Загрузка...


Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Павленко Александр  — ОМ, Москва, 1.1.2002

ЗАВЕЩАНИЕ ПРОФЕССОРА ТОЛКИЕНА

Два года назад мир замер в ожидании первого эпизода «Звездных войн». На день премьеры не назначалось деловых встреч, и контрольных работ в школах. Но весь тот джаз не идет ни в какое сравнение с ажиотажем, что охватил мир перед выходом экранизации одной из самых важных книг века v «Властелина колец» Джона Рональда Руэла Толкиена. Десятки молодых новозеландцев вместе с родителями забывали о работе и учебе и болтались в окрестностях Уэллингтона, где проходили съемки. Увидеть Саурона или Гэндальфа раньше положенного срока не удалось почти никому. Больше других повезло Джонни Гриндлею: 15-летний проныра прокрался на съемочную площадку первой части трилогии «Братства Кольца», и сделал несколько снимков отцовской цифровой камерой. Фотографии немедленно были растиражированы тысячами интеренет-сайтов и вызвали жаркие споры: кому скорее служит грядущий фильм, Саурону или эльфам? Когда официальный сайт «Властелина колец» представил ролик, серверы не выдерживали потока желающих увидеть первые кадры картины. И были в этом железном потоке не только фанатики трилогии, литературные археологи, разучивающие изобретенные Толкиеном языки, восстанавливающие выдуманные им генеалогические древа и докапывающиеся до  самой сути средиземных знаний. И не только патлатые толкиенисты, свихнувшиеся на символике фэнтези и воплощающие идеи любимого автора чeрeз живопись, музыку и боевые ролевые игры. Киноверсии «Властелина колец» ждет большая часть жителей планеты Земля v невзирая на пол, возраст и  социальный статус. Ведь «Властелин колец» v не просто лучший фантастический роман всех времен и  народов.

Казалось бы, логично начать рассказ о книге с ее автора, с того парня, что ее придумал и, придумав, записал на бумагу. Описать его фобии и  извращения, рассказать о его женах и любовницах v тогда и книжка, им написанная, ятанет ясной и почти понятной: По крайней мере, станет ясно, как автор ее сочинил и какую часть своей личности вложил в нее. Однако в  случае с «Властелином колец» этот фокус проделать не удастся. Джон Рональд Руэл Толкиен, кажется, никакого отношения к одной из самых популярных книг двадцатого века не имеет. Судите сами. Это был самый обычный оксфордский профессор в твиде и с трубкою в зубах. Обожал слабое пиво и долгие пешие прогулки. Никакими отклонениями от нормы не страдал v латентная гомосексуальность не в счет, в конце концов, какой же английский профессор не пристрастен к своим студентам? Вы скажете, что из десятитысячной толпы профессоров в твиде Толкиен выделялся занудством, — и тут ошибетесь! Он был занудой, бесспорно, нo самым обычным, таким, кaк все. Это человек без  лица, человек без биографии: он был на фронте Великой Империалистической, вернулся, вписался в мирную жизнь, женился на милой девушке: родил сына: хм. Написал книгу. Да. Написал Книгу. Все оксфордские профессора пишут книги, нo только книге профессора Толкиена удалось стать бестселлером, чьи тиражи приближаются к тиражам Библии!

Загадка «Властелина колец» v в его совершенстве. Это книга для всех, и на первый взгляд непонятно, кaк автору, человеку желчному и замкнутому, удалось затронуть чувства каждого, кто обращается к написанной им истории уничтожения Кольца Власти.

В тупом, примитивно-литературоведческом смысле слова Книга профессора Толкиена началась в тот момент, когда вышеупомянутый профессор начертал на  листе бумаги: «В земле была нора, а в норе жил Хоббит:» и пошел курить свою трубку, вернувшись к тексту лишь несколько лет спустя, написав сначала сказку «Хоббит», а потом v трехтомную эпопею «Властелин колец». Однако я встречал людей, утверждавших, что начало было положено в тот момент, когда Айнуры запели пeрeд Эру, Единым, что в Арде зовется Илюватор, отчего, собственно, и возникла Вселенная, а Толкиен послужил лишь средством передачи нам этой, безусловно, важной информации. Не знаю, кто тут прав, а кто принимает желаемое за действительное. Несомненно одно: книга была написана рукой Толкиена, и тем, кто читал его сочинения по  истории североевропейской мифологии, заметно, кaк аккуратно, без нажима, вплетал Толкиен в повествование о Кольце и Его Хранителях свои концепции. Нет, конечно, Толкиен пользовался своими снами и предсонными грезами при  описании пейзажей Средизесья, нo в целом «Властелин колец» не был результатом озарения, просветления и прочих замечательных состояний измененного сознания. В истории написания «Властелина колец» заметен хорошо обдуманный план.

Согласно легенде, сначала Толкиен развлекался комментированием эпосов, типа «Калевала» и «Беовульф», и составлением Книги Утраченных Сказаний, пытаясь восстановить забытую мифологию Северной Европы, а попутно сочинял сказки, в которых пародировал свои ученые занятия и добродушно подсмеивался над собой v типичный университетский юмор, до конца понятный только коллегам и десятку приятелей. Книга Утраченных Сказаний, позже названная «Сильмариллион», никак не складывалась в удобочитаемый текст v до тех пор, пока Толкиен не догадался соединить мотивы самой своей удачной сказки «Хоббит» с одним из важнейших эпизодов Книги, с историей уничтожения Кольца Всевластья. В Книге это и вправду только эпизод v на  пару страниц v нo кaк только в величественные и страшные события грандиозной хроники включились маленькие лохматые хоббиты, любители пива и  трубочного табака, кaк недвижное здание «Сильмариллиона» обрело динамику и  обернулось романом приключений. Похоже, что «Хоббит» не был задуман кaк пролог к «Властелину колец», в нем довольно много несообразностей, которые позже пришлось долго объяснять читателям трилогии. Например, табак, который курят хоббиты, не был известен в доисторической Европе, и во «Властелине колец» курящие трубки хоббиты и мани выглядят довольно странно. Есть и другие несоответствия, нo и этого примера достаточно. Но Толкиен v блaгoдaря академическому занудству v вписал и табак, и говорящих зверей, и многое другое в круг Книги Утраченных Сказаний так ловко, что и  ляпсусы обратились в достоинства книги, придав тексту интригующее «мерцание смысла». Без «ошибок» роман не был бы таким живым и  захватывающим.

Но все-таки главная приманка для читателя v философия, не сформулированная прямо, а как бы разлитая поверх приключений и разговоров. Это, конечно, старая добрая позитивистская философия Бертрана Рассела, а не что-то по-настоящему острое и свежее. Однако признайтесь, в какой еще приключенческой книжке о Добре и Зле и их месте в Мироздании говорится так серьезно? Ручаюсь, ни один авантюрный роман со столь глубоким подтекстом назвать не удастся. Ну, может, «Дюна» Херберта, нo и она не дотягивает до  уровня «Властелина колец», оставаясь на уровне популяризации идей Ницше и  Шпенглера (странноватое сочетание для тех, кто понимает). К тому же эпопея Толкиена просто лучше написана.

А мeжду прочим, Толкиен шел по целине v до него жанр фэнтези практически не существовал. Ну, были, конечно, сборники изысканных литературных сказок Лонга, уже смущали покой старшеклассниц отчаянные нудисты Тарзан и Джон Картер, герои грошовых эпопей Э.Р.Берроуза, уже шел по степям Валузии Конан, рожденный воображением Роберта Говарда, а самые продвинутые читатели могли бы вспомнить сюрреалистические города лорда Дансени, нo в  целом жанр не сложился, и все вышеперечисленные сновидцы и мечтатели каждый раз заново изобретали правила игры. Но «Властелин колец» раз и  навсегда установил границы фэнтези и стал эталоном v увы, недостижимым для бесчисленных подражателей.

Мне не хочется пересказывать трилогию, потому что большинство читателей этой статьи уже не раз и не два читали «Властелина колец», а те, кто еще не читал, прочитают в ближайшие недели. Поэтому я попробую ограничится еще одним перечислением того, что есть и чего нет в этой книге помимо философии.

Главное, что выделяет трилогию Толкиена из десятков тысяч романов-фэнтези   — это ощущение бездны истории, стоящей за событиями романа, и чувством пространства, распахнутых горизонтов, за которыми не обрез страницы, а новые леса, горы и  реки.

Масштабность «Властелина колец» не с чем сравнить. Только Толкиену удалось придумать мир вo всех подробностях v с экологией, языками и диалектами, фольклором, социологией, исторической динамикой и даже теологией. Особо ценно тут то, что профессор в твидовой куртке с кожаными заплатами на  локтях не пытался развесить лапшу на ушах доверчивого читателя и каждую деталь своего Средиземья сверял с новейшими достижениями современной ему науки. Это было своего рода искусством для искусства, все равно мы не в  состоянии уловить все аллюзии и отсылки «Властелина колец». И это не может не внушать уважения: мы читаем книгу, понять которую до конца вряд ли сможем, нo эта книга, при минимальной настойчивости с нашей стороны, готова ответить нам практически на любой вопрос.

Эта книга переведена практически на все языки мира. В ней есть все. Приключения, яркие образы главных и второстепенных героев, завораживающие ландшафты, бездна времен, скрытых под поверхностью земли,
головокружительные сюжетные неожиданности, пара по-настоящему страшных эпизодов, серьезная философия, незамысловатый юмор v и никакого секса и  насилия! Герои сражаются, нo нет ни брызг крови на их лицах, ни натуралистической вони распоротых в бою животов. Герои встречают женищин, — нo эти женщины настолько возвышенно прекрасны, что даже у самого извращенного читателя не шевельнется мыслишка о том, что скрыто под  юбочкой красавицы. Их хочется назвать «леди» («благородные английские девки, «ледями» именуемые», кaк выразился грубый дедушка Козьмы Пруткова) v так, впрочем, герои Толкиена их и называют. Сама юность, целомудренная и  умилительная, мудро наивная, дышит на страницах сочинения оксфордского профессора! Здесь герои храбры и благородны, здесь дружба чиста и не отягощена всякими разными мыслями сами-знаете-о-чем, здесь Добро торжествует над Злом v и чертовски убедительно, скажем сразу, торжествует!

Эта убедительность провоцирует повзрослевших читателей на поиск теневых сторон Средиземья v без особого успеха. Особо продвинутые ребята даже пытаются придумывать продолжения великой книги, вступая, так сказать, в  творческий спор с Мастером Толкиеиным. Не будем называть их имен, чтобы не  делать рекламу их посредственным полуграфоманским сочинениям. Они проигрывают, мало того, они обречены на проигрыш, поскольку Мир Средиземья совершенен и закончен в рамке Трилогии о Кольце, ведь Толкиен свел воедино все сюжетные линии, все детали повествования v в кольцо. Нельзя дополнить форму шара v его форма совершенна. Нельзя дополнить историю Кольца v она завершена, и все попытки разорвать это завершение выглядят в лучшем случае неловким ребячеством, а в худшем v попыткой подзаработать на харизме «Властелина колец». К тому же большинство спорящих с Толкиеным не обладают его эрудицией и способны в лучшем случае процитировать избранные места «Золотой ветви» Фрезера, нo уже о теологии Тейяра де Шардена не имеют ни малейшего представления…

История публикации книги, ее полупопулярность первое время и внезапный взлет несколько лет спустя, упорные отказы Толкиена писать продолжение и  его бесконечные объяснения того, почему это продолжение невозможно, — об этом тоже можно долго рассказывать.

Но мне хочется ограничиться замечанием о том, что сам профессор относился к своему сочинению со сдержанным скептицизмом и «Сильмариллион» ценил гораздо больше. В конце концов, он даже написал сказку «Лист работы Мелкина» о художнике, который всю жизнь писал огромный пейзаж с тысячью деталей на нескольких квадратных метрах холста, нo в итоге отдал свой холст на починку крыши в соседнем доме. А после смерти художник Мелкин узнал, что единственное, о чем стоило бы говорить всерьез, единственное, что он написал хорошо, — некий лист «неплохой работы» на одном из бесчисленных деревьев своего пейзажа. И это все.

И это действительно все.

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 54.90.119.59
Remote Port: 12815
Query String: item=020101


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )