Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Ringweth Ulairi

Госпожа моя смерть

Госпожа моя смерть

- Я возьму тебя за руку, - сказала она, - и поведу в туман...
- А дальше? Что дальше, за туманом?
- Ничего. Дальше ничего. Ничего...
А.Сапковский, "Ведьмак"

Терпкий запах дурманный плавал
По-над праздничною столицей,
И красавица взгляд лукавый
Укрывала в густых ресницах.

    Но, сжимая ее в объятьях,
    Помнил я о другой, желанной, -
    Госпоже моей в сером платье,
    С волосами цвета каштана.
Она редко приходит гостьей
Во дворец и под сень аллеи.
Ей заброшенные погосты
И сражений поля милее.
    Под мелодию ветра пляшет
    На поросших травой курганах
    Госпожа моя в сером платье,
    С волосами цвета каштана.
Я назвал бы ее невестой,
Я назвал бы ее супругой, -
Только с нею не быть нам вместе
И не быть нам с ней друг без друга.
    Всюду, где довелось бывать мне,
    Шла за мной вослед неустанно
    Госпожа моя в сером платье,
    С волосами цвета каштана.
Ночь утех тоску не излечит,
Не утонет тоска в бокале.
Дарит мне с Госпожою встречу
Только холод разящей стали.
    Час свиданья сполна оплачен
    Болью, кровью, смертельной раной...
    Госпожа моя в сером платье,
    С волосами цвета каштана...
Вы не верите мне? Не верьте.
Я над вами смеюсь, конечно.
Разве может мечтать о Смерти
Тот, кто жизнью наказан вечной?
    Но туман наползет с заката,
    И шагнет ко мне из тумана
    Госпожа моя в сером платье,
    С волосами цвета каштана.

июнь 1998

Дорога на Амон-Ланк

Лужи, осока, гнилые осины,
Кочки, поросшие крапчатым мхом.
Слева трясина и справа трясина,
А посреди - каменистый холм.

Разум ли черные чары обманут,
Взгляд заморочит болотный туман,
Только увидишь ты, путник, нежданно,
Крепость там, на вершине холма.

Серые стены, угрюмые башни,
И ни движения - мёртвая тишь.
Что же ты замер, путничек, - страшно?
Поздно бояться - не убежишь.

Многие в эти входили ворота,
Только немногие вышли назад,
Пляшут огни по-над гладью болота,
Словно погубленных душ глаза.

Спросишь ты: "Где я?" - и призрачным гулом
Серые стены исторгнут слова:
"Это Дол-Гулдур... Дол-Гулдур... Дол-Гулдур -
Крепость Черного Колдовства."

1998

Назгулы в Москве

Братьям - вместо писем.

Не ждите писем от меня.
Спросите - я вам так отвечу.
Вы видите: весенний вечер,
Вино в резном бокале, свечи,
На стенах отблески огня.

Каков вопрос - таков ответ.
Вопрос хмельной - ответ похмельный.
А за окном апрель метельный
Сырого ветра колыбельной
Манит укрыться в сонный бред.

Вино безвкусно, как вода.
Нет, не получится напиться,
Не помнить разговоры, лица...
Ах, как безжалостно столица
Нас развела - кого куда.

Не верит чудесам Москва,
Как ни кричи - не докричаться,
На черных крыльях не примчаться,
Средь ночи в дверь не постучаться...
Жизнь в этом мире такова.

И жизнь - игра, и смерть - игра.
Как все нелепо-театрально:
Огонь, вино, бокал хрустальный.
Лишь одиночество реально
И бред бессонный до утра.

Не ждите писем от меня.
Мерцает свет свечей устало
В резьбе разбитого бокала...
Кольцо с прозрачным камнем алым,
А в камне - отблески огня.

апрель 1998

Без души

"Я в отпуске. Твоя душа."

"Хотите продать душу? Нет? А купить?"

Г.Л.Олди.

По городу я прохожу не спеша,
Я так беззаботен, не ноет душа.
Полуденным солнцем весь город залит.
Отличный денёк! И душа не болит.

Вот сверстника бьют впятером малыши,
А мне всё равно - не воротит с души.
Вот стражник у нищего отнял гроши,
А мне всё равно - не воротит с души.

Вот ведьму сжигают. Хэй, пламя, пляши!
А мне всё равно - не воротит с души.
Собака побитая воет в тиши,
А мне всё равно - не воротит с души.

Вот кто-то кричит на потеху толпе,
Что муки за правду готов претерпеть,
Что книгу он пишет... Да что ни пиши,
А мне наплевать - у меня нет души.

Скажите на милость, что делать с душой?
И так обойдусь. Без души хорошо.

апрель 1998

На грани (Койрэ)

Опять приходит Пробужденье - Койрэ...
Эльрин

Преддверье весны. Звон капели и лужи,
Ночного мороза ожог.
А воздух прозрачен, и голову кружит,
Как в пропасть с обрыва прыжок.

И Мглистые горы в сиянии белом
Так близко - дотронься рукой...
Нескоро травинок зеленые стрелы
Пробьются сквозь зимний покой,

Но в душу стучится, туманит рассудок
Хмельное безумье весны.
И привкус подтаявших хрустких сосулек
Разбудит забытые сны,

И солнце в осколки прозрачные брызнет,
Как в кубок хрустальный - вино.
Ту грань, что не-жизнь отделяет от жизни,
Не каждому видеть дано.

В преддверье весны и незрим и беззвучен
От сна к пробужденью полет.
Не тая, лежит меж озерных излучин
Неровный изломанный лед,

И птицы молчат, и деревья нескоро
Покроются первой листвой,
Но жизнь побеждает уже... В эту пору
Мне кажется, сам я - живой.

март 1998

Я здесь живу

Некоторым любителям ностальгировать по своим родным краям (они поймут)

- Если мир такой большой, почему мы живем в болоте?
- Это наш дом, сынок.

анекдот

...а на Востоке я не бываю.

Гэндальф

Небосвод облаками обложен,
Капли падают тяжело.
Вы не верите мне, быть может, -
На Востоке уже тепло.

Здесь ненастье, здесь серость и сырость,
Нет дождя - значит, будет град.
Там черемуха распустилась
И рябины в цвету стоят.

Здесь холодные ветры, как плети,
Молодую секут траву...
Но устроено так на свете -
Здесь живу я. Я здесь живу.

На Востоке в безоблачном небе
Золотится ясный рассвет...
Только я на Востоке не был
Уже несколько сотен лет.

май 1999

Колыбельная сестре

Морврин от Рингвета - на память о том, чего не было

Нас ночь от тревог напоследок укрыла ладонью...

Эльрин

Месяц висит над горами - холодный и тонкий,
Медленно гаснет закатных небес полоса...
Летняя ночь коротка. Спи спокойно, сестренка, -
Ведь до рассвета осталось четыре часа.

В сумраке бродят дозорные тихо, как тени,
Угли в костре прогореть не успели еще.
Ты головою ко мне прилегла на колени,
Под руку меч положив и укрывшись плащом.

Спи; и во сне позабудь о вчерашнем сраженье.
Мы с тобой живы. А прочее всё - не беда.
Ночь милосердно дарует покой и забвенье
Тем, кто уснул до утра и уснул навсегда.

Спи; и не думай во сне о сраженье грядущем.
Пусть мы погибнем - мы вновь возвратиться должны.
Смерть - это сон; жалко, срок, что на сон нам отпущен,
Короток, словно затишье средь долгой войны.

Глупая птица спросонья заплакала тонко,
А на востоке алеет зари полоса.
Летняя ночь коротка. Просыпайся, сестренка, -
Ведь до рассвета осталось всего полчаса.

май 1999

Дождь над Мордором

to my King

Под вечер с Закатного Моря пришли -
Сплошной пеленой - облака.
Завеса дождя от небес до земли
Висит, колыхаясь слегка.

Угас уже серый дневной полусвет,
И ночь над землею легла.
И нет ни востока, ни запада нет,
А есть только морось и мгла.

Зачем, мой Король, ты стоишь у окна
И смотришь в ненастную муть?
Которую ночь ты проводишь без сна...
Приляг, отдохни хоть чуть-чуть.

Прислушайся: дождь тебе шепчет, шурша,
Что темный бессмертия дар
И омут бездонный, где тонет душа, -
Лишь сон, наважденье, кошмар,

Что жизнь - да и жизнь ли?- замкнутая в круг,
В кольцо неразрывное лет, -
Лишь морок, который развеется вдруг,
Как только наступит рассвет,

Что если завесу дождя разорвать -
От неба до самой земли -
Откроется моря спокойная гладь
И остров зеленый вдали,

Что Запад есть Запад, Восток есть Восток,
И им не сойтись никогда...
А утром в слежавшийся черный песок
Впитается дождь без следа.

январь 2001

АКРОСТИХИ

    Рыжих листьев клоунский парик
    Иней пудрит сединой белесой,
    Над землею стынет птичий крик...
    Где я? Кто я? Холоден, безлик
    В воздухе кружится знак вопроса.
    Есть вопрос и есть ответ, явь и бред, Тьма и Свет,
    Только вот меня - нет.

Алый рассвет. Амон-Амарт бушует, и пламя
Рвется из жерла, с сиянием солнечным споря.
Горе и гнев содрогнули всю Арду, и в Море
Остров зеленый сокрылся навек под волнами...
Родина - ненависть, скорбь и любовь. Нуменорэ.

Ковыльных степей безграничный простор,
Холодные воды глубоких озер...
А здесь - только камень да черный песок.
Мой новый безрадостный дом, мой Восток.
Угасла душа. И в глухой пустоте
Лишь пепел остался, лишь призрак, лишь тень...

Дуновение знойного южного ветра с залива
Едкой горечью дыма с пожарищ остывших полно.
Нуменорцы - по нашей земле вы ступаете так горделиво.
Но покуда я жив - не отдам ни клочка и ни пяди земли вам.
А когда я умру... Не отдам, не отдам все равно!

Эстеллиа... Сосны поют по-над кручей песчаной.
Легенда, земля моя... Море вздыхает печально.
Вернуться... Но нет - слишком долго скитался во Тьме я.
И светлой легенды коснуться, пусть даже случайно,
Рукой, что по локоть в крови, я уже не посмею.

Свежим ветром полон парус, над волнами чайка стонет,
А с высоких скал над бухтой нам маячит костерок.
Йо-хо-хо! Бочонок рома и тоску, и страх прогонит.
Тот, кому судьба сулила смерть в сраженье, - не утонет.
А что будет после смерти - мы узнаем в должный срок.

Это кто? Герой бесстрашный, а сказать точнее - дурень:
Рук и ног уже не чует, полдесятка дырок в шкуре,
И еще куда-то рвется... Во, свалился наконец.
Ох, как надоело штопать мне героев, блинн, в натуре!
Ну-ка, спирт, иголку, нитку... спирт... и спирт... и огурец.

Мир - огромный ковер. Сплетены, словно нити, дороги.
Он изменчив и пестр. Коль захочешь поближе взглянуть,
Рассмотреть - потеряешь себя среди многих и многих.
Отведи же глаза - и узришь свой единственный путь.

Хмурый лес без листвы, а над лесом - тяжелые тучи.
Осень. Или зима. А быть может, начало весны.
На ветру колыхаются ветви, топорщатся сучья,
Ноют, стонут деревья - им снятся кошмарные сны.
А на лысом холме возвышается замок могучий,
Хищно смотрит окрест взглядом узких бойниц ледяным.
Тишина. Пьяный хохот совы средь беззвучья...

Ах, не верьте балладам. Мне прошлое ныне не снится.
Сердце - уголь остывший: спокойно, мертво и черно.
Сталь и лед. Прям и холоден взгляд, и не дрогнут ресницы,
Если бьется душа и кричит, как подбитая птица...
Но о чем это я? Ни о чем. Да не все ли равно.

1999


Обсуждение

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала