Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Эльрин

Баллады

БАЛЛАДА О ЧЕРНО-БЕЛОМ ПЕСКЕ
(Противостояние)

        "Белый и черный смешать -
        Серый получится цвет..."
          Л.Денисюк.

Черно-бел по реке песок.
Почему? Я легенду слышал...
Белый Замок был горд, высок,
Только Черный - сильней и выше.
    Черный Князь сказал: "Покорись,
    Назови меня господином.
    А не то потеряешь жизнь:
    Мое войско непобедимо."
Белый Князь усмехнулся: "Нет,
Нам такой господин не нужен.
Сохранить мы сумеем Цвет.
Ну, а жизнь... Пусть решит оружье."
    Непрестанно шла день и ночь
    В крепостях подготовка к бою.
    Войско Белое было сильно,
    Только Черное - больше вдвое.
На коня боевого сев,
Белый Князь обратился к людям:
"Может быть, мы погибнем все,
Может, Замок разрушен будет.
    Но останется на века,
    Пережив и людей, и стены:
    Черный цвет - это Цвет Врага,
    Серый цвет - это Цвет Измены."
Лязг оружия, крик и стон -
Все смешалось в едином шуме.
Белый Князь в полночь был сражен,
Черный Князь на рассвете умер.
    Рано утром заря взошла
    По-над полем затихшей брани;
    Алый свет на мертвых телах
    Побурел, словно кровь на ране.
Воин Белого Войска встал -
Лишь один из огромной рати,
Кровь пятнала клинка металл,:
Покрывала доспех измятый.
    Воин Черный шагнул навстречь -
    Лишь один из несметных полчищ.
    Хрипло крикнул он: "Брось свой меч,
    Покорись, если жить ты хочешь!"
"Бой покуда не завершен!" -
Белый витязь сказал со смехом.
Только черный клинок нашел
Против сердца дыру в доспехе.
    Но и светлый клинок рассек
    Тусклый шлем из черненой меди,
    И никто из двоих не смог
    Объявить о своей победе.
Не осталось бойцов живых
Черной Рати и Рати Белой.
Горький ветер над полем выл,
Воронье на телах жирело.
    Ветер Времени все точил,
    Не щадя ни камней, ни стали.
    Изоржавели в пыль мечи,
    Замки грудами щебня стали.
Через поле ручей потек,
А потом стал рекой проворной.
Дно и берег покрыл песок,
Перемешанный - белый с черным.
    Несчислимо песка в реке,
    Никакой не измерить мерой.
    Но ищи - не найдешь в песке
    Ни единой песчинки серой.

1992

БАЛЛАДА О СВЕЧЕ

Ночь длинна. Глухой, недобрый час.
Но горит, горит средь мрака пламя,
И прозрачным воском, как слезами,
Истекает тонкая свеча.

А огонь мелодией звучит,
В ней не слышно боли и печали.
Пламя золотистое венчает
Голову танцующей свечи.

"Истинная жизнь свечи - гореть,
Разгоняя мрак и холод ночи.
Пусть фитиль становится короче;
Светом стать - не значит умереть."

Дрогнет тонкий язычок огня,
Танец оборвется, дунет ветер -
И лишь воск растопленный осветят
Блики наступающего дня.

...Вновь над миром нависает мгла,
Воздух с едким дымом перемешан;
Насмехаясь над свечой сгоревшей,
Тени выползают из угла:

"Мы теперь сильны! Настал наш час!"
...Но сияет пламя золотое,
Ярко-алым воском, словно кровью,
Истекает тонкая свеча.

1994

ШУТ И МЕНЕСТРЕЛЬ

        Ниенне

Ты перед троном короля поешь,
А я сижу на мраморных ступенях
И пристально смотрю в лицо твое.
Обманчив свет свечей... Танцуют тени...

Где раньше видел я тебя? Во сне?
Твои черты до странного знакомы.
А ты поешь о горе, о войне,
О вдовах, стариках, лишенных дома...

Войну я помню... Был убит отец,
Был дом сожжен, и мать скончалась рано.
Я помню, у меня был брат-близнец,
Да увязался за певцом-цыганом.

А я... Я стал шутом при короле,
Узнал, чем двор живет... О боги, боги!
Я много раз уж горько пожалел,
Что не подох в канаве у дороги.

В подвалах тайных, где огонь и тьма,
Земля на локоть пропиталась кровью.
Чтоб не сойти от ужаса с ума,
Я выучился смеху и злословью...

Поешь ты, глядя королю в глаза;
"Властитель, ты жесток!" - гласит баллада.
Вот так же я вчера ему сказал,
И пять плетей досталось мне в награду.

Рубцы от плети быстро заживут,
Не в первый раз мне получать побои.
Ты - менестрель, я - королевский шут;
Что общего меж мною и тобою?

Твоя судьба - гитара и венец
Лавровый иль терновый, честь и слава.
А мой удел - колпак да бубенец,
Да злых насмешек горькая отрава.

Тебе - дорога дальняя, а мне -
Лишь лабиринт дворцовых коридоров...
А ты запел балладу о стране,
Где ни вражды не знают, ни раздоров.

Как ты поешь... Соленая вода,
Песчаный берег, ветер, крики чаек...
Я этого не видел никогда,
Так отчего ж душа полна печали?

И зал подернут странной пеленой,
Хоть я давно уж разучился плакать...
Пой, менестрель!.. нет, замолчи, не пой:
Тебе грозит за эти песни плаха.

Ты смолк... Какая вдруг настала тишь,
Как будто в зале нас осталось двое.
Ты пристально в лицо мое глядишь,
Как в зеркало... как в зеркало кривое.

1994

ШУТ И ПРИНЦЕССА

Я бродил, голодный и в лохмотьях,
У стены дворца, плющом увитой.
Помните, с какой огромной свитой
Ехал сам король в тот день с охоты?

На меня король наткнулся взглядом,
"Гнать бродягу!" - приказал небрежно.
Девочка на пони белоснежном
Закричала: "Папочка, не надо!"

А потом добавила с мольбою:
"Он совсем мальчишка... и забавный.
Нужен шут нам, ты сказал недавно.
Папочка, возьмем его с собою!"

Голосок так нежен был и светел:
"Скучно во дворце, играть мне не с кем..."
Уступил король капризам детским;
Так, моя принцесса, я Вас встретил.

...Плеск воды и вкусный запах каши,
И колпак дурацкий красно-черный
С бубенцом... Я стал шутом придворным,
А верней, шутом, принцесса, Вашим.

И не раз играл я вместе с Вами
В комнатах дворца, в саду и в башне.
Я был Вашим рыцарем бесстрашным,
Были Вы моей прекрасной дамой.

Ради Вас я убивал драконов
Или с великанами сражался.
По дворцовым залам рассыпался
Смех веселый серебристым звоном.

Вы росли первейшей из красавиц,
Я же был худым и неуклюжим.
Для меня навряд ли было б хуже
Умереть от голода в канаве.

Золото волос и взор Ваш синий...
Нет спасенья от сердечной боли.
Я для Вас - всего лишь шут, не боле,
Вы же стали для меня богиней.

Много раз я начинал признанье -
И смолкал на полуслове в страхе.
Я боялся не кнута, не плахи,
А насмешки и непониманья.

Вот уж Вам исполнилось семнадцать,
И турнир был в Вашу честь устроен.
Там был принц прекрасный - смелый воин,
С ним никто не мог в тот день сравняться.

О, с каким восторгом откровенным
Вы на победителя смотрели!
Главный приз турнира - ожерелье
Он поднес Вам, преклонив колено;

А потом сказал: "Увы, my lady,
На войну сейчас я ехать должен,
Но любовь к Вам (ты свидетель, Боже!)
Мне дает уверенность в победе."

И отныне Вы - его невеста,
Он теперь - Ваш рыцарь благородный;
И его Вы ждете из похода.
Я же - шут. Свое я знаю место.

Просите веселья? Рад стараться.
Не грустите, скоро он вернется!
Слышите, как весело смеется
Бубенец на колпаке дурацком?

1994

БАЛЛАДА О КОРОЛЕ И ЛИСЕ

Паром белым рвется дыханье с губ
И сосульки на ветках деревьев звенят.
Мех огневки-лисы горит на снегу.
Гей, скачи, король, горячи коня!

Звонко бьют копыта коня о лед,
Но он мчится и мчится, упасть не боясь.
След лисы в чащобу злую ведет.
Гей, король, отстала свита твоя!

В чаще леса темной он заплутал,
А зимою дневная пора коротка.
Испугавшись теней в колючих кустах,
Сбросил конь короля, прочь ускакал.

А над лесом зимним выла пурга.
Проклиная себя и коня, и лису,
Брел король куда-то во тьме наугад,
Был готов замерзнуть насмерть в лесу.

В жилах кровь, казалось, уж стала льдом,
Обмороженной маской застыло лицо.
Вдруг - поляна, на ней - о спасенье! - дом.
И король без чувств упал на крыльцо.

А потом отхлынули мрак и боль,
Когда лба его чья-то коснулась ладонь.
И, открыв глаза, увидал король
Белый платья шелк и волос огонь.

Вздрогнул он, в глаза ее поглядев, -
Словно в сердце вдруг острую сталь ощутил.
Он провел в ее домике целый день,
И хотел уйти, и не мог уйти.

Он молил ее: "Поезжай со мной."
А в ответ - лишь улыбки печаль на губах.
"Королевой стань, стань моею женой!"
А она твердила: "Нет, не судьба."

Краткий зимний день подходил к концу,
Уходило холодное солнце с небес.
Белый конь короля подскакал к крыльцу,
Но король сказал: "Я останусь здесь.

Но коль ты нашел меня, верный друг,
Напоследок ты мне послужи еще раз."
Но лишь сел он в седло - конь рванулся вдруг,
И поляна, дом скрылись вмиг из глаз.

Конь, узды не слушаясь, мчит вперед,
Вот столицы врата отворились уже.
Короля приветствует двор и народ,
Отчего же радости нет в душе?

Поселилась в сердце злая тоска,
Словно в траур, король облачился в печаль.
Он в лесу пропадал и что-то искал,
И не мог найти, мрачнел и молчал,

По дворцу бродил, вздыхал тяжело,
И худел, и бледнел, как смертельно больной.
И решив - удобное время пришло -
Злой сосед пошел на страну войной.

Рать была храбра, да слишком мала,
Вся в бою полегла, а вокруг - лишь враги.
Заливает глаза кровь и пот с чела.
Гей, король, спасай свою жизнь, беги!

На опушке леса пал мертвым конь,
Окропилась трава кровью, словно росой.
Рыжий мех мелькнул средь кустов, как огонь,
И король побрел вослед за лисой.

Позади сомкнулись ели, скрипя,
Он в знакомую дверь стукнул слабой рукой.
От касанья легких ладоней опять
Отступила боль и пришел покой.

Уходило солнце за темный лес,
Он стоял на крыльце, не решаясь уйти.
А она молила: "Останься здесь,
Здесь враги не смогут тебя найти."

Но король ответил, скрывая грусть:
"Должен я за страну свою выйти на бой.
Я уйду, прости меня. Но я клянусь -
Коль останусь жив, вернусь за тобой."

Он собрал под знамя свое войска,
Он врага победил, править начал опять.
Но напрасно домик в лесу он искал,
И печаль в душе он не мог унять.

Он сидел, в окно устремив глаза,
И во взгляде - тоска, а на сердце - лишь тьма.
Кто-то намекнул, кто-то слово сказал,
Шепоток пополз: "Он сошел с ума!"

И однажды, хмурым осенним днем,
Сын сестры короля резко дверь отворил
И сказал: "Ты не можешь быть королем!",
А в ответ: "Тебе нужен трон? Бери."

И ушел, не взяв ни меч, ни коня,
В чащу леса вошел он по лисьим следам.
Нежно гладя волосы цвета огня,
Он шептал ей: "Я пришел навсегда."

1995

ТРАВА

Нынче выдалось чудное лето
После долгой холодной зимы.
Только нам наплевать на это,
Мы сражаемся против целого света,
Против Света, и Тени, и Тьмы.

Нынче выдалось чудное лето,
Травы вымахали до плеч.
Только нам наплевать на это,
Нам не птица поет - тетива арбалета,
И дорогу проложит нам меч.

Почему мы воюем со всеми? -
Потому, что иначе нельзя,
Потому, что такое время.
Мы отважное, сильное, гордое племя,
И лишь сами себе мы друзья.

Мы идем от селенья к селенью,
От зари мы шагаем к заре.
Люди - словно в костре поленья,
Пусть сгорают в пожаре войны поколенья,
Чтобы мы могли руки согреть.

Мы мужали, не зная уюта,
Взгляды - пламя, а души - как лед.
Трудно нынче нам почему-то,
Словно стала земля вдруг врагом нашим лютым
И мешает идти нам вперед.

Травы - чащею непроходимой,
Но пройдем мы, те травы топча.
Звезды скроются в тучах дыма.
Мы уверенны - значит, мы непобедимы,
Мы уверены в силе меча.

Луг цветущий, шмелей перепевы...
Из травы в человеческий рост
Нам навстречу шагнула дева,
Благородно-прекрасная, как королева,
И в короне из огненных кос.

Золотисто-зеленое платье,
И глаза зеленее хвои.
Молвит нам она тихо: "Хватит.
Вы несете лишь смерть. Вам за это отплатит
Жизнь сама по законам своим".

Но в ответ рассмеялся я грозно,
Меч занес над ее головой.
Задрожал и сгустился воздух,
И рванулись бежать мы в испуге, но поздно -
Стало все наше войско травой...

Небо золотом красят рассветы,
И трава на ветру шелестит:
"Кто преступит жизни заветы,
Будет жизнью самою наказан за это...
Нынче чудное лето... Прости..."

1995

ЛЕГЕНДА О ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ

        Их любовь была похожа на легенду...
          А.Каковиди.

        Может быть, эта легенда лжет?..
        Он сказал: "Я вернусь". Она его ждет.

          Ниенна.

Так ли было, а может, иначе -
Кто за это вам поручится?
Подмигнул музыкант бродячий
У окна сидящей девице.
"Ты прекрасна и взор твой светел!" -
Крикнул он и потопал дальше,
На ходу свиристя на флейте
И ничуть не смущаясь фальши.

Улыбалась она счастливо,
Глядя вслед ему на дорогу.
А была она некрасивой,
Сумасшедшей слыла немного -
Ведь назвать не хотела мужем
Никого из парней в деревне.
Ей такой был любимый нужен,
Как в легендах и песнях древних.

И теперь шалопай-бездельник
Для нее стал героем песни...
К ней посватался было мельник -
Небогатый, но малый честный.
Отказала она, ответив:
"Я любовь отдала другому.
Он вернется сквозь дождь и ветер.
Не могу я уйти из дома!"

Мельник лишь усмехнулся криво:
Для мозгов, дескать, ветер вреден, -
А в субботу за кружкой пива
Рассказал обо всем соседям.
Разнесли они по округе
На потеху честному люду -
Мол, послушайте, добры други,
Что у нас завелось за чудо!

И пошли вереницей сваты -
Кто для смеху, а кто-то на спор,
Кто-то хочет хозяйку в хату...
Только сватались все напрасно.
У дверей она их встречала,
Словно родичей и знакомых,
Но по-прежнему отвечала:
"Никуда не уйду из дома!"
Уходя ни с чем, меж собою
Все рядили они, гадали:
То ли воина ждет из боя,
Моряка ли из странствий дальних?..

Слух все рос. То начнет по пьяни
Кто-то байку: "А слышал, дядя,
Как красавица в глухомани
Ждет кого-то, в окошко глядя?"
То расскажет купцам проезжим
Пожилая вдова солдата,
Что живет, мол, в углу медвежьем,
Не старея, невеста чья-то.

Докатился слух до столицы,
Менестрель сочинил балладу,
Перед троном исполнил в лицах,
Золотой получив в награду.
И внимая высокой теме,
Кто вздыхал, а кто носом шмыгал.
Дамы ахали: "В наше время -
И как будто в старинных книгах!
Это надо ж - такая верность!.."

Так легендою стали слухи.
...Он убит был в порту, в таверне,
Из-за пьяной смазливой шлюхи.
А она умерла зимою,
Угорев у дымящей печи.
И остались в легенде Двое -
Он и Та, Что Ждет Его Вечно.

1996


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала