Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Аннахель Гваэт

Нолдор

ФЕАНОР

"Мрак пал на землю черным покрывалом.
Но злая весть чернее тьмы... Отец...
И Сильмариллы... Слышите, о Валар?!
Сородич ваш - убийца, вор и лжец!"

В тумане отблеск факелов кровавый
На белых стенах города дрожит.
"Мы отомстим или умрем со славой,
И это лучше, чем бесславно жить!

О нолдор, неужели в ваших венах
Остыла кровь за сотни мирных лет?
За Светом нас сюда призвали, верно.
Но Света в Валиноре больше нет!

Нас Валар защитить от зла не могут,
Так для чего нам оставаться здесь?..
Будь проклят Мелькор... нет, не Мелькор - Моргот!
И пусть его моя настигнет месть!

Душа и меч покоя знать не будут,
Но тот, кто хочет жить спокойно - трус!
Преследовать Врага всегда и всюду
Я именем Единого клянусь.

Клянусь: любой, сокрывший Камни Света,-
Враг вечный мне и роду моему.
И если я нарушу Клятву эту -
Да буду ввергнут навсегда во тьму!"

...Кровь, сталь и пламя эту Клятву скрепят.
В огне души сгорает жизнь дотла,
И остается лишь горячий пепел
Да горький дым сказаний и баллад.

1992

НОЛДОР

Нам сделать свой выбор позволено было
Меж светом и тенью, меж миром и боем.
Но Клятва того, кто создал Сильмариллы,
Заставила сжечь корабли за собою.

А мы не давали безумных обетов,
Не клялись мы именем Илуватара.
Во мраке безлунном, не знавшем рассветов,
Светили нам отблески дальних пожаров.

И Колотый Лед был дорогою нашей
К земле неизвестной, к судьбе опаленной.
Испить предстояло нам полную чашу
Слез горьких несчетных и крови соленой.

Нашли в Средиземье мы битвы и славу,
Но нам не найти здесь вовеки покоя...
Рассвет на клинках отразился кроваво,
Наполнил закат наши души тоскою.

Земля, что за Морем, потеряна нами,
На Западе ждут нас лишь Залы Печали.
Из пламени битвы в закатное пламя
Уходим, сраженные холодом стали.

И горестно шепчет нам вслед на прощанье
Земля, утонувшая в мареве алом:
"Намариэ!" - звоном прибоя о камни,
И шорохом ветра по травам: "Ойалэ..."

1992

ЛАУРЕЛИН И ТЕЛЬПЕРИОН

Свет серебра струил Тельперион,
Роняла свет златой Лаурелин...
Вы просите спеть песни тех времен?
Я не могу - ведь песни те ушли.

А может быть, я сам ушел от них,
Оставив их навек в земле Аман...
Я спеть могу вам о волнах морских,
Одетых в серый призрачный туман.

Я спеть могу о зареве вдали,
Что опалило край небес огнем;
В том пламени сгорели корабли,
И песни мирных лет сгорели в нем.

Я бросить эти песни мог в пути,
На Битом Льду, где были мрак и смерть.
Мне этих песен больше не найти...
Я вам могу про Хелькараксэ спеть.

В сраженьи жарком, в яростном бою
Забыть я песни радостные мог.
Я песню боевую вам спою,
Отточенную, как меча клинок.

Война и смерть... Не сосчитать могил.
И навсегда земли могильной плащ
Песнь о Земле, Не Знавшей Смерти, скрыл...
Я вам спою о павших в битве плач.

А если не по сердцу будут вам
Баллады о печали и войне,
Я подберу красивые слова,
Спою о солнце, звездах и луне,

О ветре, что колышет море трав,
О вечных ледниках на пиках гор,
О чистых родниках в тени дубрав...
Но не просите петь про Валинор!

Навек забыты песни той земли,
Седой туман окутал гребни волн.
И больше не цветет Лаурелин,
И навсегда увял Тельперион.

1992

МОСТ ЧЕРЕЗ НАРОГ

Как тревожно на душе... Шумит река,
У опор моста кружа водовороты.
Отчего мне не уснуть никак?
Так тяжёл недвижный воздух отчего-то...
Ведь давно минуло время летних гроз,
Дело к осени, и небо нынче звёздно...
Государь мой, прикажи разрушить мост!
Прикажи, молю, пока еще не поздно!

По-над лесом птицы кружатся, крича,
А с реки ползёт туман холодный серый...
Хороши советы Чёрного Меча,
Отчего же у меня им нету веры?
Знаю, выбор и нелёгок, и непрост,
Только близок рок зловещий Нарогарда...
Государь мой, прикажи разрушить мост!
Прикажи, молю, послушай слова барда!

А исполни мы совет Владыки Вод,
Мы б отсрочили судьбу - хоть на немного...
Но выходит в битву войско из ворот,
Золотой листвой усыпана дорога.
Я смотрю вослед, сдержать не в силах слёз,
Словно едким черным дымом полон воздух.
Государь мой, прикажи разрушить мост...
Слишком поздно, государь мой, слишком поздно...

август 2000

МАЭДРОС

Отцовское наследство мы добыли,
Его у нас теперь не отобрать.
Но обжигают руки Сильмариллы...
Как страшно мы с тобой ошиблись, брат!

Нам Клятва жить спокойно не давала.
Сражаться в ослеплении своем
Готовы были мы хоть против Валар,
Хоть против мира целого - вдвоем.

Никто на нас оружие не поднял,
Никто нам к бегству путь не преградил.
Но не уйти ни от огня в ладонях,
Ни от огня отчаянья в груди.

Так значит, пали зря отец и братья?
Мы Право потеряли, зло творя.
Убийства в Альквалондэ, в Дориате...
Шесть сотен лет войны и крови - зря?!

Над Средиземьем битвы пролетели,
Лик мира изменил Великий Гнев,
Среди равнин открылись в бездну щели,
Вихрь огненный бушует в глубине.

Но пламя - то, что сжечь мне руку хочет,
И то, что сердце жжет, - сильней стократ.
Сегодня - День Свершения Пророчеств.
Я ухожу в огонь. Прощай же, брат!

1992

КОЙРЭ

Еще зимуют в дальних странах птицы,
А ветер уж порывист, влажен, свеж.
Тревожный, как и всякая граница,
Приходит Койрэ - двух времен рубеж.
Зачем земля не ведает покоя?
Зачем вослед сверкающей зиме
Опять приходит Пробужденье - Койрэ,
Приходит Месяц Ветра - Сулимэ?

А мне бы в час, когда созвездья тают
И небосвод зарей едва омыт,
Пройти, следов почти не оставляя,
По серебру и жемчугу зимы,
Услышать, как ночами в звездной выси
Чуть слышимо звенят кристаллы льда...
Сугробы потемнели и раскисли,
Их напитала талая вода.

А мне бы захлебнуться далью синей,
Увидеть, как последний стает снег,
И лес вуаль зеленую накинет,
И птицы закружатся в вышине,
И улыбнутся солнцу первоцветы,
Как тысячи раскрытых ясных глаз...
Я сотни раз, пожалуй, видел это,
Тревожась и ликуя каждый раз.

И вновь приходит время удивиться
Уходу льда, рождению листвы.
О время Койрэ - странная граница,
Что отделяет зиму от весны!

1992

КАЛИНОВОЕ ВИНО

        Отряду Гилдора Инглориона ХИ-97, лучшей моей команде. Нашей эмблемой была гроздь калины...

Гладит кудри кленов ярко-рыжие
Месяц, Щедрый На Плоды - Йаванниэ.
Время Квэлле - Время Увядания...
Заморозки нынче очень ранние,
Дожелта трава морозом выжжена.

Мы проходим поступью неслышною
Берегами рек лесных пологими,
Ветви кленов нас за плечи трогают,
Рощи расступаются чертогами
Под заката золоченой крышею.

Не страшит нас лес глухими чащами:
Нам поляна - пиршественной залою,
Где ковром богатым - листья палые.
И вино, прозрачное и алое,
Разольем из фляг походных в чаши мы.

Сок калины - кровь лесная терпкая,
Горечь расставания грядущего.
Лес, с которым мы сроднились душами,
Песню о Земле Закатной слушает,
И смолою плачут сосны крепкие.

Под руками лопаются ягоды,
И костер наш щедро сыплет искрами,
Сполохи огня сплетая с листьями...
Только знаем - ждет уже у пристани
Тот корабль, что унесет нас к западу.

Ночи все длинней, и ветер с севера,
Иней на травинках - иглы белые,
Толстый слой хвои лежит под елями...
Мы уйдем - и сумрачный Нарквелиэ
Смоет все следы дождями серыми.

Так и быть должно... Эпоха минула.
Сизый дым костра струится в воздухе,
Густо небосвод усыпан звездами,
А кусты калины - ягод гроздьями.
Чуть горчит печаль вином калиновым...

1997


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала