Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Черных Александр, для своих - Белый Ворон — Комсомольская правда, 18.2.2002
Спасибо за статью, Александр!

Нескучный сад скучает по властелинам колец

Москвичи валом валят в кинотеатры на модного «Властелина». Фильм подстегнул интерес к нашим доморощенным гоблинам, хоббитам и гномам. Кто они? Чем занимаются?

Толкинисты объявились в Москве лет 10-12 назад. Вооружившись деревянными мечами, они каждый четверг разыгрывали в Нескучном саду историю Средиземья. Вначале власти смотрели на это сквозь пальцы: собираются какие-то чокнутые, дерутся себе на деревяшках — ну и ладно…

Но «толканутых» становилось все больше — сотни! К ним примыкали не только любители фантастики или Средневековья, жаждавшие общения с теми, кто мог отличить гарду от алебарды, а бластер от лазера. Мало-помалу Нескучник стал вторым Арбатом, этакой Меккой для неформалов. К Эгладору (так толкинисты переименовали Нескучный сад) подтягивались панки, хиппи, металлисты, «киноманы», приезжали байкеры. Все вместе это образовывало настолько гремучую смесь, что жители окрестных домов начали жаловаться в милицию.

Вот тут-то и кончилась сказка. Милиционеры стали регулярно задерживать подозрительно выглядевших. В 59-м отделении им «любезно» объясняли, почему нельзя так ходить, а тем более на их территории. После чего отпускали — с пожеланием никогда более не встречаться.

Но они все равно приходили. В 1995-м на Эгладор нагрянули коротко стриженные, накачанные ребята, естественно, в штатском… Мирные хоббиты и эльфы (среди которых было немало взрослых и даже пожилых людей) неожиданно стали сопротивляться. Хотите — верьте, хотите — нет, но профессионально дерущиеся крепыши вынуждены были отступить… Побоище прекратили все те же милиционеры, задержав неформалов и отпустив напавших…

После этого стражи порядка совершенно перестали церемониться. Деревянные мечи отнимались и ломались на глазах у владельцев. Толкинисты перешли на текстолит и дюралюминий. Их тоже отбирают, но реже. Ведь это не игрушка, а дорогая вещь — цена хорошего меча из текстолита начинается с тысячи рублей. Но с того времени на Эгладор все равно старались не приходить с «оружием» — это стало больше местом общения.

В 1997 году в Царицынском парке появился новый кусочек Средиземья — Мандос (по Толкиену — что-то вроде Чистилища). Место со столь мрачным для посвященных названием стало ареной для знаменитых «стенок» — боев с участием более полусотни «существ».

В начале 2001 года терпение милиционеров лопнуло. Эгладор был просто-напросто закрыт для толкинистов. Но гонимые нашли себе новое место все на той же «Октябрьской». Теперь они встречаются на площади около памятника Ленину — исключительно для общения. Милиция периодически разгоняет их, но через некоторое время они снова возвращаются. Этой истории, похоже, не суждено закончиться еще долго…

Почему же толкинисты, несмотря на все их проблемы, не бросают своего увлечения? Почему юноши и девушки все равно делают мечи и луки, плетут фенечки или кольчуги и остаются верными той книге, которую прочитали когда-то?

Попробую ответить на своем примере. Да, я толкинист. Учусь в одиннадцатом классе гуманитарного лицея. Не отличник, но и не закоренелый двоечник.

Первый раз Толкиена я прочитал в шесть лет — естественно, «Хоббита». Особого впечатления он на меня тогда не произвел -просто еще одна сказка с хорошим концом.

Лет в десять мне попался томик под названием «Хранители». Открыв первую страницу, я наткнулся на слово «хоббит». «А-а-а, это про тех… « — сразу вспомнил отважных искателей драконьего золота…

… И просидел над книгой до утра. Потом были долгие поиски продолжения. Потом появилась стойкая любовь к фэнтези и научной фантастике. Я запоем читал любые книги в этом стиле, какие мог найти, но о толкинистах ничего не знал.

Все изменилось классе в девятом. Ко мне, читающему на перемене очередную фантастическую сагу, подошел отличник из параллельного класса.

- Слушай, а ты из наших, что ли? — и показал на книгу. Видя мое недоумение, переспросил:

- Ты не толкинист случайно?

Именно он рассказал мне об Эгладоре, Мандосе, ролевых играх и всем остальном. В то же воскресенье мы поехали в Царицынский парк… Сейчас мне уже трудно представить, что было время, когда я не был толкинистом. Хотя на собственной шкуре изведал всю опасность этого.

Нет, я говорю не об увечьях, которые якобы можно получить, сражаясь самодельным оружием. Ничего тяжелее переломанных пальцев еще не было, да и это редкость. Гораздо опаснее другое…

У толкинистов, как это ни странно, есть враги. Первые в этом ряду — «гопники». Еще советский рокер Майк Науменко называл их «урлой» и «шпаной». Напившись, «гопники» не находят для себя лучшего занятия, чем избиение толкинистов. Ближе к вечеру они перекрывают оба выхода из метро «Орехово» в надежде встретить парочку наших и отколошматить. Если есть что взять — отбирают, не гнушаясь даже одеждой.

Не любят нас и скины. Про милицию и не говорю.

Но все это не изменит моего мнения о толкинизме. Ведь бывает так, что человеку слишком скучен этот мир — мир грязной политики и нечестных войн. Мир загаженных рек и кислотных дождей. Мир без приключений.

Взор его обращается на прошлое, знакомое по книгам и голливудским кинофильмам, склонным слишком все идеализировать. Человек подсознательна начинает мечтать о том времени, когда можно было взять в руки меч и совершить какой-нибудь подвиг. Стать кем-то значительным — воином, пиратом, рыцарем, менестрелем…

И он ищет себе подобных. Людям вообще свойственно объединяться — так почему не быть своим объединениям у тех, кому нравятся мечи и копья, крепости и замки, прекрасные дамы и благородные рыцари? А фэнтези — фантастика с элементами сказки — лишь расширяет границы этого идеального мира, добавляя в него магию, волшебников и чародеев.

Конечно, нельзя назвать клубом то, что происходит по воскресеньям в Царицыне или по четвергам на «Октябрьской». Клуб подразумевает какую-то верховную власть, отчеты, распоряжения… Какие уж тут подвиги! А ведь героика — одно из непременных условий для фэнтези. Каждый толкинист не просто отыгрывает какое-то существо — он отыгрывает ОСОБЕННОЕ существо, героя, личность! Каждый эльф — наследник престола, вот только путешествует инкогнито. Каждый гном — непревзойденный ювелир, а каждый маг знает великое заклинание, доступное только ему. Любой из нас имеет свою собственную квэнту — придуманную и продуманную до мелочей биографию, а некоторые даже несколько. Вот отчего Эгладор и Мандос напоминают скорее не сказочное королевство, а вольницу анархистов батьки Махно. Но нас это устраивает — ведь каждый может быть тем, кем пожелает. Жаль только, что не все это понимают…

СТРАНА ЧУДЕС ПРОФЕССОРА ТОЛКИЕНА

Джон Рональд Роуэл ТОЛКИЕН родился в Африке в 1892 году. Его семья переехала в Англию после начала англо-бурской войны. С четырех лет Толкиен начинает изучать иностранные языки, а с четырнадцати - изобретать свои, с собственной грамматикой и историей. Окончив Оксфорд, участвует в первой мировой войне. Позже преподает в Оксфорде. Выпустил несколько научных работ, но известен миру прежде всего как создатель знаменитой трилогии "Властелин колец".

Ее действие разворачивается в волшебной стране - Средиземье. Как и во всякой сказке, там есть "плохие" и "хорошие". Носителями добра являются эльфы, гномы, хоббиты и часть людей. Им противостоят орки, тролли и другая часть людей. В конце концов Добро побеждает, но тяжкой ценой.

Дело Толкиена продолжил наш фантаст Ник Перумов. Его трилогия "Кольцо Тьмы" рассказывает о судьбе Средиземья через триста лет после описанных Толкиеном событий. Основной упор сделан на мистицизм и батальные сцены. Ник обзавелся своими собственными поклонниками, выбравшими для себя Средиземье Перумова. Которого остальные толкинисты недолюбливают.

ИЗ ДВОРНИКОВ - В БАОБАБЫ

Московские толкинисты пытаются жить в стране чудес, базирующейся не только на книгах Толкиена и других писателей-фантастов, но и на мировой истории, компьютерных играх и фантастических фильмах. Каждый выбирает или выдумывает для себя героя, в которого и посвящается в ходе специальной церемонии. Напоминающей посвящение в рыцари - с вставанием на колено и поцелуем меча или топора. Дальше начинается отыгрыш - жизнь и поведение в соответствии с биографией персонажа. Кроме книжных героев, можно стать растением, животным или... вообще абстрактным понятием, например Совестью.

Любимое занятие толкинистов - ролевые игры. Команда мастеров разрабатывает сюжет, в соответствии с которым распределяются роли и начинается жизнь в ином мире - со своими деньгами, расами, боями... Одни игры могут проходить в пределах Москвы один-два дня, а на другие, как на знаменитые Хоббитские Игрища, съезжаются несколько тысяч ролевиков со всего СНГ, и длятся они неделями.

ИЗ ДОСЬЕ "КП"

В Москве и Подмосковье толкинистов около тысячи, чуть поменьше - в Санкт-Петербурге. Другие крупные центры - Екатеринбург, Ульяновск, Томск, Волгоград. Много их на Украине с Белоруссией; есть они и в Израиле - преимущественно среди эмигрантов. На Западе массовое увлечение толкинизмом схлынуло, но в Великобритании, Германии и США до сих пор остаются отдельные группы поклонников.

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 3.82.52.91
Remote Port: 42004
Query String: item=020218


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )