Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Гранитов О. — Я - Русский, 1.3.2002
Спасибо за статью, Элентир!

Настоящий тоталитарный фильм

Свершилось! Невозможное во второй половине ХХ века, в демократическом мире, прославление арийских ценностей человеческого духа в начале ХХI века воплотилось в экранизации всемирно известного романа английского писателя, офицера и специалиста в области средневековой эпохи Дж.Р.Р.Толкиена «Властелин Колец». Искусство как бессознательное выражение правды мира всегда идет впереди официальной политики, которая призвана по самой своей социальной сути увековечивать текущий порядок жизни людей. «Властелин Колец», словно звук рыцарского боевого рога, предвосхищает грядущую битву между нами и ними, между светом и тьмой за спасение нашей крови, нашего будущего.

2001 год. Осень. США встали на мировом горизонте в полный рост планетарного жандарма. Оплот демонократии, простите — демократии, демонстрирует перед поджавшим хвост «мировым сообществом» чудовищную в своей открытости жестокость и безумную жажду власти. За каких-нибудь полгода этот «властелин кольца» прыгнул из Западного полушария в Восточное и отгрыз у России — единственного реального конкурента — добрую одну пятую часть государственного тела. Но само кольцо всевластия находится где-то в сакральных недрах Руси. За кольцом посланы агенты США в священные горы Кавказа, в таинственные предгорья Уральских гор. Другой отряд искателей кольца уже обшарил Памир и Гиндукуш. Не знают эти черные всадники-призраки — главы Евросоюза, умерщвленные во время Второй Мировой войны и превращенные в зомби, что кольцо хранится у простого русского хоббита. Он носит тяжелые ботинки и коротко стрижется. Обитает же он где-то среди зеленых лугов и тенистых дубрав Русской равнины. Примерно так должен бы начинаться фильм по роману «Властелин Колец», если бы режиссер желал приблизить безсмертный роман Толкиена к современной действительности. Современный кинобизнес является наиболее ярким и эффективным орудием идеологической обработки населения планеты. Тем более, если на производство фильма приходится затрачивать сотни миллионов долларов. Будьте уверены, дорогие, дорогие зрители, что перед тем, как приступить к съемкам такого фильма, как «Властелин Колец», финансовые воротилы утвердили весь актерский состав и идеологическую концепцию кинокартины. На заре нашей печальной памяти перестройки иудоборзописцы лгали советскому зрителю о какой-то безпредельной свободе кинематографистов в западном обществе, в противовес крайне идеологической зашоренности советского кинематографа. Сейчас об этом приеме разрушения нашего кинематографа благополучно забыли. И никого в настоящее время — ни зрителей, ни кинокритиков — не удивляет идеологическая зашоренность фильмов типа «Спасти рядового Райна», «Враг у ворот», «Список Шиндлера» или слащаво-фальшивый «Американский Президент». Так называемый американский кинематограф на деле является еще более мощным идеологическим оружием в руках Белого Дома, чем наш отечественный кинематограф в советские времена был в руках у Кремля.

Именно это обстоятельство: крайняя идеологизированность американского кинематографа — и вызывает радостное недоумение по поводу появления на экранах всего земного шара американского же фильма же фильма с откровенно традиционалистским проевропейским расистским содержанием.

Что-то случилось в тех скрытых от наших человеческих глаз сферах бытия, что и послужило поводом для появления арийского мифа на экранах мира. Те самые финансовые воротилы кинобизнеса, проповедующие откровенное кровосмешение, пресловутую толерантность, словно помимо своей воли дают 300 миллионов долларов на производство фильма, который сделал бы честь кинематографу самого Пауля-Йозефа Геббельса.

«Выбирать судьбу нам не дано; однако на этот раз нам дано время, и главное — не упустить его. А время у нас, Фродо, едва ли не на исходе. Враг с каждым днем все сильней. Ему еще нужен срок, но срок небольшой. Надо опередить его замыслы и воспользоваться невероятным случаем — быть может, себе на погибель», — говорит маг Гэндальф обычному рядовому гражданину Империи хоббиту Фродо. И Фродо, трусоватый эгоист, любитель вкусно поесть, преображается и начинает долгий путь изживания в себе демократического раба.

На протяжении трех часов перед ошарашенным россиянином разворачивается история, в которой реализуются и проповедуются ценности арийского человеческого духа, прямо противоположные декларируемым ныне в нашей несчастной стране с университетских кафедр «общечеловеческим ценностям». Дисциплина, умение повиноваться, готовность к самопожертвованию, презрение к смерти, следование идеалу братства, борьба до победы с силами зла, абсолютное отсутствие какого-либо животного страха самосохранения, принятие вассалитета, как основы духовной общности людей, братство крови, битва за свой народ — вот основные движущие силы и мотивы главных героев. Воистину, на этот фильм надо водить детей, как это делали в советские времена, классами с последующим разъяснением поступков героев. А то, что разъяснение такое необходимо, убедила меня реакция зрителей после просмотра этого фильма-буревестника. Толпа из кинозала выходила молча. Чувствовалось, что люди не могут сформулировать основные идеи фильма, потому как ни в школе, ни дома, да и вообще — нигде, о вещах, подобных человеческой чести, благородству и т.п., им никто не гворит. Скорее наоборот, телевизор — этот современный университет миллионов вдалбливает прямо противоположное в умы так называемых «россиян». Сие касается, впрочем, и кинокритиков. В всех рецензиях они либо хулят, либо расхваливают спецэффекты, новозеландские пейзажи, либо высказывают недовольство определенностью киногероев. Об истинной подоплеке замысла Толкиена ни в одной рецензии ни гу-гу, правда в одной небольшой заметке, опубликованной в «Независимой газете» от 6 февраля 2002 года упоминается, да и то сквозь зубы, что у фильма есть идеология: «человек должен уметь служить и подчиняться, человек должен быть предан большому общему делу, человек не должен ставить свою жизнь на службу самосохранению. Последнее просто неприлично.». Вот сказанула так сказанула. Одним словом, переиродила самого Ирода, как говаривал принц Гамлет. Екатерина Сальникова более демократка, чем американские финансовые акулы, оплатившие создание фильма. В душе этой дамочки живет маленькое трусливое существо типа «премудрого пескаря» Салтыкова-Щедрина. Только поагрессивнее оно будет.

Самопожертвование — это неприлично. Вот она — химера демократии, живущая в душе каждого россиянина. Героям фильма противостоит некто Саурон — носитель вселенского зла, могущественный владыка Мордора, стремящийся к безраздельному мировому господству. Саурон — это мифическое воплощение иудоглобализации. Саурон — это тьма. Цель его — превращение жителей Средиземья в послушных, безсловесных рабов.

«Три прекраснейших Кольца эльфы от него укрыли: рука его их не коснулась и не осквернила. Семь Колец было у гномов; три он добыл, остальные истребили драконы. Девять он раздал людям, величавым и гордым, чтобы поработить их. Давным-давно превратились они в Кольценосцев-призраков, в Прислужников Мрака, его самых страшных вассалов. Давным-давно… да, очень давно не видели на земле Девятерых. Но кто знает? Мрак опять разрастается, возможно, появятся и они, исчадия мрака… А впрочем, не будем говорить о них сейчас, в милой Хоббитании, ярким утром. Да, нынче так: Девять Колец у его подручных; и те из Семи, которые уцелели, хранятся в Мордоре. Три покамест сокрыты, но что ему до них! Ему нужно Кольцо Всевластья; он сам выковал его, в него вложена часть его древней силы — и немало ее ушло, чтобы спаять Кольца в черную цепь. Если это Кольцо найдется, власть Саурона возрастет стократ, и даже Три эльфийских будут ему подвластны: все сделанное с их помощью падет, и сила его станет необоримой.

М стоим в преддверии страшной поры. Саурон думал, что Кольца Всевластья больше нет, что эльфы его уничтожили, как и следовало сделать. А теперь он знает, что оно цело, что оно нашлось. И сам ищет его, идет, преклонив свою мысль сюда, на поиски. Такова его великая надежда — и великий страх».

Мир Толкиена, воссозданный режиссером Джексоном, ясно и определенно разделен по расовому признаку. Все белые, белокурые или темно-русые герои — носители света, добра. Все черноглазые, или, как орки, негроиды, составляют армию тьмы, повергающую в ужас непосредственных и жизнерадостных хоббитов. Любопытно отметить, что армия зла создана насильственно, то есть противоестественно. Так, давным-давно эльфы были захвачены силами тьмы и путем каких-то операций, сходных с генной инженерией, превращены в орков — уродливых и бессердечных. Современные же орки злой маг создает путем клонирования. Девять черных всадников-призраков, которые являются слугами Саурона по существу своему есть зомби, которые когда-то были людьми. Мир этой кинокартины исключает появление в ней российских персонажей типа Приставкина или приснопамятного Сергея Адамовича Ковалева, которые не преминули бы в среде эльфов, рыцарей и хоббитов развернуть борьбу за права орков. Они и минуты бы не сносили там своих голов. Потому что в Средиземье все ясно и определено. И основы жизни дискуссии не подлежат.

Наш, что называется, российский кинематограф насквозь пропах уголовщиной и провинциальным развратом, что объясняется не в последнюю очередь категорическим отказом российских олигархов вкладывать большие деньги в производство кинофильмов. Что, в свою очередь, свидетельствует о крайне низком культурном уровне этих субъектов. Естественно, скупость олигархов не является основной причиной отсутствия в российском кинематографе проектов, достойных Гарри Поттера или того же «Братства Кольца». Кризис российского искусства обусловлен, прежде всего, полным отсутствием в стране какой-либо элиты, которая одна и является носителем идейных ценностей в любом обществе. Однако не все так мрачно складывается в нашей России на фронте искусства. Яркие, вечные ценности, допустим, воплощает в своем творчестве Геннадий Пономарев и Жанна Бичевская. «Мы — Русские» — их недавняя творческая победа — представляет из себя сборник песен, исполненных того же пафоса и благородства, что и фильм «Братство Кольца». И я уверен, что именно поэтому этот альбом сознательно и последовательно замалчивается во всех СМИ эрэфии.

- Все дело в том, — говорит маг Гэндальф на совете у короля эльфов, — что мы разобщены, у нас нет вождя.

Согласитесь, странно слышать в американских блокбастерах терминологию, свойственную тоталитарному государству. Но, как я уже говорил, современная нам история развивается по законам, которые уже неподвластны и не диктуются сионскими мудрецами. Фильм «Братство Кольца» предвосхищает появление нашей эпохи — эпохи братства крови и торжества идеалов чести и благородства. «Мой вождь», — говорит в конце фильма умирающий Боромир, герой, становивший негроидную массу орков, Арагорну  — наследнику Исилдура, — «Мой король», — добавляет отважный рыцарь. И тем самым перед смертью он признает одного из братства вождем и потому братство не распадается, и потому Фродо может продолжить свой путь, чтобы завершить миссию, которую уготовила ему сама судьба, смысл которой заключается в борьбе с силами тьмы.

Так миф братства, а значит — крови, становится реальностью.

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 34.204.36.101
Remote Port: 37421
Query String: item=020301a


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )