу им?
      - Я укажу их тебе, и вложу нужные речи в уста твои.
      Элурин же колебался, видя перед собой свой жребий, но наконец сказал:
      - Я пойду к ним, Владыка.
      И еще долго он смотрел вслед исполинской фигуре, легко шагающей по волнам, пока очертания ее не расплылись в блеске вечернего солнца на поверхности Моря.
      И снова предстоял ему долгий путь, но теперь удача сопутствовала ему. Так через много дней пути Элурин сын Диора пришел в земли Хитлума. Там по- встречал он людей.
      Они называли себя вэстханэлет, и были из народа Улдора Проклятого (1). Вождем этого клана был Нэрган (2), сын Улкхара (3), павшего в Нирнаэт Арноэдиад, когда воины Улдора предательски повернули мечи свои против эльфов, а воины Бора остались верны клятве. А надо сказать, что старший сын Нэргана, Улкхар, погиб на охоте. И Нэрган принял в свой дом Элурина и поверил его словам. Младший сын Нэргана звался Лахкан (4), и когда он вырос, то стал побратимом Элурина.
      Когда Нэрган умер, Лахкан стал вождем, и всюду - в бою ли, на охоте или в совете был рядом с ним Элурин, и Лахкан многому у него научился, и сверстники его тоже. Это не по вкусу было многим старейшинам, но все видели, что Кхаларэну рих-Нэрган (5) учит лишь доброму. Однако многие видели также, что Элурин не меняется со временем, и выглядит юным, хотя сверстники его давно уже поседели, и у них родились внуки. Но Элурин не избрал себе жены, хотя многие хотели бы породниться с ним.
      Лахкан полюбил Эйту (6) и взял ее в жены. У них была единственная дочь, которую назвали Датту (7). Вскоре после рождения ее Эйта умерла, и Лахкан долго горевал, и не женился снова. Датту выросла красавицей, и многие юноши хотели бы взять ее в жены, но сердце ее обратилось к Элурину, и он тоже полюбил ее. Когда Элурин женился на ней, Лахкан сказал: "Вот, люди вэстханэлет, вижу я, что не будет у меня сыновей, но пусть внуки мои наследуют мне! Пока же, если умру я, да будет наследником моим Кхаларэну рих-Нэрган."
      Элурину хорошо жилось среди этих людей, но мысли о том, что он видел и слышал на берегу Моря, не давали ему... (лакуна в 9 строк)
      ...отправился на охоту и собаки его подняли белого оленя. Два дня гнался он за ним, и к вечеру потерял его след. Тогда он остановился на ночлег у ручья, решив наутро возвращаться. И во сне он слова услышал мерный гул волн и призывный крик чаек. И привиделось ему во сне, что он снова стоит на берегу моря, волнующегося перед надвигающейся с запада грозой. Могучая волна нависла над берегом и разбилась о скалы, и Владыка Вод поднялся из нее в своем истинном обличье. Высокая серебряная корона венчала его длинные кудри, подобные морской пене, из-под серого плаща, сходного с облаком тумана, чешуей серебристой рыбы блистала кольчуга. Элурин застыл в благоговейном ужасе.
      Владыка Вод остановился по колено в воде и заговорил:
      - Привет тебе, Элурин сын Диора!
      Элурин лишь молча поклонился ему.
      - Время пришло, - молвил Ульмо. - Настала пора тебе исполнить то, ради чего послан ты к народу вэстханэлет. Ибо немного лет осталось Западным Землям, и бездна морская поглотит все земли западнее Гелиона, и Белегаэр будет катить бесконечные волны там, где были Хитлум, и Нарогард, и прекрасный Дориат, и сожженная равнина Анфауглит. Уводи свой народ на восток, за Эред Луин.
      - Но... Владыка! Кто же последует за мною? Кто поверит мне?
      - Веришь ли ты мне? Согласен ли исполнить мою волю?
      - Да, Владыка!
      - Они пойдут за тобой, не бойся.
      Огромная волна хлынула на берег, и Владыка Вод исчез. Тут Элурин проснулся с бьющимся сердцем и увидел, что уже утро, и он все там же, где расположился на ночлег, но у ног его лежала морская раковина.
      Он вернулся в селение вэстханэлет и поведал обо всем Лахкану. Тогда собрался весь народ на совет, и Элурин говорил перед ними, и казалось ему, что не сам он произносит слова, но иной голос вещает его устами. И вэстханэлет поверили ему.
      На следующий год весь народ Нэргана отправился в путь. Звали они с собой и людей других кланов, но те лишь посмеялись над ними. Путь народа вэстханэлет был тяжел и долог, и многие погибли в пути, и они потеряли много скота - а скот был главным богатством этого народа. В стычке с орками убит был Лахкан, и Элурин стал вождем вэстханэлет по праву. И много они терпели несчастий. Но все же шли за Элурином, и наконец увидели впереди равнины Эриадора.
      Сначала они осели в предгорьях Эред Луин и прожили там не один год, почти позабыв причину своего переселения. Но однажды содрогнулась земля, и небо на западе полыхнуло багровым огнем. Поднялись тучи пепла и застлали небо, а потом пошли дожди, и черными были они от пепла. И тогда сказали они:
      - Пойдем дальше на восток. Земля дрожит, и мы боимся, как бы она тоже не рухнула в бездну вод.
      И Элурин увел их еще дальше на восток, и они поселились в северных предгорьях Хитаэглир, в долине, огражденной двумя горными отрогами. Ноги их были натружены долгим переходом, но сердца исполнились радости, и сказали они:
      - Да будет здесь наш дом!
      Там поставили они город, которому дали имя на языке эльфов Форомбар (8).
      Люди вэстханэлет жили в долинах Атлахкари (9) - так называли они эти места - много лет беспечально. Соседями их были эльфы и люди, никогда не бывавшие в Белерианде. С эльфами вэстханэлет не враждовали, хотя и держались в стороне от них, да лесные эльфы и сами не вмешивались в дела людей. Дикие же племена горцев и жителей лесов к востоку от гор считали вэстханэлет народом великим и могущественным, ибо те знали много такого, что неведомо было чуждавшимся эльфов.
      Однажды весной неведомо откуда пришли к Атлахкари враги, которых вэстханэлет в большинстве своем знали только по рассказам стариков - то были орки. Напав ночью, они разорили селения в долине Гантах (10), и убили всех детей, и женщин, и стариков. В долине той правителем был Улкхар, старший сын Элурина, и рассказывают, что в бою он был ранен, и его единственного взяли орки в плен.
      И велели ему под угрозой страшных мучений провести их тайными тропами к городу Форомбару. И Улкхар сказал:
      - Да будет так. Я проведу вас тайными путями.
      И он привел их через три перевала и две реки в долину Эртхан (11), где никто не жил, и из которой не было второго выхода. И там ждала орков засада, ибо Элурин и младший сын его Индор разгадали замысел Улкхара. И воины вэстханэлет, пылая гневом и местью, истребили всех орков, хотя и немалой ценою заплатили они за победу, ибо орков было вдесятеро больше. В той битве черная стрела сразила Индора. Улкхар же принял страшную смерть от исчадий бездны.
      Павших в той битве воинов схоронили в долине Эртхан, и насыпали над ними высокий курган, который зовется и поныне Тирн Атгар - Курган Славных (12), а долина с тех пор стала зваться Ойн Улкхар - Долина Улкхара, или Ойн Нигет - Долина Слез (13).
      Трупы же орков скинули в пропасть, и зовется та пропасть Провалом Мрака... (здесь утрачена страница)
      ...Элурин прожил долгую жизнь, и был окружен почетом и уважением. И хотя были и такие, кто ворчал, сетуя, что ими правит вождь, который наполовину нанга-тэ-хатт (14), никто не пытался оспорить его власть.
      Сам же Элурин чувствовал, что пребывание в Средиземье становится невыносимым для него. Душу его снедала тоска по морским волнам, и все чаще глядел он в сторону Запада, повторяя:
      - О, если бы мог я уйти и направиться к Морю; если бы мне взойти не прекрасный корабль, что унес бы меня к той Благословенной Земле, где жилища Владык Арды и где нет ни скорби, ни усталости. Увы мне, несчастному, ибо жребий мой ныне давит на мое сердце тяжким камнем! О, если бы только услышали меня великие Валар!
      Однажды на рассвете, когда Элурин сидел без сна в своих покоях, в раскрытое окно ворвался ветер, и ему показалось, что он несет запах моря. И снова в сердце своем услышал он гул моря и голос, зовущий его:
      - Восстань и внемли! Долг твой исполнен и срок истек! Пора!
      И Элурин шагнул навстречу ветру, который унес его, подобно сухому листу.
      Наутро его нигде не нашли, и стали говорить, что это Небесный Отец забрал к себе Кхаларэну Мудрого.
      У Элурина было два сына, и оба они погибли в войне с орками. Старший сын его, Улкхар, жил в горной долине, и орки убили всю его семью. Младший же, Хэарт, звавшийся по-эльфийски Индор, поклялся отомстить и тоже погиб (15). Сыновья его были Лахкан, которого он по-эльфийски назвал Энэрдилом, и Нэрган, и Элурин воспитывал их. Но когда исчез Элурин, заговорили те, кто был недоволен, что Лахкан станет правителем, и те, кто не любил эльдар. Братья не стали спорить за власть, порешив уйти в горы, но ненавидевшие "белых призраков" решили предать их смерти, и послали за ними воинов. Старший сын Индора был силен и ловок, и искусно запутывал следы, уходя от погони. Нэрган же был еще ребенок, сил у него было мало, и это очень их задерживало в пути. А припасов у них совсем не было, и вот однажды Лахкану пришлось оставить Нэргана там, где они заночевали, укрывшись под вывороченными корнями огромного дерева, и охотиться, чтобы добыть пропитание себе и брату, который очень ослаб от долгой дороги и от того, что им не хватало пищи. А вернувшись, Лахкан не нашел брата, и стоянка их была разгромлена, а по земле тянулся кровавый след. Горе выжгло душу Лахкана, и он исполнился ненависти к тем, кто гнался за ними, так что когда оставшиеся в засаде воины попытались схватить его, он с такой яростью бросился на них, что они отступились и бежали. Лахкан же в душе поклялся, что никогда более не вернется в Форомбар и проклял его... (лакуна в 11 строк)
      ...одиноко, не ища ни с кем встречи.
      А проклятие Лахкана стало сбываться. В последующие три года беды следовали одна за другой - заморозки погубили посевы, мор напал на овец, появилась какая-то странная хворь, дикие звери стали нападать на охотников, а в горах к северу от города появились волколаки. Не было мира и между людьми, раздоры не утихали, а суд вождей был несправедлив и пристрастен. Тогда стали говорить: "Вот, мы нарушили обычай, и нет у нас правителя. Злое дело свершили мы, убив Нэргана рих-Кхаларэну, сына Индора! Исправим же его - призовем править Лахкана, ибо он хоть и юн годами, но мудрее иных вождей, как и его дед."
      А другие говорили: "Разве не сын он Индора, который пал в битве со славой, и не племянник Улкхара, который спас наш народ, и не внук и воспитанник Кхаларэну, который долгие годы вел нас? Разве не из рода он Улфанга, от Улкхара Юного, Нэргана Мудрого, Лахкана Вождя Воинов, Датту Прекрасной?"
      И однажды к жилищу Лахкана пришли семь воинов. Он вышел им навстречу без оружия и сказал:
      - Уходите! Или вы не боитесь порчи, которую может наслать "белый призрак"?
      Вместо ответа воины опустились на одно колено, а мечи положили наземь, острием к себе. То был знак, каким принято у вэстханэлет приветствовать нового правителя. И один из воинов сказал:
      - Твой брат уже отомщен. Мы умоляем тебя простить нас и вернуться!
      Но Лахкан молчал. Тогда заговорил другой воин:
      - Мы понимаем, как велико твое горе, мандхар... (16)
      - Не зови меня так! - воскликнул юноша. - Я не смогу быть правителем тех, кто предал смерти моего деда и брата!
      Ибо он считал, что Элурина, которого звал он часто отцом, убили те же, которые убили и юного Нэргана, чтобы захватить власть. Так что посланные вернулись ни с чем, и город погрузился в печаль.
      Спустя несколько дней во сне Лахкан услышал голос Элурина, зовущий его по имени:
      - Прости им, Энэрдиль. В неразумии и жестокости убили они твоего брата, но они не приложили руки к моей гибели. Владыки Запада послали за мной ветер, и он унес меня к Благословенным Берегам.
      - Отец! - воскликнул Лахкан. - Они хотят, чтобы я вернулся!
      - Да. Ты должен вернуться, сын мой.
      - Но Нэрган...
      - Я знаю, Энэрдиль. Когда-то я тоже потерял родичей и остался один. Но таков долг и предназначение нашего рода. Народ, который был враждебен моему, принял меня. Вернись к ним, стань их правителем, и пусть после тебя правителем станет твой сын.
      - Отец!
      Но только вой ветра ответил ему. Налетел вихрь, и под его напором хижина Лахкана не выдержала и рассыпалась. А ветер тотчас же стих. Наутро Лахкан увидел с гор белые... (лакуна в 23 строки)
      ...Когда мы повстречались, предводитель пограничной стражи ответил на приветствие по-эльфийски, на языке синдарин, чему мы удивились, ибо эльфы, живущие на севере Эриадора и за горами, принадлежат к лайквэнди и таварвайт и говорят на своем наречии. Они проводили нас в свой город, который называется Форомбар, и там от мудрых и ученых людей народа вэстханэлет я услышал эту историю, ее же теперь излагаю... (лакуна в восемнадцать строк)

* * *

      [Предположительно более поздняя запись, сделанная в стиле Королевского Скриптория Форноста XI-XII вв. ТЭ на вставном листе]
      ...говорили на этом языке редко, но вели летописи, записывая их рунами. Эльфов они не боялись и не избегали встреч с ними, хотя и не стремились к ним. От этого народа впоследствии произошел Народ Холмов Рудаура, а часть их смешалась с нуменорцами, поселившимися у озера Нэн-уйал. Еще и теперь потомки этого народа живут у северной оконечности Мглистых Гор, сохраняя свой язык и обычаи.

* * *

      [Дополнение, внесенное предположительно переписчиком "Хроники" во времена Тар-Палантира]
      Рассказывают, что государь Алдарион во время одного из путешествий в Средиземье пересек Эриадор, и на севере, в предгорьях Мглистых Гор, обнаружил довольно многочисленное людское племя. Люди эти не были потомками эдайн: они были смуглолицыми, узкоглазыми и низкорослыми [по сравнению с нуменорцами,- прим. перев.], так что, по-видимому, они принадлежали к народу вастаков. Но люди из рода вождей этого племени выглядели иначе. Они были высокие, светлокожие, и глаза у них были большие и серые; так что их можно было принять за нуменорцев, потомков народа Беора. Но еще более дивился Алдарион тому, что языком мудрости и преданий им служил синдарин. Когда он спросил этих людей о причинах этого, они поведали ему вышеизложенную историю, и он записал ее слово в слово.

РОД ВОЖДЕЙ ВЭСТХАНЭЛЕТ

  • Улкхар сын Улфанга Юный
  • Нэрган сын Улкхара Мудрый
  • Улкхар сын Нэргана (погиб в юности)
  • Лахкан сын Нэргана Вождь Воинов
  • Датту дочь Лахкана Прекрасная, жена Элурина
  • Улкхар сын Элурина, его сын Кхалар (17), дочери Айдан (18) и Хаттэ (19) (все погибли)
  • Индор сын Элурина (погиб)
  • Лахкан Энэрдиль сын Индора Справедливый
  • Нэрган сын Индора (убит)
  • Кхалар Элион сын Лахкана Светлый (20)

ПРИМЕЧАНИЯ

      1) Бор, Улдор и другие, известные по "Сильмариллиону" имена вождей вэстханэлет - имена не настоящие, а данные им эльфами, настоящие же имена остались неизвестными. Исключением является Борлах, - это его настоящее имя, которое имеет вполне прозрачную этимологию: *bhor/*bhar - "покой", "порядок"; lah <*hlahta, "нести". Прочие имена эльфийского происхождения; возможно, даны по созвучию с именем Борлах и вэстхийским корнем uhl, встречающимся в именах "Улкхар" и "Улхаэст".
      2) Нэрган - Nergan < *knaiwyrgan. Основа knaiw- встречается в имени Кнайвэ ("подобная мужу"). Yr - древний союз со значением "как". Корень gan имеет значение одновременно "оружие" и "твердость". В результате имя Нэрган примерно соответствует русскому выражению "кремень-мужик".
      3) Улкхар - корень uhl, созвучный синдарскому ul, на вэстха означает "высокий", "долгий", "длинный", khar - <*akhra, "нога". Имя "Улкхар" означает, таким образом "длинноногий" - Улкхар был сравнительно высокого роста, хотя в целом вэстханэлет, были, конечно, не намного выше самых высоких гномов.
      4) Лахкан - Lahkan<*lakkanu, ручей, водный поток. По странному стечению обстоятельств достаточно символичное имя, поскольку Элурин и все его потомки были связаны с Владыкой Вод и его покровительством.
      5) Кхаларэну рих-Нэрган - "Элурин воспитанник Нэргана". Рих (<*ri-thae) - воспитанник или приемный сын, иногда также ученик. Внуков Элурина часто называли Лахкан рих-Кхаларэну и Нэрган рих-Кхаларэну, ибо после гибели Хэарта (Индора) Элурин заменил им отца. Строго говоря, они и называли его отцом.
      6) Эйта - "легкая", "подвижная" (м.р. вероятно *еjhtan)
      7) Датту - Dattu <*dhaytuh. Корень dha имеет значение "вода, водный поток". Ytuh - древний корень со значением "гнать".
      8) На полях против этой фразы рукой гондорского летописца сделано примечание на адунаике: "Позже город этот стал вместилищем зла и исчадий тьмы, и по его изменившемуся имени весь этот край стал называться Ангмар". Запись поздняя, так как само по себе понятие "Ангмар" появилось не ранее середины ТЭ. Синдарское название города говорит о том, что в тот момент синдарин уже прочно укоренился в народе вэстханэлет в не только в качестве языка высокой культуры, но даже спустился до разговорного уровня. Это позволяет сделать некоторые выводы касательно роли Элурина как культурного героя, посланного божеством для спасения целого народа (собственно, при первом же взгляде на текст эта сторона деятельности Элурина среди вэстханэлет видна как на ладони.)
      9) Атлахкари - этимология этого слова почти ясна, за исключением флексии -ri, которая однозвучна корню ri - "мальчик". Aht - "славный/доблестный" или "знаменитый, известный", или "хороший"/"пригодный". Lahka- <*lakkanu (см. выше). Примерное значение слова - "Местность с хорошим водопоем".
      10) Гантах - субстантивированное причастие от глагола ghan - "лежать". Буквальное значение - "Лежбище, Стойбище".
      11) Эртхан - этимология и значение неясны.
      12) Тирн Атгар - tirn - "холм", "курган", ahtgar - "слава", "честь", "доблесть", "известность", от aht (см. выше). Ср. арнорское название Могильников - Тирн Гортад.
      13) Ойн Нигет - ojn nighet, Долина Слез. Nige - слеза.
      14) Нанга-тэ-хатт - nanga-tae-khatth. Nanga - одно из прилагательных, которые дошли до нас в древнем виде. Tae (это слово правильнее было бы писать через так называемую "лягушку") <*nteha, древний утраченный глагол, в современном Элурину варианте превратившийся в связку со значением движения. Khatth<*khattahu, дух, привидение, призрак мертвеца, перен. облако.
      15) "...Хэарт, звавшийся по-эльфийски Индор" - эльфийское имя Хэарта вряд ли было общеупотребительным - скорее домашним, как и эльфийское имя Лахкана (Энэрдиль). Имя неясной этимологии и значения.
      16) мандхар - титул правителя вэстханэлет.
      17) Кхалар - по-видимому, усеченное "Кхаларэну"; результат приспособления этого имени к вэстхийской фонетике.
      18) Айдан - ajdan "блеск" (такое имя часто давали девушкам с глазами более светлыми, чем обычно - возможно, старшая внучка Элурина унаследовала от него серые глаза).
      19) Хаттэ - <*khattahоen, "душа", редк. уменьш. "душенька".
      20) Судя по всему, в роду Элурина стали давать двойные имена: первое - на вэстха, второе - эльфийское, и обычай этот постепенно распространился среди знати. При этом имя Улкхар исчезает из родословных как несчастливое.

Келебриан

КОММЕНТАРИИ

      Авторство вышеприведенного текста приписывается Тар-Алдариону, и, видимо, справедливо. В таком случае, время его написания - конец IX в. ВЭ. Эта история позволяет по-новому взглянуть на историю образования Арнора, поскольку там во времена Первой Нуменорской Колонизации встретились люди двух культур, ведущих происхождение из одного источника, для которых было нормой дружественное отношение к эльфам и бережное сохранение памяти о прошлом. Не последнюю роль в предполагаемом союзе могло сыграть общее происхождение нуменорских королей Рода Элроса и Правителей вэстханэлет, ведущих род от Элурина.
      В каком-то смысле вэстханэлет повторяли историю Нуменора, хотя и иначе. Аналогия напрашивается сама собой: чудесное спасение народа, благословенный валар правитель, основатель рода (полуэльф, что немаловажно), эльфийский язык в качестве языка мудрости и книг.
      Можно предположить, что нуменорские поселения в Северном Эриадоре, которые всегда были намного малочисленнее южных (гондорских), в немалой степени опирались на поддержку вэстханэлет. Кроме того, до X в. ТЭ Арнор не вел таких упорных войн, как Гондор. С XI века Третьей Эпохи Арнор становится объектом приложения сил Мордора. В силу не вполне ясных причин северные земли к западу от Мглистых Гор объединились в сильное государство, называемое Ангмар. Теократическим правителем Ангмара стал предводитель Кольценосцев Саурона - первый из них, предположительно, нуменорец высокого (не исключено, что королевского) рода. Начались раздоры между арнорцами нуменорского происхождения, Народом Холмов (Рудаур) и потомками вэстханэлет, которые и привели в конечном счете к гибели Арнора.
      В таком случае нет ничего удивительного, что после многовековой вражды Арнора и Ангмара свидетельства древнего родства - как письменные, так и устные - стали забываться, а возможно, даже преследоваться.

Келебриан и Эленхильд

ИНГЛОР ВОСПИТАННИК НОЛДОР

пер.К.Кинн

      Инглор был сыном Гилнора Светлого из Дориата и Ирит Нарготрондской, чье имя на Высоком Наречии было Ириссэ. Однажды Гилнор ушел ненадолго из Дориата, но назад не вернулся. Вскоре стали говорить, что его убили орки, которые даже в годы Осады Ангбанда проникали в Восточный Белерианд. Но Ирит не поверила этим слухам.
      Как-то раз Ангрод сын Финарфина гостил в Менегроте, и увидел юного Инглора. Мальчик восхищенно взирал на воина-нолдо, и попросил князя взять его к себе в дом и научить сражаться. А среди эльфов было принято отдавать детей, когда те повзрослеют, на воспитание. Ангроду полюбился юный Инглор, и он посадил его себе на колени, назвав своим приемным сыном. Ирит испросила у Тингола согласия и поселилась вместе с сыном в Бар-эн-Эмин в Дортонионе.
      Многому научился Инглор сын Гилнора у князей Золотого Дома, и многие постиг искусства, ведомые нолдор. Сделался он духом подобен пришельцам из-за Моря и перенял их речь и повадку. И стали говорить, что даже обликом стал он походить на князей Золотого Дома, как если бы был кровной родней им.
      Когда стал он взрослым, Ирит вернулась в Дориат и жила там вместе с Галадриэлью, сестрой Финрода Нарготрондского. А Инглор пришел к приемному отцу своему и сказал:
      - Странником был отец мой, и к странствиям склонно сердце мое.
      И Ангрод позволил ему уйти, хоть и было ему тяжело расставаться с Инглором, и сказал на прощанье:
      - Иди, осэльдо* . Но двери дома моего всегда открыты для тебя.
      И подарил ему Ангрод арфу со струнами из звездного серебра, ибо Инглор был искусным певцом.
      Много земель обошел Инглор Воспитанник Нолдор, был он и у гномов, и у нолдор, и у синдар, и у лаэгиль, и у данас. Возвращался он в Дориат, к матери своей, и снова покидал ее ради странствий.
      [лакуна в 46 строк]
      ...Тангродрим. В мрачных штольнях рабы добывали ему самоцветы и руды. Многие эльфы изведали в те годы горький жребий. Немногим удалось вернуться потом к родичам своим, и печальным бывало возвращенье... (лакуна 16 строк)
      ...он смог проникнуть в подземные ходы... (большая лакуна, две страницы испорчены)
      ...- Эльдар зоветесь вы, Народ Звезд, так вспомните о тех сородичах ваших, кто лишен их света! Тяжки цепи Ангбанда, жгучи бичи балрогов, нет избавленья от страданий!
      Внемлите словам моим, владыки нолдор! Вы, сыны Феанора, ради мести обагрившие клинки кровью родичей, обратите мечи против оплота зла! Маэдрос, разве не довольно изведал ты страданий в плену? Что медлишь? Курятся пики Тангородрима, немолчно стучат молоты в кузнях, к битве готовятся полчища орков.
      Ты, Инголдо-финвэ, нолдор верховный король! Вели трубить в трубы, сбирать дружины, ибо час битвы близок! Слышишь ли стенания узников, которые ждут избавления из туманного Хитлума?.. (лакуна 7 строк)
      ...синдар владыка! Пусть луки натянут, пусть острые стрелы мечут во вражье воинство синдар-охотники. Не время раздорам, не время розни меж эльфами... (лакуна 21 строка)
      [далее не хватает как минимум страницы]
      ...когда Инглор увидел его израненного, лежащего без сил, тотчас гнев утих в его сердце, и Инглор перенес несчастного в свою землянку, надежно спрятанную под корнями большой ели. Там он ухаживал за Хальтеном, и тот постепенно пришел в себя и набрался сил. Однако не было добра в его душе, и не благодарность испытывал он в ответ на заботу Инглора о нем, но лишь черную злобу, что росла день ото дня. И однажды Инглор, вернувшись с охоты, нашел свою землянку пустой. На ложе из веток и шкур, которое Инглор устроил Хальтену, лежал кусок коры, исписанный рунами, похожими на руны Даэрона: "От тебя я не приму помощи. Я бы и ранее не принял ее, но ты воспользовался моей слабостью. Будь же ты проклят за это! Да падешь ты от рук нолдор, которых так восхваляешь! И знай - отныне мы враги навеки, от того, что ты так поступил со мною". Инглор только усмехнулся про себя (лакуна в 9 строк)...
      ...но на этот раз он был мертв.
      - Твое же проклятие настигло тебя, Хальтен, - молвил Инглор, - ибо за заботу не платят враждою.
      И он похоронил Хальтена. Но злое проклятие настигло и его... (лакуна в 14 строк)
      (страница попорчена, разобрать можно только несколько строк)
      ...и мечи их скрестились. Тут взглянул Маглор в лицо своему противнику, и поразился сходству его с Финродом, которого любил всем сердцем. И отступил сын Феанора... (лакуна в 4 строки)
      ...когда же настало время погребения, увидел Маглор его среди мертвых. Тогда спросил он у жителей Гаваней, кто таков этот светловолосый эльф, и ответили ему: "Он рожден в Дориате. Звали же его Инглор Воспитанник Нолдор, ибо был он приемным сыном Ангроду сыну Финарфина"... (снова лакуна)
      ...Ибо таковы были страх и смятение тех дней... (здесь рукопись обрывается, вероятно, не хватает нескольких листов)

КОММЕНТАРИЙ

      Этот текст принадлежит к наиболее архаичным частям "Хроники". Язык этой части - синдарин с сильным влиянием нолдорина. Из исходного текста сохранилась едва ли треть, и совершенно неясна роль Инглора в событиях, равно как и сами события. Неясно также, каким образом связан этот текст с "Повестью о Гельмире и Гвиндоре".
      Инглор Воспитанник Нолдор по другим источникам неизвестен. Можно, однако, предположить, что Гилдор Инглорион, беседовавший с Фродо Торбинсом на его пути из Хоббитании в Раздол, является его сыном.
      Хальтен - судя по плохо восстанавливаемым обрывкам, которые не включены в данное издание, был эльфом, но воспитывался у гномов. История его встречи с Инглором и их отношения остаются неизвестными.

Эленхильд


* осэльдо - приемный сын (квэнья) [прим.перев.]

ИСТОРИЯ РУКОПИСИ

      "Хроника" была переплетена в один том с несколькими другими рукописями, написанными в разное время. Эти рукописи представляют собой произведения, близкие по жанру к нарн, хотя они написаны прозой. Датировка повестей весьма затруднительна. По стилю исполнения и письма можно предположить, что они были переписаны в Третью Эпоху, но на старинный нуменорский манер, чтобы соблюсти соответствие основному тексту "Хроники". Время же собственно создания их определить практически невозможно.
      Все эти повести явным образом написаны на сюжеты "Хроники", но определить, была ли их источником именно "Хроника", не представляется возможным. Можно лишь с уверенностью сказать, что они написаны не ранее первых столетий Второй Эпохи и не позже правления короля Элессара Тэльконтара, поскольку "Хроника" со всеми приложениями была обнаружена именно в его правление, когда Хранитель Королевской Библиотеки Гильдас обнаружил ее среди других документов. "Хроника" и прилагавшиеся к ней повести заинтересовали Гильдаса, и с книги было снято несколько копий. Оригинал, немало испорченный, был воспроизведен необыкновенно тщательно.
      "Хроника" и ее приложения написаны на синдарине. Анализ особенностей стиля и языка приводится в наших комментариях к каждой повести отдельно, как и разъяснения и толкования непонятных слов и темных мест.
      Оригинальная рукопись "Хроники" по стилю исполнения распадается на несколько частей. Собственно "Хроника деяний эльдар и атани" написана тремя писцами одной школы - скорее всего, в царствование Тар-Палантира, и, видимо, представляет собой копию более древнего документа. Вероятнее всего, что первоначально "Хроника" была составлена в первые века Второй Эпохи (за исключением "Скитаний сыновей Диора", которые не могли быть написаны ранее IX в. В.Э.), попечением Вардамира сына Элроса или Тар-Элендиля Книжника, возможно, на основе каких-то хроник Первой Эпохи. Позднее "Хроника" могла дополняться, но во времена нуменорских королей-отступников, запрещавших эльфийский язык, или затерялась, или была спрятана. В Средиземье "Хронику" принесли изгнанники, пережившие Падение. С тех пор она хранилась в Гондоре.
      Любопытно также отметить, что в "Хронике" очень мало упоминаний о деяниях нолдор, а из всех нолдорских князей говорится только о Финроде, Ангроде и Аэгноре, да о Маглоре. В поле зрения составителей и авторов "Хроники" попали в основном эльфы-синдар и те, кто был дружен с ними. В то же время нолдорские хроники Первой Эпохи всегда были широко известны и легли в основу многих нуменорских, а позднее арнорских и гондорских летописных сводов и литературных произведений.
      Переплетена в один том с повестями на описываемые в ней сюжеты "Хроника" была позднее. Переплет, титульный лист и заставки сделаны, тем не менее, в северном, арнорском, стиле. Повести-приложения написаны в разное время, разными писцами разных школ.
      Ниже приведены некоторые необходимые пояснения к разделам собственно "Хроники" и соответствующим сопутствующим текстам.

      1. Два первых текста "Хроники", озаглавленные "Ильмар и народ халадинов" и "Маглор Синеглазый", посвящены контактам дориатских эльфов с эдайн. Второму сюжету соответствует "Narn Maglor Luinhin". Герой этой повести, Маглор Синеглазый из Дориата, не упоминается ни в одном из сохранившихся сказаний и документов Первой Эпохи, кроме "Книги Странников", этой своеобразной летописи, содержащей рассказы о странствиях белериандских эльфов. В одном из разделов этой книги, озаглавленном "О союзах", есть упоминание о договоре, который был заключен между Маглором Феанарионом и небольшим отрядом дориатских эльфов, покинувших Дориат из-за несогласия с королем Тинголом.
      Язык "Повести" - несколько архаичный нолдорин (то есть диалект синдарина, на котором говорили нолдор-Изгнанники). Вероятно, "Повесть о Маглоре Синеглазом" представляет собой запись устного рассказа, сделанную эльфом-нолдо. Поэтому датировка данного текста затруднительна.

      2. "Повесть об Айгноре" и текст, условно названный "Андрет", написаны на один сюжет с "Историей Андрет" из "Хроники", под явственным влиянием малоизвестного философского диалога "Речи Финрода и Андрет". Этот диалог сохранился в двух копиях - обе они были сделаны в нарготрондской библиотеке. Известны также несколько более поздних копий - в частности, одна из них включена в арнорский "Кодекс Королей" (I-IV вв. Т.Э.) и снабжена обширным комментарием (II в. Ч.Э.), а другая - в "Серебряную Книгу Имладриса", которая и ныне хранится в библиотеке королевской резиденции в Раздоле. Тем не менее "Речи Финрода и Андрет" были известны лишь узкому кругу историков и философов Запада.
      Рукопись "Повести об Айгноре" написана в стиле западной нуменорской традиции, заимствовавшей и сохранившей многое из традиций книгописания нолдор-Изгнанников, о которых мы можем судить только по считанным образцам. Переписчик (или автор) использовал вариант тэнгвара, сходный с эрэгионским, простого классического начертания. Все глоссы начертаны одним почерком, заметно отличающимся от почерка переписчика. Учитывая сходство почерка глосс в этой рукописи с глоссами и примечаниями во многих других рукописях гондорской библиотеки, можно предположить, что глоссы эти сделаны во времена Атанатара Алкарина неким книгочеем, знаком которого были буквы lambe, numen, harma, alda.
      Рукопись "Андрет", единственная из всех, написана в арнорской манере (предположительно, VIII-X вв. ТЭ). Язык - классический синдарин.

      3. Текст под условным названием "Знак Огня" соотносится с текстами "Скитания сыновей Диора" и "Исход на восток". В нем повествуется об истории союза вастаков народа Бора с эльфами. Повесть "Исход на восток", сохранившаяся весьма фрагментарно, в данное издание не включена.

      4. Следующий сюжет "Хроники" носит условное название "Скитания сыновей Диора", текст приписан Тар-Алдариону, что можно считать верным. Он написан в старонуменорской манере, хотя заметно подражание северным устным сказаниям.
      Редакция сочла нужным отметить, что ряд исследователей "Хроники" (как говорилось уже в комментарии к тексту "Знак Огня") держится предположения, что тексты, где упоминаются вэстханэлет и их судьба после Нирнаэт Арноэдиад, попали в библиотеку Гондора не из Нуменора, а непосредственно из библиотеки Форомбара, который долгое время был одним из крупнейших культурных центров на севере Эриадора. По некоторым сведениям, в его библиотеке хранились записи преданий вэстханэлет, которые были утрачены потомками ветви Улфанга, следовательно, в Гондор ее остатки могли попасть только по окончании так называемых ангмарских войн, когда королевство Ангмар, в состав которого входил и укрепленный город Форомбар, было разрушено соединенными силами Гондора и Имладриса до основания (см. Дж.Р.Р.Толкин, "Приложение В" к "Властелину Колец": "...и не осталось к северу от Мглистых Гор ни человека, ни орка"). Редакторы, однако, считают, что тексты "Хроники" (кроме сопутствующих нарн и саг) все же нуменорского происхождения, по крайней мере за это говорят результаты текстологических и лингвистических исследований. Что касается сопутствующих текстов, в частности "Исхода", то, как уже было отмечено выше, сопутствующие тексты были написаны авторами разных школ в разное время, о чем говорят опять-таки их язык и стиль.

      5. Последний сюжет "Хроники" опять связан с Дориатом и Домом Финарфина. Он выделяется на фоне остальных частей "Хроники". По стилю он близок к нарн и включает довольно редкий образец риторики - обращение Инглора к эльфийским владыкам. В оригинале эта риторика написана в сложной поэтической форме с аллитерациями и сложными рифмами, которая не может быть адекватно передана на языке перевода. Это подтверждает, что история об Инглоре изначально сложена на синдарине, потому что квэнья не знает рифм. Хотя есть все основания считать, что форма данной риторики дориатская по происхождению, она насыщена нолдоринскими словами. Возможно, риторика подлинная и действительно сложена Инглором, родившимся в Дориате, но воспитывавшимся у нолдор.
      Сам раздел об Инглоре Воспитаннике Нолдор в рукописи сильно поврежден. Соответствующая ему повесть, озаглавленная "Повесть о Гельмире и Гвиндоре", связана с ним относительно слабо. В тексте "Хроники" речь идет об Инглоре, а в "Повести о Гельмире и Гвиндоре" - видимо, о его отце Гилноре.

Эленхильд


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала