Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Дяченко Марина и Сергей — Если (Москва), 4.1.2005
Спасибо за статью, Владимир aka Миноец!

Средиземье без границ

Полные режиссерские DVD-версии каждого из фильмов трилогии ╚Властелин Колец╩ ожидались любителями фэнтези с не меньшим нетерпением, чем премьеры оригинальных кинофильмов. Теперь, когда наконец вышла в свет режиссерская версия третьей части фильма, можно сделать вывод, что Питер Джексон предложил публике два разных варианта одного и того же произведения. Произведения эти сравнивают ╚почетные компаративисты╩ раздела ╚Видеодром╩ писатели Марина и Сергей Дяченко.

Некоторое время назад (а точнее — два с лишним десятилетия) безвестный юноша восемнадцати лет от роду сел в поезд, чтобы отправиться из Веллингтона, столицы Новой Зеландии, куда-то по своим делам через весь Северный остров. Поезд шел двенадцать часов. В качестве дорожного чтения молодой человек взял с собой очень толстую книгу (ехал он, вероятно, днем и не хотел скучать, разглядывая в окно такие прекрасные, но такие знакомые ландшафты).

Выбор той дорожной книги изменил всю его жизнь. И нашу в некоторой степени тоже.

В середине пути, изредка отрывая от текста ошалелые глаза, он смотрел в окно и видел все то, что и мы с вами уже видели — зеленые холмы и заснеженные горы, равнины, озера и реки, облака. И неожиданно для себя понял, что страна, о которой написано в книжке, и страна, по которой тянется в данный момент его поезд, — одно и то же.

Так говорит легенда. Как было на самом деле — мы не знаем.

Даже самая долгая дорога всегда подходит к концу.

Свершилось. Все три фильма трилогии ╚Властелин Колец╩ последовательно вышли — сперва на экраны кинозалов, где утонченный фанат подвергается испытанию запахом соседского попкорна, потом, в расширенном варианте, на маленькие экраны наших телевизоров, компов и домашних кинотеатров (у кого они есть). Теперь всякий — любитель Толкина и просто зритель — может смотреть, судить и сравнивать версии. Зачем нужна так называемая расширенная режиссерская редакция? Да затем, что редкая птица просидит в кресле кинотеатра двести пятьдесят минут без перерыва. Будь она, птица, хоть трижды энтузиастом. В то время как (и мы не устанем это повторять) дорогую экранизацию делают возможной не фанаты, на память знающие ╚Сильмариллион╩, а простые граждане, явившиеся на ╚Властелина Колец╩ в перерыве между ╚Матрицей╩ и ╚Шреком╩. Заставить ╚непрофильных╩ зрителей массово покупать билеты на кино в три часа длиной — гражданский подвиг. Заставить их провести в кинотеатре четыре часа без продыху — уже преступление.

Тут мы упираемся в некую джексоновскую особенность, которую вполне можно назвать феноменом. Дело в том, что фильм снимался не только для кассы. Фильм (в том числе) снимался своими для своих. И все, что было принесено в жертву особенностям мирового кинопроката — атмосфера, детали, подробности, — вернулось к благодарному зрителю в заново созданном фильме.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПРЕДНАЧАЛЬЕ

Отлично помним, какие нападки, зуботычины, споры и даже ссоры имели место сразу после выхода на экраны ╚Братства Кольца╩. Джексону вменяли в вину:

╚Мало Средиземья╩;

╚Слишком много драк, это голливудский экшн, а не эпическое кино╩;

╚Это не Толкин╩.

Наконец, выдвигался (и сейчас выдвигается) аргумент, на который просто нечего возразить: фильм убивает в каждом зрителе, читавшем книгу, свое собственное Средиземье. А если зритель книги не читал — то у него никогда и не будет возможности увидеть Арагорна и Гэндальфа такими, какими их создало бы его, зрителя, воображение. (С одной стороны, можно только вздохнуть и развести руками: что же теперь, и картинки в книжках никогда не рисовать? С другой стороны, вот и ясно стало, почему в фильме Джексона так и не случилось Тома Бомбадила. Это для того, чтобы каждый следующий читатель заново его придумывал!)

После выхода расширенной версии многое стало на свои места.

Во-первых, добавлены сцены и эпизоды (всего плюс тридцать минут экранного времени к первому фильму). Причем, совершенно новых ╚врезок╩ сравнительно мало — только шесть, — и они, как правило, невелики. Вот Бильбо садится писать книгу своего путешествия, открывает чистый лист, и зритель узнает о хоббитах гораздо больше, чем знал до того. Шир — воплощение счастья для жизнелюбивой хоббитской души: умиротворенная красота домишек и огородов, много вкусной еды, питья и начинки для трубок. Неторопливо чередуются жанровые сценки с участием соотечественников Бильбо, их жен, детей и домашних животных, и на всем этом лежит отсвет такой теплой авторской иронии, уюта и покоя, что и зритель готов почувствовать себя хоббитом — хоть на короткое время.

Здесь точка отсчета. Источник воспоминаний о Доме, приведенный, как нам кажется, в полное соответствие с духом толкиновской эпопеи.

К первой ╚восстановленной╩ сценке по настроению примыкает другая — гульня в трактирчике ╚Зеленый дракон╩. Пиппин и Мерри пляшут на столе (этот танец они повторят через много часов экранного действа на другом столе, в Золотом Чертоге Эдораса, символизируя тем самым неувядающее хоббитское жизнелюбие).

Третья новая сцена — появление эльфов в лесу, где как раз готовят походный ужин Фродо и Сэм. Удивительно красивый эпизод, разом обогащающий всю ╚легендарную╩ линию. Эльфы уходят в Серые Гавани, чтобы покинуть Средиземье навсегда (точно так же, неторопливо и с песнопениями, пойдет в третьей части Арвен). Третья эпоха уже заканчивается, эльфы уже покидают этот мир, а Фродо и Сэм глядят на них из укрытия. ╚Сам не знаю, почему, но мне от этого грустно╩, — говорит Сэм.

Здесь же — первая попытка Сэма заснуть вне мягкой постели, на земле, под открытым небом. ╚Нет, я никогда не привыкну так спать!╩

Четвертый подарок зрителю — песня Арагорна, на тот момент Бродяжника, исполненная ночью, на болоте, во время привала. Он поет о Берене и Лутиэнь. О бессмертной, полюбившей смертного. Фанатам не надо объяснять, почему для него так важна эта тема. Для нефанатов напомним: у Арагорна в жизни совершенно та же ситуация. Его возлюбленная — эльфийка, которой предстоит выбрать между бессмертием и любовью.

Здесь же, в полумраке у костра, коротенький разговор Фродо и Арагорна: ╚Что с ней случилось, с этой женщиной?╩ — ╚Она умерла╩… Обратите внимание: Арагорн пел по-эльфийски, а Фродо тем не менее безошибочно вычислил, что речь идет о женщине! Сразу понятно, что Фродо — незаурядный хоббит.

Линия Арагорна продолжается в Ривенделле, у могилы матери. Коротенькая задумчивая сцена.

И наконец, Братство отправляется в поход — под символическим предводительством Фродо. И за воротами Фродо тихонько спрашивает Гэндальфа, идущего следом: ╚А Мордор — это направо или налево?╩.

Подведем первый итог. Шесть добавочных самостоятельных сцен. Ни единой экстра-драки или заварушки (за исключением, может быть, одной тихой перепалки Арагорна и Боромира на Андуине). Только атмосфера, только детали; неторопливый ритм, даже некоторая созерцательность в противовес сценам борьбы и погони. Именно то, чего так недоставало экранной версии. Именно то, что не очень-то жалует обычный посетитель кинотеатра. Именно то, чего мы, скромные фанаты, так трепетно желали.

Но это не все. Более того, это только начало.

Еще двадцать эпизодов фильма существенно расширены по сравнению с экранной версией. По реплике. По фрагментику. По взгляду. И всюду, где есть дополнения, они ╚играют╩ в пользу мира, описанного Профессором. Превращают экшн-скороговорку (╚И тут он как выскочит! Как пальнет! Та-та-та! А тот в ответ как бахнет!╩) в неторопливый рассказ с абсолютно необходимыми, но не вошедшими в экранный вариант деталями. Помнится, едва ли не больше всего упреков после премьеры ╚Братства╩ досталось Гимли: гном, мол, придурковатый, комичный, условный, и как такой мог влюбиться в Галадриэль?!

А вот мог, оказывается.

╚Я попросил у нее золотой волосок с ее головы. Она дала мне три╩. Браво, Джон Рис-Девис, сыгравший гнома Гимли! Вообще, сцена, где Галадриэль вручает путешественникам дары, представляется чуть ли не самой большой потерей для экранной версии.

А разговор Гэндальфа и Кольца на совете у Элронда? Эльфам физически плохо от звуков темной речи. ╚Никогда еще это наречие не звучало в Ривенделле╩, — пеняет Элронд. ╚Не сомневайтесь, — мрачно отзывается маг. — Еще зазвучит╩.

А Халдор, не желающий пускать Фродо в Лориэн, и его перепалка с Арагорном по-эльфийски — точь-в-точь разговор с неуступчивым таможенником!

А сцена, где Сэм читает собственные стихи в память Гэндальфа — о фейерверках. Гимли при этом храпит, и Арагорн изо всех сил хлопает по его изголовью, желая прервать столь непочтительный звук.

А… впрочем, подробное описание всех новых реплик, микросцен и находок не входит в наши планы. Подводя следующий предварительный итог, заметим: дополнения, внесенные командой в первый фильм трилогии, не просто делают его лучше — но создают новое качество. И всякие мелкие придирки-накладки, вроде Фродо, улепетывающего от конного назгула, и Глубинного Стража, имеющего привычку по-кошачьи играть с добычей, не только прощаются авторам фильма — прощаются с легким сердцем.

ВЕРНИТЕ ЭНТАМ ЭНТИХ!

В ╚Двух башнях╩, втором фильме трилогии, нам было подарено сорок две минуты дополнительного экранного времени, включающих, согласно аннотации, двести добавочных планов. Как и для ╚Братства Кольца╩, композитор Говард Шор записал к новому фильму дополнительные музыкальные фрагменты с Лондонским филармоническим оркестром. И, пожалуй, именно в случае ╚Двух башен╩ (или ╚Двух твердынь╩, что звучит приличнее) сравнение экранной и расширенной версий произвело на зрителя наибольшее впечатление.

Пятнадцать новых эпизодов! Девятнадцать расширенных. Причем, в отличие от первой части, речь идет уже не только об атмосфере и деталях. Возникают и углубляются целые сюжетные линии. Появляется новый персонаж — Денетор, наместник Гондора (в экранной версии Денетора ╚выпускают╩ только в третьей части фильма). Завязывается клубок отношений — наместника с сыновьями и братьев между собой. Ярче — хотя, казалось бы, куда уж ярче — становится Голлум, понятнее его отношения с Кольцом и с Фродо. Возникает, наконец, ╚тень╩ Тома Бомбадила — в эпизоде, где Пиппин и Мерри сначала пьют воду Фангорна, а потом старый вяз затягивает их под корни.

Нет смысла перечислять все добавочные фрагменты. Но среди жемчужин, придавших расширенной версии фильма новое качество, отметим (в порядке убывания произведенного впечатления).

1. Похороны Теодреда, сына Теодена. Эовин поет похоронный плач на староанглийском языке (Толкин определил язык Рохана как староанглийский, и ╚плач Эовин╩ был написан в том же размере, что и ╚Беовульф╩). Пронимает до костей. Очень жаль, что эта сцена не вошла в экранную версию.

2. Сыновья наместника. Здесь снова появляется убитый в первой части Боромир. В воспоминаниях брата он остался таким, каким мы, зрители, его еще не видели — не озлобленный, не подавленный, не озабоченный тем, как бы половчее отобрать у Фродо Кольцо. Не умирающий — наоборот, жадный до жизни, пьяный победой. ╚Помни этот день, младший брат. Сегодня жизнь хороша╩.

Но недолго Боромиру радоваться. Денетор, его папаша, кому угодно отравит существование. И отправляется Боромир за Кольцом — как мы уже знаем, на смерть. ╚Помни этот день, младший брат╩.

3. Истинный возраст Арагорна. Комическая сцена с участием совсем не комических персонажей — Арагорна и Эовин. К сожалению, роханская принцесса оказалась никудышной хозяйкой — приготовленная ею похлебка выглядит столь неаппетитно, что Гимли (вот нюх у гнома!) моментально от нее отказывается. Но Арагорн — другое дело, он человек деликатный, а потому давится, но глотает под взглядами Эовин — и зрителей. И даже ухитряется похвалить. А Эовин и рада (даже Миранда Отто, сыгравшая Эовин, призналась, что в этот момент ее героиня ведет себя немного по-девчоночьи). Она стоит над Арагорном, заставляя того проявлять фамильную выдержку нуменорцев и доедать отвратительное хлебалово, весело болтает… и выясняет между делом, что великому воителю, оказывается, от роду восемьдесят семь.

4. Прощание Фродо и Фарамира. Вообще, Фарамир относится к персонажам, наиболее пострадавшим от рук монтажера в экранной версии фильма. От полноценной роли остались рожки да ножки — более невезучим оказался разве что его папаша Денетор, но об этом потом.

5. Пиппин и Мерри находят продуктовый склад Орхтанка. После всех этих боев и неприятностей так приятно снова вспомнить уютный Шир, пожевать, покурить, пошутить.

И наконец, отдельно от всех этих радостей стоит песня Древня об утраченных энтских женах. Какая эпическая грусть, какой вселенский лирический размах (у Древня специфическая манера говорить как на вдохе, так и на выдохе, что делает его речь по-особенному чужеродной, ╚древесной╩), а в это время хоббиты засыпают и дрыхнут, развалившись в ветвях, и плевать им на переживания древнего энтского народа…

ИСТОРИЯ МИФРИЛОВОЙ КОЛЬЧУЖКИ

Два первых фильма трилогии приучили нас к хорошенькому. Конечно, мы ждали экранную версию и смотрели ее, отмечали достоинства и закрывали глаза на недостатки — но в глубине души ждали выхода ╚настоящего╩ фильма. Который восстановит упущенное, заполнит лакуны и позволит королю вернуться основательно, навсегда.

После экранного просмотра ╚Возвращения короля╩ мы мучились вопросом, вернее, целой серией вопросов. Куда девалась лошадь Арагорна в промежутке между первым выездом к Черным вратам и собственно атакой? Почему Гэндальф, ранее успешно отгонявший назгулов с помощью посоха, во время штурма Минас-Тирита этого не делает? Где Палаты Исцеления? Что там произошло между Эовин и Фарамиром?

Надежда на режиссерскую версию грела сердца весь долгий год. Не давали покоя слухи об эпизоде с Саруманом, который (эпизод, а не маг-предатель) трагически пал под монтажными ножницами. Душа ждала чуда: казалось, окончательный вариант ╚Возвращения╩ принесет с собой Бог весть какие открытия, заставит увидеть фильм по-новому, и праздник, к которому мы уже привыкли (были приучены) за три года, опять повторится в назначенное время, в назначенный час.

Праздник повторился. И оставил двойственное впечатление.

С одной стороны, дополнительного материала заявлено больше, чем в первых двух фильмах. Пятнадцать новых эпизодов, двадцать два расширенных. Появился Саруман — Кристофер Ли, ╚потерявшийся╩ в экранной версии (помнится, вокруг этого даже назревал скандал). Появился полнокровный, замечательный Денетор, наместник Гондора (актерскую работу Джона Нобла мы бы вообще отметили особо. Равно как и работу Бернарда Хилла, сыгравшего Теодена). Появилась символическая сцена на перекрестке — Фродо и Сэм натыкаются в зарослях на огромную статую, обезображенную орками. Голова каменного короля валяется отдельно, и ее оплетают белые цветочки (Ателас, надо полагать. ╚Королевская трава╩). На минуту выходит солнце… ╚Смотрите, — говорит Сэм, — на короле опять корона!╩ Доброе предзнаменование. Как и одинокий цветок, ни с того ни с сего распустившийся на Белом Древе Гондора в разгар безнадежной битвы…

Вернулась на место сцена последнего марша по Мордору — когда Фродо и Сэма, переодетых орками, отловили местные командиры и решили призвать ╚в ряды╩. Гораздо понятнее стало состояние Фродо — укатали сивку крутые горки. После таких испытаний понятны и слабость его, и финальный слом — когда он надевает-таки Кольцо, вместо того чтобы бросить его в вулкан. И понятной становится судьба посоха Гэндальфа — маг не может гонять назгулов после того, как король-колдун уничтожил белый посох, едва не сожрав при этом его владельца…

Тщательно прослеживается судьба мифриловой кольчуги, полученной Фродо в подарок от Бильбо. На экране кольчуга спасала Фродо минимум дважды. Впервые в пещерах Мории, когда здоровенный тролль со всей дури ткнул хоббита копьем. Второй раз в башне Кирит Унгол, когда урукхаи Сарумана и мордорские орки передрались насмерть за право обладать ╚блестящей рубашкой╩. Хоббит, в отличие от кольчуги, смог ускользнуть от Темного властелина. Но Властелин умеет блефовать: перед Черными вратами посланец Саурона, чучело без глаз, но зато с большим неухоженным ртом, потрясает кольчугой, как аргументом: узнаете, мол?

Полнее стала сцена в подземелье, куда Арагорн, Леголас и Гимли забрались в поисках проклятой армии мертвецов. Добавились очень эффектные кадры — туман, тянущийся к людям словно бы костлявыми руками. Горы черепов, грозящих засыпать героев с головой. Наконец, фактический отказ предводителя мертвых служить Арагорну и момент, когда едва спасшиеся из подземелья человек, эльф и гном видят корабли умбарских пиратов на фоне подожженных прибрежных селений — видят и понимают, что все пропало и злодеев остановить не удастся…

На примере околомертвецких мытарств Арагорна хотелось бы поговорить вот о чем. И экранная (╚короткая╩), и режиссерская (╚длинная╩) версии фильма смонтированы железно — по самым строгим драматургическим канонам. Смотрите: в экранной версии сцена в подземелье заканчивалась отчаянным вопросом Арагорна, обращенным к мертвецам: согласны ли? Пойдут ли на бой?

В ответ — молчание.

И повисал большой вопросительный знак. Драматургическое напряжение росло, и когда в разгар битвы на Пелленорских полях к Минас-Тириту прибывали корабли пиратов, зритель еще не знал, кто в них. Он только надеялся… Надеялся… И не напрасно: вот счастливый поворот! На кораблях — уже не пираты, но Арагорн и войско мертвых!

В расширенной версии все подробнее. Главный мертвец отвечает оскорбительным отказом. Пираты тем временем уже сожгли все, что им встретилось на пути, и едут в Гондор с той же целью. В этот драматический момент мертвецы решаются выступить (они там, под горой, поразмыслили). Следует сцена захвата кораблей: так им и надо! И когда корабли прибывают в Минас-Тирит, зритель ликует: он-то знает, что сейчас произойдет!

Интересный психологический эффект: долгое ожидание разжигает жажду, которая почти никогда не бывает удовлетворенной до конца. Несмотря на множество подарков и находок, расширенная версия ╚Возвращения короля╩ все-таки оставляет привкус разочарования. Почему?

Вот сцена с Саруманом. Кристофер Ли — ходячая легенда. Соответствующая глава у Толкина поражает воображение: голос Сарумана порабощает рассудок, ломает волю. И ему верят, хотя он явно лжет… Существует, кажется, целая традиция сравнивать Сарумана с так называемыми ╚харизматичными╩ политиками. Если способность убеждать в том, что черное — это белое, есть разновидность магии, то магией этой, к сожалению, владеют сейчас слишком многие…

Обычная претензия читателя, посмотревшего фильм — ╚Мне это виделось не так!╩ — к сожалению, в данном случае особенно актуальна. Сцена — красивая, точная, многое проясняющая — представляется функциональной. Это, скорее, обмен информацией, нежели ╚перемена участи╩.

Развязка с Гримой Гнилоустом перенесена из далекой Хоббитании на вершину Орхтанка. Завершены сюжетные линии Сарумана и Гримы (кстати, скептикам становится ясно, зачем Арагорн в свое время не позволил убить Гнилоуста — да чтобы тот прикончил Сарумана!). Но даже полет развенчанного мага с башни с последующим нанизыванием на зубчатое колесо отсылает нас к множеству голливудских фильмов, где злодеев умерщвляют подробно и изобретательно.

Долгожданные Палаты Исцеления. Сущая катастрофа — нет сцены ╚руки короля исцеляют╩! Вместо того чтобы спасти Эовин и Мерри с помощью Ателаса (и утвердить себя Королем по праву), Арагорн просто работает сиделкой. Это лучше, чем ничего, но разве этого мы ждали?

Линия Эовин и Фарамира. Крохотная сцена, в которой оба говорят ожидаемые слова. Лучше бы они молчали! Лучше бы они сыграли то, что говорят!

Вообще, ╚ожидаемые слова╩, на наш взгляд, бич третьей части трилогии, особенно в расширенном варианте. Сцена разговора на привале Мерри и Эовин — милая, хорошо снятая и сыгранная, но ведь никак не обогащает действие, не привносит совершенно ничего нового. То, что хоббит не чувствует себя героем, но готов сражаться за близких — и сказано было не раз, и играется постоянно. Так зачем?..

╚Возвращение короля╩ многократно обвиняли в излишнем пафосе. Нельзя сказать, что эти обвинения совсем уж несправедливы. С другой стороны, если вы ведете свою армию на превосходящего силами противника — что вы ей, армии, должны говорить? Иронией тут не спасешься!

Вероятно, полководцы — и Теоден, и Арагорн — могли бы говорить поменьше. Но есть еще одна, важнейшая деталь. Тем, кто смотрел фильм в экранной версии в русском дубляже, следует сделать колоссальную поправку на голоса.

У Арагорна хрипловатый, мягкий, ни капельки не ╚поставленный╩ голос. Будущий король Элессар никогда не учился в театральном институте, не пел вокализы и не смотрел в детстве фильмы про Павку Корчагина. Он вдохновляет солдат на безнадежную битву не громогласно и не фальшиво. Пафосно — да. Но это естественный, благородный пафос.

Упомянув о дубляже, нельзя не вспомнить Древня. Вспомнить и содрогнуться: в самом начале ╚Возвращения короля╩ энт говорит по-русски как персонаж киносказки, явившийся из детства наших родителей. Эпическая сага моментально превращается в ╚Марью-Искусницу╩.

И напоследок — о трех финалах. Тут материал одолел Джексона; надо закончить Третью эпоху. Надо закончить хоббитскую историю. Наконец, надо закончить фильм…

Да, снимать ╚новый порядок╩ Сарумана в Шире Джексон и не пытался, и правильно сделал. Да, мир чуть не пошел прахом, а в Шире этого не заметили. В уютном мирке хоббитов все по-прежнему, ничегошеньки не изменилось, и на иллюстрацию этого создатели фильма потратили, пожалуй, слишком много драгоценного финального времени.

Ей-богу, обошлись бы мы без распивания напитков в ╚Зеленом драконе╩. И без свадьбы Сэма (о ужас!) тоже обошлись бы. Особенно в свете того, что в самом-самом конце Сэм возвращается домой, где ждут его жена и дети. А на освободившееся экранное место (это мы мечтаем) поместить бы сцену ╚руки короля исцеляют╩…

Но поезд ушел. Перед нами — последняя, окончательная, не подлежащая обжалованию версия фильма.

Окончательная?

Вообразите: а вдруг через год в привычное время, к Рождеству, нас ждет новая редакция ╚Властелина╩? Еще плюс полчаса материала, невесть откуда взявшегося, и новый монтаж? И через год — снова?

Потихоньку, год за годом, фильм будет расти. В нем появятся Том Бомбадил, Радагаст Карий и даже эльф Глорфиндейл. Чудеса? А разве то, что уже отснято и существует, не похоже на чудо?

В мире, где уже живет на экране ╚Симона╩, кто станет удивляться фильму, обретшему собственную жизнь?

Не знаем, как вы, уважаемые читатели, а мы — мы будем ждать.

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 54.81.197.24
Remote Port: 47700
Query String: item=050401


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )