Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Иллет

Странник

       От деревеньки Хэлгоровка до сельца Астаховка было около одной лайта, точнее, около восьми къонар. Кайнэр шел не торопясь, потому добрался до места в середине третьего дня. Идти было хорошо, дороги уже просохли и солнышко начало пригревать почти по-летнему. На полях во всю кипела страда, и хэлгээрт в установленных законом одеждах цвета меда и трав, земли и солнечного камня погоняли волов, весело перекликаясь. Кайнэр прислушался.
       - Я тебе покажу, пух ты камышовый, кермек перекатный!.. Алталар ты стоеросовый! Ты будешь у меня по бабам бегать! Вот скажу все тано, он тебе покажет! Он тебе покажет, алхор ты позорный!
       Кайнэр горестно воздохнул. Благородное наречие Ах'энн теряло свой высокий смысл и тайную суть. Слишком много веков прошло с тех пор, как уцелевшие жители Аст Ахэ покинули Твердыню. И сколь бы ни старались их потомки сохранить дух и знания Твердыни, все усилия были тщетны. Вроде бы все было как подобает - тано следил за тем, чтобы хэлгээрт трудились и кормили таэро-ири и сословие мудрых, то есть, эайнэрэ, ллиири и таннар. Таэро-ири защищали остальных и собирали добровольные дары хэлгээрт в установленном размере - десятую часть от урожая. Мудрые же хранили закон. Кайнэр был горд тем, что происходил из сословия мудрых, призванных указывать путь. Но, конечно, Путь указывал только тано. И Кайнэр был избранным учеником. Таких на его памяти было уже трое. Все они отправлялись после окончания обучения искать свой путь, и до сих пор пока ни один не вернулся. Видимо, не нашли еще. Но тано нужен преемник, и выберет он из учеников. Возможно, им окажется как раз Кайнэр, хотя уже три поколения получалось так, что преемником становился сын или племянник предыдущего тано. Оно и понятно - дар крови. Но, как бы то ни было, по закону все достойные юноши проходили испытания, после чего достойнейший становился избранным учеником. Кайнэр шел к дому тано и думал о том, что сегодня он будет посвящен в величайшую тайну. В тайну Истинного Ах'энн.

       Двор у тано был богатый. На двери висел оберег - спящий дpакон цвета листьев полыни на узкой чеpной ленте. Это был одновременно знак того, что тано спит либо ест, или размышляет, и никто не должен мешать ему, и еще оберег от злых духов - валар. Кайнэр присел на крылечко, ожидая назначенного часа. Наконец, дверь отворилась, Кайнэр встал и поклонился тано - высокому седовласому старику в черной хламиде с широкими рукавами. У тано было узкое тонкое лицом и узкие тонкие руки с длинными пальцами. По вековой традиции, тано прятал руки в широких рукавах, потому, как лицезреть руки тано считалось привилегией лишь посвященных. Но не всегда это удавалось, и Кайнэр уже видел святые руки, потому считал себя почти посвященным.
       - Халло тэи-эрто, - почтительно произнес Кайнэр.
       - Хэлло, - ответил тано. - Входи, таирни.
       Кайнэр внутренне подобрался и вошел.

       - Итак, - заговорил тано голосом, полным мудрой печали, - ты пришел познать тайну Истинного Ах'энн, ибо без него нет понимания Пути.
       Кайнэр, раскрыв рот, смотрел на тано, дрожа от нетерпения, как щенок на морозе.
       - А тайна, таирни, заключена в том, что утрачен Истинный Ах'энн. Мы не можем познать истинный смысл этого языка, ибо мысленной речью более не обладаем. Да-да, и я тоже. И я более ничему не могу обучить тебя, - скорбно вздохнув, сказал тано. - Вот тайна, иной нет.
       Юноша в ужасе воззрился на тано.
       - Но как же...
       Тот печально вздохнул.
       - Да. Ты прав. Я много раз уже хотел открыть истину людям, но подумай - что будет с ними? Мы столько веков держимся лишь этой слабой надеждой, что хоть кто-то... хоть кому-то... И теперь - отнять у них надежду? Нет, я не могу. Таирни, если у тебя хватит мужества - скажи им. А я - трус. Я - не могу.
       - Учитель, - схватив узкие руки тано, горячо проговорил юноша, - ты прав, тысячу раз прав! Нельзя отнимать у людей надежду! Но ведь долго так тоже продолжаться не может:
       - Да, да, таирни. Потому - вспомни своих предшественников - они и уходили на поиски Памяти. На поиски того, кто может вернуть нам Дар.
       Кайнэр воспрянул духом.
       - О ком ты говоришь, тано?
       - О том, кто был некогда первый Учеником:
       - Ах-х-х! - только и смог сказать юноша. Ноги стали ватными, горячая волна захлестнула все тело. Неужели правда... он увидит...
       - Я иду, учитель, - он опустился на колено и приложил руку к груди.
       - Ступай, мальчик мой, - тано с облегчением стер со щеки слезу.

       - Там, внизу, - благоговея и трепеща, сообщал орк, просто изнывая от желания смыться куда подальше от ясных очей шестого назгула, известного своей страстью к вивисекции - последнее время эта "нуменорская сволочь", по словам третьего назгула, харадрима, что-то вдруг заинтересовалась устройством орочьего организма и проблемой исцеления оного. Почто уже не первый орк был оным назгулом вскрыт ради установления связи органов внутри орка, а также рассмотрения реакции орка при воздействии на различные органы. Естественно, в данном случае требовалось, чтобы орк реагировал, то есть, был не просто жив, но и, желательно, в сознании.
       - Что - там, внизу? - досадливо бросил Эрион, наморщив изящный нос - орк и так вонял, а от страха встал вонять еще сильнее.
       - Там... странник..., - орк прижал уши. Слово "странник" в последнее время вызывало у назгулов непредсказуемую реакцию, в основном, негативную.
       - М-да? - Эрион был почти благодушен.
       - И чего ему нужно? - скучно отозвался Кхамул, подпиливая ногти.
       - Он...
       - А почему бы, братец, - Кхамул несколько раз плавно взмахнул тонкой красивой кистью, - не позвать его самого? Может, что и вправду дельное пришло?

       Вскоре Кайнэр, исхудавший, обносившийся, с лихорадочным огнем в глазах, стоял перед назгулами.
       - Итак, что ты можешь? - спросил Эрион. На Ах'энн, между прочим.
       - Я? Я знаю кэннэ-йоолэй, высокое наречие Аст Ахэ, историю жизни и деяний Учителя, я знаю...
       - Да нет, что ты можешь?
       - Я могу писать на Ах'энн, читать...
       Эрион знаком остановил его.
       - Я еще раз спрашиваю - ты обучен чему полезному?
       Кайнэр аж подавился словом. Эрион выругался про себя. Кхамул, как и все назгулы, умеющий слышать мысли собрата, хихикнул. Нуменорцы умели завернуть такое... А уж лекарь-то особенно.
       "Опять восторженная пустышка... Ну, что я с ним делать буду? Как им дать понять, что не собираем мы вдохновенных идиотов, нам нужны люди, умеющие что-то настоящее делать, а не вздыхать восторженно! Переучивать же - я, конечно, бессмертен, но время все же конечно, и я не желаю тратить его на бесполезных обалдуев!"
       "Да не мучайся, - мысленно проговорил Кхамул. - Спроси лучше, чего ему надо".
       - Ага, чего тебе надо? - послушно повторил Эрион.
       - Я... я хочу служить Великой Тьме и Ученику Айанто! Я хочу познать истинный смысл Ах'энн!
       Назгулы согласно кивали.
       - Хорошо. Послужишь, - наконец, кивнул Эрион. - Великой Тьме послужишь, и Путь узнаешь. Если таково, конечно, твое желание.
       - Да-да! - воскликнул Кайнэр.
       Назгулы переглянулись
       - Кажется, ты собирался опробовать новое заклинание, - сказал Эрион. - И тебе кое-что было для этого нужно... ну, ингредиенты...
       Кхамул кивнул.
       - Идемте, юноша, - сказал он.

       Когда его тащили к большой черной чаше, над которой стоял Кхамул, задумчиво пробуя на остроту кривой нож, он успел крикнуть только одно:
       - Вы все неправильно понимаете! Тано этому не учил!
       - Да-да, конечно, - успокаивающе сказал Кхамул, беря его за волосы. - У тебя свой тано, у нас свой. Такова жизнь, юноша.

       - Вот, все они так, - говорил потом маг Кхамул лекарю Эриону за кувшинчиком омерзительной дунландской сизоватой и опалесцирующей сливянки. - Сначала - послужить хочу, а в каком качестве - никто не спрашивает. А как доходит до дела - так на попятный.
       - И так - веками! - согласился Эрион. - Никакого улучшения. Нет, род человеческий надо переделывать. Пожалуй, я бы мог заняться... Слишком много дураков.
       - Не путай, братец. Наивных и восторженных.
       - Одна хрень, - сокрушенно вздохнул Эрион и опрокинул в себя серебряный изящный кубок сливянки. - Заклинание-то хоть сработало?
       Кхамул почему-то потер копчик и отрицательно покачал головой. Эрион хихикнул.
       - Не унывай. Еще много ду... восторженных по земле бегает. Хватит на все. Они чокнулись и выпили еще - Кхамул за удачу нового заклинания, Эрион - за удачу экспериментов над орками.

1999


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала