Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Эльрин

Сотворение реальности

Малина для мертвых
(монолог убитого орка)

На дальнем берегу Минас-Тирит,
Валар торчит, как пугало на крыше,
И что-то через реку нам кричит,
Но Андуин шумит, и мы не слышим.

Мы, мертвые, сидим, малину жрем.
Противики - в согласии и мире.
И ждем, и ждем, когда же оживем.
Нам, черным, сроку час, а им - четыре.

Промокли все, сейчас бы нам костер,
Да ладно уж, обсохнем так, не горе!
Малину ест горстями Денэтор
И горячо о чем-то с эльфом спорит.

А урук-хаи травят анекдот,
Ржут орки: "Восемь Назгулов летели..."
Да скоро ли проклятый срок пройдет?
Минуты проползают еле-еле.

Галадриэль пришла в Минас-Тирит,
Вон, видишь, на обрыве, в белом платье,
Стоит с Валаром рядом и глядит.
Плыла б сюда, на всех малины хватит!

Все, час прошел, мечи уже в руках,
Айда, братва, скорей к Ородруину!
Ну, гондорцы и эльфы, ну пока!
Нам - битва, вам, покойникам, - малина!

1990

Переправа на Андуине

Хлещет дождь по свинцовой сини,
Шесть ракет в небесах над Горой.
Переправа на Андуине...
Не кончается жизнь с Игрой.

На крутом берегу, под ветром,
Под ударами струй дождя
Силы Мрака и Силы Света
За теченьем Реки следят.

Сколько тех и других убито:
И на тропах, что в глушь ведут,
И в боях у Минас-Тирита,
И в сражении на Броду...

Хэппи-энд не вполне удался,
Лишь отложена их вражда:
В Средиземье Кольцо Всевластья
Поглотил не огонь - вода.

Не одна еще будет битва
До тех пор, пока жизнь решит -
Или будет беда избыта,
Или тьма небеса застит.

Но пока что утихли войны,
И стоит Средиземья народ
И на Реку глядит, чьи волны
Поглотили Кольцо на год.

Пляшет дождь на крутой стремнине,
Гаснет красный отсвет ракет.
Переправа на Андуине.
Это жизнь. Ей предела нет.

1990

Возвращение с игры

        Мастерам ХИ-90

Шум городской вокруг. Бурлит
Движеньем магистраль.
А мы пришли из той земли,
Где сталь звенит о сталь,
Где небо застят черный дым
И тучи стрел слепых,
И вот растерянно стоим
Средь городской толпы.

Смущенно мы глядим вокруг -
На город, на людей:
Они не носят ни кольчуг,
Ни шлемов, ни мечей.
Обычной суетой полны
Большие города,
Как будто не было войны -
Все так же, как всегда.

Но как же так? Я воевал,
Я шел сквозь боль и страх,
И был убит, и убивал,
Друзей терял в боях,
Я потерял сраженьям счет
И дням длиной в года,
А здесь как прежде жизнь течет,
Все так же, как всегда.

Я был убит. Но я живой,
Друзья мои все тут,
И мимо нас густой толпой
Прохожие идут.
А может быть, сраженье - бред,
Видений сонм дурных,
И вот уже десятки лет
На свете нет войны?

Но были битвы, и мечи
В руках у нас не зря,
И отблеском огней в ночи
Глаза еще горят.
Ни слова мы не говорим,
Но взгляд понятней слов:
Прошли мы сквозь огонь и дым,
Сквозь тьму, сквозь смерть и кровь.

Стоим. Вокруг толпа бурлит.
И предстоит нам вновь
Идти туда, где сталь звенит,
Туда, где льется кровь.
Но если отойдет беда,
Развеет ветер дым,
Тогда мы вновь придем сюда
И молча постоим.

1990

Плач по мечу

        Посвящается знаменитой Лориэнской тренировке, на которой было сломано шесть мечей, а седьмой сломали после нее

Не слыша ни победных криков громких,
Ни труб, что песню торжества поют,
Несешь ты на руках меча обломки,
Как тело друга, павшего в бою.

Застывший взор невидящ и отчаян
От слез, готовых по щекам потечь.
Смеются, не поняв твоей печали,
Товарищи: "Сломал свой верный меч..."

1992

Ночь на игре

У дороги два конца,
А начала вовсе нету.
Если эльфам - Три Кольца,
Это значит снова лето.

Травы пьяные в цвету
За Уральскими горами,
Искры гаснут на лету
Над высокими кострами...

Сидя с кружкою в руке,
Обжигаешь чаем горло.
Кто-то плещется в реке -
То ли рыба, то ли Горлум.

Если в Ангбандском венце
Ярко светят три плафона,
Значит, думать о Кольце
Рановато Саурону.

Кто за Тьму и кто за Свет -
Отдыхают в эту пору.
Здесь поют "А Элберет..",
Там кричат "акбар" Мелькору.

А на всей земле идет
Эру весть, что за Эпоха,
И еще какой-то год...
Только нам и здесь неплохо.

Пляшут языки костра,
Вьется огненная вьюга...
Если наша жизнь - Игра,
То не жить нам друг без друга.

1996

Сотворение реальности

Будет летняя ночь короткой -
Так начнем же веселье наше!
Станет снова кружкой-"сироткой"
Поутру золотая чаша,

Серебром звенящая лютня
Вновь облезлой станет гитарой,
И под натиском серых будней
Разобьются звездные чары.

Потеряют блеск самоцветы,
Обратятся в жестянки латы.
Как в легенде, с лучом рассвета
Станет мусором эльфов злато.

Кто попробовал мирувора -
Утром будет и злым, и пьяным.
Поутру сыны Феанора
"Феанорками" снова станут.

Кто-то спать поползет, зевая,
Кто-то мыть побредет посуду...
Лишь при свете звезд оживает
Мир сказаний, видений, чуда.

Эту сказку мы не удержим,
И она улетит, растает...
Звезды стали тусклей и реже,
Закатилась луна... Светает.

Но похмельным угаром мутным
Не становится дым сказаний.
Это струны - гитары? лютни? -
Цепью прочной миры связали.

Это голос певца усталый
Сплел реальность с ночными снами.
Это время пришло к началу -
Мир, что песней рожден, пред нами.

Мы поверить еще не можем,
Мы привычной опоры ищем.
Но взгляни: этот мир моложе,
Солнце ярче и краски чище.

Посмотри - на востоке горы,
Словно в сказке, воздвиглись за ночь.
Имя "Маглор сын Феанора"
Здесь уместнее, чем "Рязаныч".

1996

Закат над Юшутом

        ХИ-97 проходили на том же полигоне, что и ХИ-95 - республика Марий Эл, станция Шелангер, долина р.Юшут.

Не возвращайтесь по своим следам...
Опять горят закаты над Юшутом,
И вроде бы все так же, как тогда,
Но ставшая чуть холодней вода
Горчит едва заметно почему-то.

Не возвращайтесь по своим следам.
Два года миновали, две эпохи,
И встала на курганах лебеда,
Зачем бродить по мертвым городам
И подбирать воспоминаний крохи?

Не возвращайтесь по своим следам.
Мы стали старше, а мудрей не стали.
Кто ждет, что стороной пройдет беда,
А кто мосты сжигает и суда
И поле брани засевает сталью.

Не возвращайтесь по своим следам,
С минувшим не ищите новой встречи.
На полустанках плачут поезда,
Не возвращайтесь более сюда,
Забудьте этот берег, этот вечер.

Не возвращайтессь по своим следам...
Но целый год - до капли, до минуты,
Весну, и листопад, и холода...
Но целый год я, не скупясь, отдам
За этот миг заката над Юшутом.

Не возвращайтесь по своим следам.

1997

Полигон

        Полигону Горловских Игр

Окончится наша Эпоха. Забудутся Игры.
Исчезнет из памяти слово само - "полигон".
Пробьются сквозь почву травинок зеленые иглы,
И будет гудеть над прудами лягушечий стон.

Дубки молодые на месте кострищ наших встанут,
Развалится мост, пересохнет совсем озерцо...
И кто-то однажды, с тропинки свернув на поляну,
Увидит вдруг отблеск в траве и поднимет - Кольцо.

февраль 1999

ТОЛКИНИСТСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Монастырей у толкинистов нет,
А то уйти бы в монастырь, ей-Эру!
В обитель странной толкинистской веры,
Где вечером поют "А Элберет",

Где ни постов, ни четок, ни икон
И ни обетов вечного молчанья,
Где знают, как Священное Писанье,
"Lost Tales" и "Квэнта Сильмариллион".

Вдали от шума и от суеты,
От мелких дрязг и от никчемных сплетен
Могла б я размышлять о Тьме и Свете,
Писать стихи, выращивать цветы,

Бродить в саду осенним ясным днем,
Плести венки из алых листьев клена,
Шить серебром и золотом знамена
Под завыванья вьюги за окном...

Ложатся ровно бисеринки в ряд,
Поблескивают тоненькие иглы;
А в августе на Хоббитские Игры
Команда едет из монастыря.

Община подготовилась к игре,
Обучена политике и бою...
Но это все мечты, само собою -
У толкинистов нет монастырей.

апрель 1999


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала