Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Kireth go-Haladin

Остались только имена

 

Аннатар
(Пагубные последствия изучения языка Валарин)

Не спится на груде измятых перин -
Пойти, что ль, и ночью ковать?
А в горле, как в горне: огнем - валарин,
Что ты уже стал забывать,
Подобный и шуму могучих дубрав,
И гибельной пляске мечей,
Язык, каждый молнией бьющий: "Я прав!" -
И громом грозящий: "Ты чей?"
О, сколько веков с его слогом вразрез,
О, сколько столетий не так!
Ты даже во сне не вздохнешь: "Aghulez"*,
Предвидя ответное: "Враг!"
Так звавшийся прежде - не выиграл бой,
Но, пусть он ошибся стократ,
Ты веришь, что Тьма и удача - с тобой,
А щит - попрочней серебра.
Работа к финалу, а ты все не рад.
Дать имя - последняя грань.
"Зовись же..." - сказать бы: Mahananaskad!** -
Да золото вяжет гортань, -
И звон оттесняет тот битвенный лязг,
Что много столетий с тобой,
И хриплое, колкое, злое "Аш назг..."
На плоть наковальни - судьбой.
┘Не спится - которую сотню веков:
Нет нужды бессмертным во сне.
На пальце кольцо - тяжелее оков.
Звезда пламенеет в окне.
Забудься работой, упейся войной,
Поверь, что стоишь за добро...
Не слушай, как корчится тьма за стеной:
"Предавший мое серебро..."


* Имя Ауле на Валарине
** То же, что и Маханаксар, буквально - "Кольцо великих", или даже (?) "Великое Кольцо"
NB: кольцо - "nashkad" - наиболее близко к пресловутому nazg Черной Речи.

Случайный вальс

Наблюдая мороз, старожилы эпохи
Предвещают возврат дней Суровой Зимы.
Только вряд ли дела столь отчаянно плохи,
Хоть бы и потому, что увиделись мы.
Мы пугаем трактир разговором ученым.
В полутьме не видать у обоих лица.
Мне почти все равно, что бесплотен и в черном
И любимой своей не подаришь кольца.
Этот мир сотворен золотым и зеленым,
Но играет зима на твою правоту,
И, срываясь на крик, ты твердишь убежденно,
Что ash nazg gimbatul и ash nazg krimpatul.
Мы играем в снежки, обсудив между делом
Оправданье добра и бессмертье души.
От сапог до плаща весь ты сделался белым,
Только сердце твое все же burzum-ishi.
Так и кружит нас вальс в середине сугроба,
Разложив, как умел, партитуру теней,
А над миром встает безграничная злоба,
И, отважно шагнув, ты рассеешься в ней.
За кругами земли дремлют древние боги,
Бесполезно винить их в разгуле зимы.
Кто бы ни проложил Тьмы и Света дороги,
Только сами по ним разбредаемся мы.
Ты - на юго-восток, молчалив и спокоен,
Я - к столице помчусь в предвкушении ласк -
Там дождется меня статный гондорский воин,
Спросит "Что подарить?" - я отвечу "ash nazg".
Впрочем, что тебе смех, суета человечья,
Раз отринул ее - так иди до конца.
...А трактат о душе и о Черном Наречье
Я тебе посвящу в День Отмены Кольца.

08 Февраля 2001

Песнь о филологической недостаточности

          Имен не осталось.
            Ниеннах

Падет закат, и встанет мгла, кто проиграет в дурака,
кто возрыдает над корытом,
Кому - серьезные дела... А я сижу над ЧКА,
над словарем ее открытым.
Не мыслю Тьме противостать, но вновь незримая стена
неколебима между нами:
Ведь мне учебник не достать, остались только имена,
и что мне делать с именами?

Пусть не является во сне всепоглощающий потоп,
всесокрушающее море,
Дворцы и хижины на дне, - но я довольно знаю, чтоб
затосковать о Нуменорэ.
Сады и россыпи камней, - да что там, целая страна! -
вовек сокрыта под волнами, -
И адунаик вместе с ней. Остались только имена -
и что мне делать с именами?

Когда уйдет последний гном, когда падет последний орк,
и энт последний станет древом,
Настанет Смертных век, и в нем филологический восторг
я усмирю холодным гневом.
Зачем мне сей разумный век, его святыня и порок,
мой путь - не между вами?
...Своей эпохи человек, я снова брежу между строк
несохраненными словами.

Я препарирую слова, я открываю словари,
и пусть улов весьма обилен,
Бывает - повезет едва, но чаще слышен только скрип
перенатруженных извилин.
Увы, с былым не слиться нам, крепка проклятая стена,
хоть и прозрачна временами...
Я поклоняюсь именам, я постигаю имена,
Я прорастаю именами.

А ты избрал веселый путь, душа поет, а не болит,
и не саднит потери жалость,
Не грезишь прошлое вернуть - ты предпочел палеолит,
где и имен-то не осталось.
Дурного слова не скажу: не чужд естественных наук,
ты не пренебрежешь иными...
Но я с тобой не ухожу: я верю имени, мой друг,
и что сей мир, когда не имя?..


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала