Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Лора Бочарова

Хроника печали

 

Забытые герои

Что мне сказать о государе Финвэ?
Он первым был из тех, кто видел свет,
Он был из тех, чье сердце не остынет,
Кто не счетает ход бессмертных лет.

Он знал про землю, где не властно горе,
Где сумрак бел, где воздух золотист,
И он повел сородичей за Море,
Что в верности своей ему клялись.

Там стал он королем своих собратьев -
Никто ему препятствовать не смел -
В земле, что распахнула им объятья,
Где воздух золотист и сумрак бел.

Трех сыновей ему послали звезды -
И первый, словно пламя, был жесток,
Второй был холодней, чем горный воздух,
А третий чист, как ключевой поток.

Что мне сказать о государе Финвэ?
Он в счастье дал погибельный обет:
"Я до тех пор сей берег не покину,
Покуда не погаснет этот свет!"

Мы все в плену нечаянного слова.
Нам всем судьба готовила удар:
И свет погас - и, обливаясь кровью,
Пал на пороге дома государь.

И сыновья его клялись мечами
Воздать убийце света и отца,
И корабли покинули причалы,
И битвам гнева не было конца.

Дань кровью за него взимали дети,
Но знаю я - он мести не хотел.
Он видел свет - и растворился в свете,
Где воздух золотист, и сумрак бел.

07.2002

Заклятие нолдор

Айи, лауриэ суринен.
Йени унотимэ алдарон,
Йени вэ линтэ аваниер
Ар тхауруниа морниэ.

Стены прозрачные сметены,
Черного горя отметины.
Там, где вчера еще вереск цвел,
Ныне могильный курган взошел.
В небо врезается Карадрас,
Кто-то наверное проклял нас.
Бъемся, как листья в руках зимы,
К жизни навеки привязаны,
В звуках прибоя и голоса,
В стоне и в песне и в голосе,
В звоне железа и в лязге стрел
Проклят же будь, черный замысел!
Замерли травы над битвами,
Замертво лягут рабы твои.

Финрод - Карантиру

        Ведь в небесах моих -
        Погибший мой рассвет...
            Р.И.
Ты хронику печали пишешь, брат.
Моих небес пылающий закат
Спокойно перешел бы в сумрак синий,
Когда бы не ударившие в спину
Тупые стрелы узнанных утрат:

Сплетенье тонких рук - или ветвей -
Или скрещенье линий на ладони
Упавшего листа - все топчут кони,
Что вырвались из памяти моей.

Седа их грива, как морская пена,
Как пепел корабельных корпусов,
Как снег, что заметает звуки слов -
Так белит пыль склоненные колена,
Так белит лица отпечаток плена -
И запирает сердце на засов.

Да, мы в плену у чуждой нам игры.
Надеюсь - не навечно. До поры.

Когда все будет сказано и спето,
В земле, с которой сброшены запреты, -
За гранью смерти, - встретится легко
Средь яркого полуденного света
С твоих небес погубленным рассветом
Горящий запад неба моего.

1994

Шансон де жест

Hе на золоте полей, чья трава густа,
Hе у моря, где на скалах сверкает соль,
А у вражеского рва, на краю моста
Hаконец нашел тебя я, о мой король.
Из десятков тысяч лиц, через сотни лет,
Я узнал тебя, король, сквозь печати бед
По сиянию волос, где застыл рассвет.
Я узнал - и на уста наложил запрет.

Hе узнать теперь другим, как ты был убит,
Как подвел тебя твой голос, порвав струну,
Что за кубок до конца был тобой испит,
Hе проведать никому, что ты был в плену.
Я и так уже предвижу, как верный скальд
Обрисует твою стать и изгиб бровей,
И, настроив на лады деревянный альт,
Понесет тебя, как взятый в бою трофей.

Прикрываясь твоим именем по пути,
Будет нищий хлеб выпрашивать на ветру,
И герольды будут доблесть твою нести,
И истреплют, словно вражескую хоругвь.
Менестрели налетят, как мошка на свет,
И такого напоют про любовь и боль,
Что не выяснить уже - жил ты или нет...
Hе узнать тебя боюсь я, о мой король.

Я бы вынес на руках тебя, государь,
Hа простор, где волны пенятся об обрыв,
Hо сложить тебе курган - погребальный дар -
Hевозможно, тайну гибели не раскрыв...
Так лежи, о мой король, средь сожженных трав
Возле черного моста, где ты принял бой.
Крылья западных ветров отпоют твой прах,
Чтоб и в смерти ты остался самим собой.

Песнь о моем лорде

Ветер
Потревожил сонную листву.
В тьме и в свете
Я тебя по имени зову.
Лес молчит,
Словно полк, лишенный короля,
Лишь в ночи
Кровоточат ветви:
Ветер,
Полуночный ветер мне сказал:
Чтобы верить,
Не нужны ни разум, ни глаза.
Здесь трава
До сих пор хранит твои следы,
Но в ночи кровоточат ветви.

Над лесной дорогой клубится пыль,
Тени глубоки у цветущих лип.
Лорд мой переменчивый, где ты был
В час когда сжигали мы корабли
домой?
Ты должен был остаться...

Ветер,
Это ветер стонет в темноте -
Метит
Прямо в грудь, открытую беде:
Без тебя
Этот мир, как дом, осиротел,
Без тебя
Кровоточит сердце.
Видишь -
Звезды бьют в древесный окоем.
Видишь -
Лес поет при имени твоем!
Выйдешь -
Ты из тени выйдешь, и вдвоем -
Ты и ночь - мне излечат сердце...

Встанет над дорогой прозрачный мост
От твоей руки до кленовых звезд.
Венчаный короной златых волос,
Ты склоняешь голову в ответ на мой вопрос:
Зачем ты не остался?..

Ветер
По лесным прогалинам летит,
Чтобы встретить
Твой приветный возглас по пути.
На земле
Без тебя мне некуда идти,
Кровь черна, словно двери ночи.
Ветер,
Подари мне сон или покой!
На рассвете
Я хочу смириться с пустотой,
До зари
Стать древесным соком и смолой
И застыть в этой долгой ночи!

Над лесной дорогой - седой туман,
Ветви, словно руки, сплетают сеть,
Лорд мой, неужели здесь все - обман?
Лорд мой, неужели ты и вправду
встретил смерть?..
Ты должен был вернуться:

Ветер,
Это только ветер,
Это только ветер...

21.05.2002

Мед

Это вино. Это не яд и не кровь.
Это вино. В нем нет ничего, кроме меда.
Солнечный хмель - источник для терпких слов:
Такова его природа.

Пусть плачет о смерти тот, кто не смог одолеть немоту.
Пусть тот закроет глаза, кто привык к полутьме,

           кто не может стоять в свету.
     Я знаю, что свет слепит,
     Я знаю, что боль поет,
     Я знаю - душа звенит,
     Когда оборван полет.
Пусть тот клянет свой удел, кто слаб идти до конца.
Пусть тот страшится судьбы, кто все рассчитал,
           кто не видит ее лица!
     Я знаю, что кроткий - чист,
     И радость - его причал.
     Я знаю - лишь тот смолчит,
     Кто от рожденья молчал...
Это вино. Зачем ты выпил его?
Выбрать свой путь - твое врожденное право.
Но это вино - и поздно жалеть того,
Кто открыт его составу.

Я знаю - дрожит рука, когда отвергает сталь.
Я знаю, что лучший щит - забвение и печаль:
     Они - броня
     Для слишком скупых сердец...
     Достанет ли нам огня,
     Что нам отмерил Отец?
Я вижу пропасть меж криком и словом - она глубока.
Пусть плачет о смерти тот, кто думал, что смерти нет,

           что она легка.
     Когда сожжены мосты,
     Моря переходят вброд.
     Но знал ли об этом ты,
     Ступая на тонкий лед?
         Из раны сочится мед,
         Пока твоя боль жива.
         Я знаю, что кровь пойдет,
         Когда иссякнут слова.

август 2002

Идущему в Лориэн

Друг мой беспечный,
Ты был бесконечно
Влюбленным в май.
Стынет в глазах твоих
Холод предвечный,
Ну что ж, прощай!
Пепел в руках твоих
Так же, как на сердце
Пепел лет.
Пену морскую
Окрасил багрянцем
Закатный свет.

В шелест медовой травы упади добровольно и мирно.
Гладь твоих грез оживит беззаботнейший Ирмо,
Здесь нам с тобой не везло среди крови и смуты -
Расстаемся светло,
Расстаемся светло...

Горит закат, как пурпур королей,
Над троном дня, над синевой долин.
Мы помним все: поющий Гондолин,
Алмазный Менегрот и травостой полей.

Дитя прибрежных бризов,
Какой тоской пронизан
Твой рассвет?
Но на краю печали
Ты помнишь, как кричали
Чайки вслед?

"Есть только небо и ветер,
Есть только небо и ветер,
Никто из нас не в ответе
За отпущенный срок,
За последний чертог -
Но лишь тот, кто бессмертен,
Испытает свой рок."

Да, ты был тверд, как рукоять клинка.
Твой путь - прямой, но сломан пополам.
Пора домой, к заветным берегам.
С тобою голос мой, с тобой моя рука.

Пена морская дарует тебе ожерелье из капель,
Призрачный парус умчится с тобой от беды.
...Свет одинокой звезды рассечет, словно скальпель,
Неподвижное тело твое возле кромки воды.

1995

К Манвэ (Альба тэлери)

Попутный ветер в наши паруса.
Пути на ветер брошенного слова.
Бессчетные пути в единый узел завязать
Могли лишь Валар,
Валар,
Могли лишь Валар и голос крови.

Попутный ветер от волны к звезде,
Попутный ветер от руки до взгляда,
Попутный ветер, что корабль уносит по воде,-
Твоя надежда,
Твоя награда.
Владыка Ветра, натяни свой серебристый лук -
Пробито сердце, теперь в нем песня ветра.
Довольно, чтоб дороги судеб не замкнулись в круг
Hа грани света
Света,
С сумраком разлук.

Попутный ветер в наши паруса
До белых лестниц Гавани далекой.
Когда от берегов ладьи уходят в небеса -
То воля Hамо,
Hамо,
То воля Hамо - Владыки Срока.

Возьми в свою ладонь янтарный блик,
Что был в песке последнего причала.
Попутный ветер сердце унесет за сотни лиг,
Hа земли Валар,
В край без печали.

Владыка Ветра, распахни воздушные крыла!
Из ветра соткан плащ небосвода синий.
Довольно, чтобы звезды пели и волна вела
Ми андуниэ, ми андуниэ, эльда Валимар.

1995


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала