Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Жуков Борис — Еженедельный журнал (Москва), 22.11.2004
Спасибо за статью, Прохожий (и за иллюстрации)!

Конвент дракона

Программа крупнейшего в СНГ фестиваля ролевых игр включает все, что угодно, кроме самих ролевых игр

…И предупреждаю: Большой бал будет маскарадом. Маски могут быть любые, даже такие простые, как эта, — стоящий на сцене человек в черном плаще указал на то место, где у него должно было быть лицо. — Для дам допустима густая вуаль. Но тот, кто явится на бал с открытым лицом, пусть не обижается, когда за ним придет Смерть.

Происходящее вообще-то и так напоминало маскарад. Современные костюмы явно уступали в числе камзолам, кринолинам, латам, епанчам, ризам и мантиям. Обязательность маски выглядела явным перебором — тем более что каждый, во что бы он ни был одет, обязан носить на видном месте бейджик с именем и фотографией. Иначе ему просто не попасть ни в одно из трех зданий, в которых проходил Зиланткон — самый массовый и авторитетный на постсоветском пространстве фестиваль фэнтези и ролевых игр.

«Кон» — это сокращение от «конвент». Так в кругах любителей фантастики издавна назывались сборища, на которых широкие массы фэнов могли пообщаться с любимыми писателями и друг с другом. Субкультура ролевых игр, исторически выросшая из клубов любителей фантастики, переняла и саму форму активности, и соответствующее словечко.А Зилант — это имя змея-дракона, красующегося на гербе города Казани, где каждый ноябрь и про- исходит это странное и веселое действо.

- Популярность ролевых игр в России началась с 1990 года, с «Хоббитских игрищ» по книгам Толкина, — рассказывает Андрей Ермолаев, почетный президент Зиланткона. — Когда игра заканчивается, всегда очень трудно расстаться и хочется придумать что-нибудь такое, чтобы снова встретиться. Рустем Максудов и Михаил Русин предложили собрать друзей по игре у нас в Казани. Я сказал, что просто так, на посиделки, мало кто приедет. Другое дело, если мы сделаем фестиваль. На том и порешили. Получился очень маленький, домашний фестиваль — участников было всего человек сто, — он официально назывался «Дни Толкина в Казани». Никто еще не думал, что он станет ежегодным.

Сегодня на Зиланткон (это название казанский фестиваль получил на второй год своего существования) собирается около полутора тысяч человек. Одних концертов и спектаклей в этом году было 42. Плюс два больших бала (которым предшествовали несколько мастер-классов по историческим танцам), три фехтовальных турнира, прозаический и поэтический семинары, песенный конкурс, постоянно действующая ярмарка (оружие, доспехи, одежда и прочий игровой реквизит), секция исторического костюма «Зилант-фэшн», видеопоказы, секция фантастиковедения, семинары по правовым, хозяйственным и прочим аспектам ролевых игр: Всеядность фестиваля, его способность инкорпорировать в свою программу любое человеческое увлечение отразились в гулявшей на нем народной переделке известной черной частушки: «К нам на Зилант заходил некропедозоофил. Неожиданно для нас он устроил мастер-класс».

Это, конечно, гротеск, но в какой-то момент у стороннего наблюдателя и в самом деле возникает вопрос: а что, собственно, общего у всех этих разношерстных тусовок? Какое отношение имеет доклад петербургского критика Василия Владимирского о взглядах Кира Булычева на роль фантастики в советской истории к азартному маханию мечами, а увлеченное обсуждение конструкции корсета в испанском платье конца XVI — начала XVII века — к концерту ирландской арфовой музыки? Видимо, все-таки какое-то имеет. Вот один из участников «менестрельника» (песенного конкурса) просит жюри прослушать его вне очереди — «а то через полчаса мне вести семинар по японскому фехтованию, так надо хотя бы подготовиться». А вечером, столкнувшись на балу со знатным мавром, вы узнаете в нем Вадима Казакова — саратовского текстолога, несколько часов назад выступавшего с интереснейшим докладом о японских переводах Аркадия Стругацкого.

Если чего и не было на Зилантконе, так это самих ролевых игр. И не могло быть: настоящая ролевая игра требует полного погружения в игровую реальность на 24 часа в сутки, присутствие посторонних — не только цивильных горожан, но и персонажей других игр — ее разрушает, не говоря уж о том, что необходимы сценарий-вводная, распределение ролей, материальная и информационная подготовка команд…

Поэтому главный предмет фестиваля существовал на нем в основном в прошедшем и будущем времени. Игры минувшего сезона становились предметом экспертизы (то есть разбора, где в роли экспертов выступали регулярно ездящие на Зилант писатели-фантасты Святослав Логинов и Кирилл Еськов), составления рейтингов; в видеосалоне можно было посмотреть, как все это выглядело в натуре. И в то же время стены всех трех цитаделей Зиланта были увешаны афишами грядущих игр, а в аудиториях шли их презентации. Эмиссар европейского ролевого сообщества швед Эльге Нильссон, приехавший вербовать участников на международную игру Dragonbane, обещал встречу с настоящим драконом: десятиметровое чудовище, собранное на базе шагающего финского лесоукладчика, будет ходить, говорить и огнедышать. Настоящее же время было представлено настольными играми. На картонном игровом поле перемещаются бумажные фигурки. С каждой из них связан живой игрок, который тут же, за доской, принимает решения, заключает и расторгает союзы, обращается с речами к остальным участникам игры и к Мастеру-ведущему. Для фигурок есть жесткие правила (по изощренности сопоставимые с шахматными) и игральный кубик, для игроков — вводная, характер выбранного персонажа и воля Мастера. Основой игры «Короли Гранады» стали события второй половины XV века — последних десятилетий существования мавританской Гранады, когда в ней короновались сразу четыре претендента на престол, за каждым из которых стоял один из наиболее авторитетных родов. «Великий Аллах, у нас заявление: Абуль Касим женится на Экивиле, и мы устраиваем праздник для народа!» — «На какие шиши? Военную добычу вы только что роздали, а других доходов у вас нет». — «Ну вот на то, что роздали!» — «Ладно, сейчас посмотрим, как к этому относится народ…» Аллах, то есть Мастер игры, бросает жребий, и совершается очередной сюжетный шаг вперед… Но и эта игра — тоже лишь увертюра к полноценной полевой игре по тому же сюжету, намеченной на будущий год.

…Десятилетиями в советских книгах, фильмах и методических указаниях расцветал образ Дома культуры, где передовая молодежь посвящала свой досуг чинным бальным танцам, кройке и шитью, изучению мировой истории и прочему благопристойному саморазвитию. Взлелеявшая этот идеальный образ цивилизация бесславно погибла (по легенде, первый Зиланткон стал последним официальным общесоюзным мероприятием), но сам он вдруг воплотился в живой и полнокровной субкультуре ролевых игр. И официальное общество, не узнавая собственной грезы, смотрит на нее с опаской: кто, мол, это такие? Чего им не хватает в реальности? Зачем они уходят в древние и вымышленные миры?

Да затем же, зачем средневековые горожане затевали свои карнавалы, возвращая на несколько дней Сатурнов золотой век. Не ради бегства от реальности, а ради ее обновления. Подробности — в известной книге Бахтина о Рабле. Кстати, первое эссе о карнавальности и смеховой культуре Михаил Михайлович написал как раз в этих местах.

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 54.166.141.69
Remote Port: 29601
Query String: item=041122


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )