Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Коц Андрей — Российская газета (Москва), 26.6.2006
Спасибо за статью, Хыиуду!

Сказки для взрослых. Что заставляет солидных людей превращаться в Соловьев-разбойников

- Ребята, а вы на игрушку, что ли, едете? — интересуется парень лет двадцати пяти. Хорошенькие игрушки: к рюкзакам приторочены внушительные щиты, из клапанов торчат рукояти средневековых мечей и сабель. Ну и сленг не для слабонервных: «стегач», «прочиповаться», «накнуть»…

А едем мы на «ролевуху» — масштабную квази-театральную постановку, основанную на импровизации участников и поразительном энтузиазме организаторов — Мастерской группы «Феникс». «Сцена» — огромная территория хотьковского полигона с лесами, оврагами, речками и полянами, разделенная на «Русь», «Европу» и «Восток». Которые, в свою очередь, дробятся на «города», «хутора» и «царства». Участники — персонажи многочисленных сказок и эпических преданий. От легендарного английского рыцаря Ланселота и восточного Синдбада-морехода до Змея-Горыныча и Ильи Муромца.

Четкого и обязательного сценария нет. Хочешь — ищи яйцо со «смертью Кощеевой», хочешь — осаждай города с группой средневековых налетчиков, хочешь — зарабатывай игровые «деньги» с гитарой в руках. Словом, здесь найти себя может каждый: воин, купец, музыкант, просто фанат жанра «фэнтези». Количество заявок, поданных на участие в «Сказках», по словам организаторов, превысило цифру «800». А это о чем-то да говорит.

Открытые «ролевки» пришли в Россию с запада сравнительно недавно. Первая была проведена летом 1990 года. С тех пор ролевые игры проходят в России с завидной регулярностью. Энтузиасты осваивают вселенные многих авторов-фантастов. От легендарного Джона Рональда Руэла Толкиена до современных писателей.

Основной принцип всех «ролевок»: «Играй и дай поиграть другим».

- На игру поедем «татями лесными», разбойниками то бишь, — за неделю до выезда сказал мне Дима Ефимов, «ролевик» с семилетним стажем, сюжетный режиссер с известного телеканала. — Роль у нас — грабить и брать пленных, в общем, хулиганить не по-детски. «Банда» собралась что надо. Человек пятнадцать. Весь полигон на уши поставим.

Полтора часа на электричке, час ходьбы до полигона, минут двадцать на поиск нашей разбойничьей вотчины — Лукоморья, «что близ великого Новгорода», и мы на месте.

Натягиваю черные шаровары, длинную, до колен, белую рубашку, перетягиваю ее на поясе армейским ремнем. Рядом Дима, пыхтя, влезает в тяжеленный «стегач» — толстый «халат» из категории «легкий доспех. Атаман шайки Форве (в миру профессиональный пожарный Алексей) расчехляет здоровенную саблю. Платим игровой взнос в триста рублей, «прочиповываем» у «мастеров» оружие — наклеиваем на наши текстолитовые клинки по две наклейки с лаконичными «Предмет в игре» и «Оружие допущено». Получаем игровые «паспорта»…

Мы в игре.

- Голову не подставляй, кому говорят, — ругает меня Дмитрий. Потирая ушибленный лоб, снова принимаю фехтовальную стойку. В боях на «ролевухе» нельзя бить в пах, шею и голову, однако здесь я сам виноват — слишком подался вперед в надежде зацепить противника.

Тренируемся уже час. На предплечьях и ногах буйным цветом распускаются синяки. А Дима стоит довольный, улыбается. Дункан Мак-Лауд, ей-богу. Спрашиваю, где он так ловко фехтовать научился.

- В детстве, когда впервые посмотрел «Три мушкетера». Классе в девятом узнал, что в лесочке рядом с моим домом по выходным тренируются ребята из фехтовального клуба. Пришел туда с друзьями, попросил, чтобы научили. С тех пор для меня историческое фехтование — и спорт, и отдых, и разгрузка от «бытовухи».

Воспоминания о прошлом и размышления о нынешнем прерывает московский менеджер Ваня:

- А не пойти ли уже кого-нибудь ограбить? — деловито интересуется он.

- Рано еще, — сурово отвечает атаман-пожарник. — Как стемнеет, будем брать.

Рядом у костра греются две девушки в черных одеждах, с бутафорскими рожками и тряпичными хвостами — «чертовки» Марина и Алена. Атаманша Маша правит клинок сабли, свирепый разбойник по кличке Мэйский несет из чащи охапку дров. «Тролль» Коля, здоровенный парень лет двадцати в парике зеленых волос и с внушающей дубиной в руке, прихлебывает чаек.

- Почему на игру поехал? — переспрашивает меня Николай. — Очень люблю лес. И персонажа себе взял самого что ни на есть лесного. Боевая часть меня не особо привлекает. А вот отыгрыш роли — это для меня. Я в университетском театре играю.

Кто-то оттачивает на «ролевке» актерское мастерство, кто-то боевое, а «киевлянин» Серега, аспирант истфака МГУ, ищет на игре материал для научной работы.

- Вот, пишу сейчас большой материал про древнерусский быт и нравы, — делится со мной улыбчивый историк-натуралист. — Игра — это же не просто беготня по лесу, драки на текстолите и всеобщее веселье. Многие очень вдумчиво подбирают себе снаряжение, оружие, одежду. Зачастую долго копаются в книгах, чтобы узнать, например, какой рисунок на щите был у такого-то воина. И старательно его воспроизводят на своей «снаряге». Люди действительно пытаются стать своим героем, имитируют, скажем, старославянскую речь, лексикон, одежду и так далее. Я глубоко убежден, что «ролевуха» — не просто подростковая блажь, но этакий «урок истории с глубоким погружением». Без хорошего знания истории своей страны, да и всего мира человеку жить нельзя. Без прошлого нет и не может быть будущего.

Да уж точно не подростковая блажь! Несколькими часами раньше обратил внимание на кавалькаду недешевых таких джипов у входа на полигон. Древность, мифология, «реконструкция» истории привлекает людей всех возрастов.

В раздумьях не замечаю, как на небе зажигаются первые звезды.

Пора на дело. Складываем под деревом оружие, сбрасываем доспехи, берем ножи, естественно, игровые. Под розенбаумовский «Гоп-стоп» выходим из Лукоморья на большую дорогу.

Опа! По дороге, насвистывая Марсельезу, спешит гонец, судя по одежде, с «Востока». Дима неслышной тенью подкрадывается к нему сзади и со словами «Ты оглушен» аккуратно тюкает рукояткой ножа по затылку. Парнишка задирает нос: «Да я из Дамаска! Завтра к вам отряд латников в гости наведается». Тут появляемся мы. Против лома нет приема. Ваня предлагает старый как мир выбор: «Кошелек или жизнь». Парень, недовольно буркнув что-то себе под нос, достает из сумки несколько картонных кругляшков игровых денег и вручает их атаману. Отпускаем жертву. Бедолага, понуро спотыкаясь и бормоча себе под нос что-то явно неласковое, удаляется в ночь.

- Так и живем, — философски констатирует Двалин.

Наутро окрестности нашего лагеря оглашает мощный взрыв разбойничьей ругани. Банда в полном составе склонилась над кучей оружия, сложенного накануне под деревом. Оказывается, ночью «диверсанты» срезали со всех наших мечей и сабель «чипы» — те самые наклейки, разрешающие использование данного клинка. То есть по правилам игры у нас просто-напросто сперли все оружие!

Довольно скоро стало ясно, что это коварный акт мести за вчерашнего гонца. Ваня с Гришей сгребают в охапку обесчещенное оружие и несут к кузнецу, на «перечиповку».

На огромной поляне в центре Полигона тем временем начинается турнир. Участники бьются в трех дисциплинах: «нож», «меч» и «щит-меч». Два рыцаря дубасят друг друга под одобрительные выкрики из толпы. Рядом разбойник Ваня кружит с саблей вокруг одетого в красное киевлянина. В кругу зрителей наш лучший «ножевой» боец по кличке Негр ловко подныривает под выпад противника и молниеносно наносит ему удар в грудь. Мы ликуем.

Бои продолжались часа три. «Тати лесные» получили аж два «золота». Непобедимый Негр сразил всех в дисциплинах «нож». В категории «щит-меч» тати лесные также оказались вне конкуренции — организатор турнира киевский князь Владимир Красное Солнышко из опасения полной победы ролевого «криминального элемента» свернул соревнования. В приподнятом настроении возвращаемся в лагерь, где бурно отмечаем победы нашего бойца.

Уже под утро я отправляюсь в путешествие — стрельнуть сигаретку. Перебираюсь через небольшой ручей, иду на огонь костра. «О, живой пришел!» — радостно восклицает парень, закутанный в черное с белым как мел лицом. Меня тут же обступают. Внезапно понимаю, что забрел в лагерь нежити. Пытаюсь выхватить из рукава кинжал, но «мертвяк», стоявший сзади, тут же впивается холодными как сама смерть пальцами мне в запястье. Другой кладет руку на плечо и замогильным голосом сообщает: «Я украл твою душу».

Подходит «мастер», просит передать ему игровой паспорт. Подчиняюсь. Он размашисто пишет на обратной стороне: «Душа у мастера N13» и ставит печать: «Поздравляю, теперь если тебя «убьют», по правилам ты должен будешь присоединиться к нежити».

Печальная перспектива. Зато я выменял за свою душу полдюжины сигарет.

P.S. «Сказки-2006» запомнились не отбитыми руками-ногами и не усталостью. А общением с удивительными людьми, которые населяют, оказывается, нашу суетливую и неприветливую столицу. Молодые и пожилые, на электричках и джипах, историки и пожарные. В следующий раз, если возьмут, обязательно поеду с ними — скучно жить без души.

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 54.81.71.219
Remote Port: 18887
Query String: item=060526


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )