Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Хвостенко С., Тутов Александр, Ивонина Елена, Шальнова И., Денисюк Л. — Ленинец (Уфа), 27.4.1991
Спасибо за статью, Остогер!

Дружина кольца собирается вновь

Красота часто кажется лишней в мире: «ни съесть, ни выпить, ни поцеловать». Иногда она принимает такие формы, что кажется едва ли не кощунственной, подобной надругательству над тяжелой ношей обыденного нашего существования. Зачем она, когда не хватает насущного, простейшего? А вы — о книгах, об играх, шутки шутите, сказки рассказываете.

А мы все-таки расскажем.

Во-первых — в этих сказках есть свет и надежда. Шанс отвлечься от тяжести будней, шанс взглянуть на небо. А во-вторых — есть там нечто такое, что не распределяется по талонам в прикрепленном магазине.

И понимание дня сегодняшнего.

Вот с такими мыслями мы беремся представлять сегодня читателям материалы уфимского Клуба любителей фантастики «Плеяды». Посвящены они исключительно одной теме — не потому, что других тем нет. А потому, что эта тема так обширна, что материалов по ней набралось бы на добрых три номера газеты. Все представить не сможем — так что, если кого-то сильно заинтересует дальнейшее, обращайтесь в «Плеяды».

С самого начала начать будет невозможно — пришлось бы писать историю с сотворения мира, но все же надо начинать? Поэтому начнем с рекламной листовки, которая распространялась красноярским КЛФ «Вечные паруса».

«Всем, живущим на западе и востоке, от Голубых гор до Рунного озера, обращают свой голос красноярские почитатели творчества Великого мага и сказочника, создавшего Лориэн и Мордор, Ристанию и Изенгард. Всем, поддавшимся очарованию повествования о скитаниях Братства Кольца предназначается наше предложение…»

Далее следовал текст о том, что красноярский КЛФ предполагает организовать так называемые «Хоббитские игрища» в августе 1990 года.

В августе 1990-го в Красноярск съехалось более 170 фэнов со всех концов страны, от Ленинграда до Южно-Сахалинске. Игрища были проведены…

О том, что но такое и как все это происходило, лучше расскажут сами участники игр. Мы позволим себе только некоторые комментарии к этому повествованию.

Первое — ответ на вопрос: почему именно сейчас мы пишем об этом? Дело в том, что Игрища-91 уже готовятся вновь, несмотря на тяжелейшее положение с продуктами для лагеря. В августе и в конце июля их будут проводить, во-первых, московский клуб ролевых игр — где-то в Подмосковье, а во-вторых - «Плеяды» в Белорецком районе. Если удастся.

Второе — почему все-таки для нас этот материал важен. На Игрищах-90 — нам есть чем гордиться! — команда из Башкирии показала себя блестяще. Уфимские толкиенисты пользуются заслуженным авторитетом среди фэнов Союза. А кто они такие, зачем они существуют, какого черта они вообще занимаются этой фигней — они лучше расскажут сами.

ГОВОРЯТ УЧАСТНИКИ «ИГРИЩ»

И было нападение на Минас-Тирит, набег северных орков, переворот в Гондоре, переправа через Андуин, много было всего. Но кто бы знал, что это Средиземье расположинось на берегах быстрой Маны, реки, которая впадает в Енисей.

Здесь впервые в Союзе, а, быть может, во всём мире проводились «Хоббитские игрища-90». Что такое «игрища»? Кажется, обычный вопрос, а вот попробуй объяснить тем, кто на них не был. Самым примитивным было бы сказать — смесь «Зарнцы» для взрослых с театром, с театром, где нет зрителей а только актеры. А если начинать «от яйца», то тут будет нужна не статья, а большая книга. Как выяснилось, многие даже не знают, кто такой Толкиен, что это за существа «хоббиты». Но об этой проблеме разговор надо вести особо.

Что же толкнуло людей — из Ленинграда, Киева, Уфы и многих других городов - поехать зала многие километры в Красноярск? Если спросить участников «Хоббитских игрищ», то, наверное, не каждый сможет точно объяснить это. Но я слышал, что почти все собираются на следующие «игрища». А это уже говорит о многом. Ведь жизнь в том мире, где от тебя зависит судьба Добра и Зла, где есть верные друзья, риск, тайна, мужество, борьба, где чувствуешь себя мужественным рыцарем или прекрасной дамой, когда «мертвый» через четыре часа «оживает» — это чудесная жизнь. Жизнь без равнодушных. Чертовски трудно всё это описать, чувствую, что вот-вот начну сбиваться на пафос и патетику, если уже не начал…

Александр Тутов, Котлас, Архангельской обл.

* * *

Начнем с начала. На Игры я ехала, не имея эа душой ни малейшего представления о своей роли. То есть, я, конечно, знала, что Галадриэль — Владычица, мудрая и прекрасная, но дальше неясных видений костюма в голову мне абсолютно ничего не приходило. Своего места а будущих событиях я не видела, да и саму Игру толком не представляла. Было только желание играть.

Но настроение было праздничное. Мне нравилось все: Красноярск, суматоха в гостинице, сумасшедшие мальчики с мечами, почтительность, с которой передо мной открывали все двери, услышав имя «Галадриэль» Наверное, именно тогда я начала потихоньку входить в Сказку, как в реальный, живой и сложный мир.

Валары (организаторы игры — С.X.) были измотаны донельзя, и мне было их откровенно жаль, тем более, что опыт работы в школе дал мне достаточно ясное понимание огромного объема проделанной ими работы). Говорю честно, я бы за эту затею не взялась, просто не хватило бы ни нравственных, ни физических, ни духовных (т.е. умственных) сил. Именно в силу своей измотанности Валары выпустили нити управления из рук, что не могло не сказаться на ходе Игры. Думаю, что Игра получилась не такой, какой она виделась Валарам, хотя это закономерно: мы все хотели играть, но у каждого были свои правила.

Потом был Валинор (лагерь под Красноярском, база Игрищ.- С.X.), эта огромная, залитая солнцем поляна, мягкая трава, которая так ласкала ноги, был шум и бестолковость устройства в лагере, первые тренировочные бои, первые конкурсы, и над всем этим-синее, высокое, ясное небо! Право, у меня перехватывает горло, когда я вспоминаю все разом! В те дни в Валиноре были, конечно, и огорчения, но сейчас я просто не могу вспомнить что-либо, всерьез омрачавшее счастье этих дней.

И был дождь, ливень, как из ведра, когда мы возвращались из Гондора в Лориэн, и где-то посреди дороги вдруг увидели, как над Ородруином медленно взлетела красная ракета. «Раз, два, три… шесть!» — завороженно считали мы, а потом, крича от радости, исполнили на дороге, под дождем, дикий танец. Мокрые с ног до головы, откидывая с лица прилипшие пряди, мы все: я, Всеславур, Бэрри, Маша, Ленка, ребятишки с Сахалина — плясали под дождем, крича что-то несуразное…

Елена Ивонина, Новокузнецк.

ГОНДОР БУДЕТ СТОЯТЬ. ГОВОРЯТ ПЕРСОНАЖИ ТОЛКИЕНА

Помимо записок участников игрищ, после Красноярска-90 в немалом числе появились еще и записки персонажей «Властелина Колец», написанные рукой исполнявших их роли актеров — что, безусловно, не снижает их исторической достоверности. За неимением места мы сочли возможным представить читателям лишь небольшие отрывки из них. Предпочтение отдано запискам гондорцев — по той причине, что под Красноярском в воинов Гондора воплощались наши земляки — уфимцы.

* * *

«Идут! Идут!» — этот возглас, негромкий, но отчетливый, прокатился по рядам воинов от берега реки до крепостных стен. Сжав оружие, люди напряженно вглядывались туда, где дорога, поворачивая вместе с рекой, скрывалась за прибрежным ивняком. На минуту стало тихо. Потом лязгнул металл, передовой дозор попятился, ощетинившись копьями вверх, под прикрытие городских стен. Но тем, что приближались к берегу, не было дела до дозорных. Не останавливаясь, протопали их тяжелые сапоги под стенами города. И в мрачном молчании провожали стражи Гондора посланный Тьмой отряд, ибо никто из них не мог противостоять Девятерым, идущим впереди. Давно умершим, и потому неуязвимым, ведомым в этом походе своим Властелином.

Так начиналась новая Война Кольца.

(Из записок Денэтора, наместника Гондора, выполненных А. Алликасом, Уфа)

* * *

Начинаешь привыкать к тревожной тишине. Денэтор сам работает на укреплении городских стен. Жизнь — как обычно: кто-то стоит на посту, кто-то бродит по Минас-Тириту без дела, кто-то работает. Тревожно. Ушел Боромир.

Гостил Саруман Белый — говорят, сильный маг. Похоже, мы приобрели союзника. Воистину, странные времена.

Хранители. Кто они такие? И зачем вокруг них столько тайн? Эти забавные создания хоббиты, по моему, слишком болтливы. Интересно, почему вокруг этого колечка столько разговоров?

Минас-Тирит полон гостей. Уж больно много их, и все при оружии. Эльфы — удивительный народ, и язык у них похож на говор ручья. Только что-то не так…

Кольцо Всевластья — что это такое? Откуда оно появилось? Но известно, что оно не должно попасть в руки Всеобщего Врага, иначе все Средиземье накроет Тьма. Впрочем, мне до этого никакого дела нет.

Трудно писать. Всё уже кончилось… Как это произошло? Крик… да, именно он заставил меня обернуться. Крик боли и ярости.

Когда я снова осознала мир, сердце стало болью. Нас осталось только четверо гондорцев. А после пришла весть: Денэтор со своим отрядом пал в битве у Лориэна. Если бы кто-то мог слышать наш крик…

Что ж мы и вчетвером будем держаться до конца, пока жив хоть один гондорец. Минас-Тирит будет стоять.

Вернулся Денэтор! Спасибо прекрасной правительнице Лориэна Галадриэли, оживившей своей силой Денэтора. С ним вернулись еще двое.

Порадовали мы Денэтора… Я была готова провалиться сквозь землю, хотя он и похвалил за то, что все-таки устояли. Снова на пост. Радоваться нет сил.

Появились гномы во главе с Торином. Торин недоволен присутствием Сарумана и урук-хаев. Что-то нашептывает Денэтору. Денэтор мрачен.

Вот и доверяй гостям… Ждем боя. Поэтому — коротко. Торин убил Эндрю. Подло. Заговорил зубы, и — ножом… Беззащитного и доверившегося ему эльфа! За что? Неужели ему мало крови? Расшумелся: «Эндрю — раб Сарумана». Что он понимает, этот гном? Кроме того, эльф — наш гость, значит, под нашей защитой… а мы не сумели его защитить … от подлости. Если бы не законы гостеприимства, был бы Торин трупом. Трудно вспоминать — взгляд Денэтора, стоявшего между вооруженными гномами и урук-хаями. Саруман потребовал у Торина ответа за все. Торин все сводил к тому, что он не доверяет Саруману…

Я оказалась слабее всех, мои нервы не выдержали. Крик: «Достаточно крови!» сбросил тишину на крепость. Я что-то сбивчиво говорила… Ведь нельзя же так! Мы еще не успели оплакать своих товарищей, еще не смыли кровь с камней, и снова… Я попросила Денэтора забрать у всех оружие. Торин отдал свой меч лишь после того, как Саруман по первому же требованию отдал свой посох.

По-моему, Кольцо Всевластья у Денэтора… Пока я стояла на посту, пришел Боромир. Слишком рано вернулся. После разговора с сыном Денэтор помрачнел. Боромир мог за это время едва-едва довести Хранителей до Лориэна и вернуться… Да весь его вид… Что теперь будет?

Вот так новости. Фарамир сообщил мне то, о чем я уже догадывалась. Сначала он попросил меня уйти в Лориэн. Я поинтересовалась причиной. Мне ответили, что так надо. И тогда я напрямую спросила о своих подозрениях — и получила утвердительный ответ…

Все, оставшиеся в Минас-Тирите, к полудню встанут под знамена Черного Гондора! Страшно звучит. Пора спать…

В Минас-Тирите восстание. Наш гондорский капитан наемников Брасид, узнав о Кольце и Денэторе, решил ночью захватить власть и забрать Кольцо. Боромира связали.

Ура! Помощь! Элронд, лориэнские эльфы и Хранители. Что-то будет. И было. Был Белый Совет. Денэтор ушел. Ушел и унес по кусочку от каждого гондорского сердца. Его взгляд, брошенный на конвоиров, не забудется. Гордо, по-королевски окинув Совет взглядом, он бросил Кольцо на стол. И сделал это, казалось, без труда. «Не поверили!». Но что нам было делать, Денэтор? Мы знали о силе Кольца. Оно ломает и самых благородных! Пока Кольцо было у тебя, мы не должны были доверять тебе… Должны были. Но когда Кольцо ушло, из конвоиров мы превратились в телохранителей. Весь Гондор был готов защищать тебя. Но… если бы ты дал приказ уничтожить Белый Совет, я бы ослушалась. Кольцо должно погибнуть. И если бы ты ушел во Тьму, то я сумела бы заставить себя поднять на тебя оружие. Совет был в растерянности, когда дело коснулось вопроса о судьбе Денэтора. Судить его должен был Гондор.

Простым воином он быть не хотел, а наместником оставить его сейчас мы не могли. Пусть решает сам. Он и решил. Ушел. Весь Гондор провожал его. А он спокойно собрался. Накинул на плечи зеленый плащ. Лишь у самой стены я остановила его. И с дрожью в сердце протянула ему шишку с площади Минас-Тирита, загадав: «Возьмет — вернется. Нет — уйдет навсегда». Он улыбнулся и взял.

Все валится из рук. Сейчас самое время нападать на нас. Хранители просят человека — видно, на место Боромира. Пойти попроситься и уйти с ним? Я сделаю все, что смогу, чтобы Кольцо погибло раз и навсегда. До свидания, Гондор! Не говорю «прощай», потому что верю в новую встречу. А Денэтор вернется, и Минас-Тирит останется стоять… Иначе быть не должно.

Ухожу, чтобы вернуться.

[Из записок гондорского стрелка, выполненных Татьяной Кулагиной. Уфа].

* * *

… Покинув трактир, в чаще леса Галадриэль встретила одинокого изгнанника Денэтора. Он кружил у границ Гондора, поскольку даже черной власти Кольца не дано было оторвать его душу от Минас-Тирита. Его трагическая фигура заронила в душу Галадриэли неясную тревогу, и она поспешила в Минас-Тирит. И вовремя!

Не успела Владычица перевернуть несколько страниц в книгах гондорского архива, как на крепость обрушилась внезапная и мощная атака орков. В страшной схватке полегли и защитники, и нападающие. К счастью, вскоре Владычица с облегчением увидела у стен крепости Денэтора. Сердце не обмануло изгнанника, и он вернулся обратно в самую трудную минуту. Затем подошел отряд гондорцев, уходивший в разведку.

А в Мории шел бой. Через обломки скал и пропасти, отбивая удары орочьих орд, продвигались к цели Хранители и сопровождавшие их гномы. К этому времени Кольцо находилось у Тай — отважной гондорки, заменившей в дружине Боромира.

Назгулы засели на Ородруине, поклявшись, что Хранители не пройдут. Положение складывалось отчаянное. И тогда, теснимые Темными Силами со всех сторон, Хранители приняли решение: блеснув в прорвавшемся сквозь тучи луче солнца, Кольцо Всевластья кануло в темные воды Андуина.

Кольцо Всевластья закончило свое существование в Третьей Эпохе.

(Из записок Галадриэли, Владычицы эльфов Лориэна, выполненных Е. Ивониной, Новокузнецк).

Примечание составителя. Читавшие «Властелина Колец» непременно заметят, что изложенные события сильно отличаются от тех, что были описаны Толкиеном.

КОЛЬЦО ВСЕВЛАСТЬЯ ЦЕЛО?

«Могущество у него такое, что сломит любого смертного, сломит и овладеет им, и если смертный часто надевает кольцо — то он тает, или, как говорят мудрые — развоплощается, и становится невидимым навечно, зримый только глазу властелина колец. Да, раньше или позже — позже, если он сильный и добрый — но и ему суждено стать прислужником темных сил, над которыми царит черный властелин». Дж. Р. Р Толкиен, «Властелин Колец».

Сейчас эта книга спешно издаётся сразу в нескольких издательствах страны — и пора бы уже, пора. Не столь уж много известных всему миру бестселлеров второй половины нашего века выдержало такое рекордное количество изданий на всех языках мира… кроме русского. Полностью эпопея Толкиена выходят только сейчас — вполне понятно, почему наша власть боялась этой книги, с виду — безобидной сказки. Не в бровь, а в глаз — емкий образ Кольца Всевластья (да и образ ли? Только ли образ?), вокруг которого разворачиваются бурные события древчейших времен Земли. Филолог, профессор, англичанин, солдат Первой мировой, правоверный католик — он писал эту книгу всю жизнь, помимо своих научных занятий, а дописывал, кстати, в годы Второй мировой, когда спор о Кольце в очередной раз достиг апогея среди землян.

Да и были ли они, эти толкиеновские времена? Профессор Толкиен восстановил лингвистическим методом даже древнеэльфийский язык, населил свое Средиземье помимо людей магами, эльфами (не теми, что у Андерсена — тут это бессмертный прекрасный могучий народ), гномами, гоблинами и прочими персонажами легенд народов Европы. Но бессмысленно было бы искать прямых аналогий книги Толкиена с древними эпическими сказаниями — лишь слабые следы возможно будет разглядеть…

А может быть, и вправду так было.

Из письма Дм. Р. Р. Толкиена мистеру Ригли:

«-…Боюсь, Вы правы, что поиском источников «Властелина Колец» займется целое поколение академиков, а то и два. Я бы не хотел так. По моему разумению. самая интересная тема для рассмотрения — не это, а особое использование в данной ситуации данного мотива, то ли выдуманного, то ли намеренно заимствованного, то ли подсознательно всплывшего в памяти…». (25 мая 1972 г.. перевод В. А. М.).

Трудно говорить о книге для тех, кто не читал самой эпопеи. Но теперь, возможно, ее сумеют прочитать многие (в середине 80-х мы в КЛФ «Плеяды» читали ее в самиздате) — и можно поговорить о самой сути, о Кольце о ХХ веке, одержимом этой идеей.

Потому что именно Кольцо Всевластья сгубило нашу страну на заре века. И к чему споры о том, желали ли пламенные революционеры добра своей стране или же они были изначально порочны?

Кольцо было выковано Всеобщим Врагом Черным Властелином Сауроном (это даже не сам Сатана, но один из подручных Сатаны, или Мелькора, по толкиеновской терминологии). Но оно было было им утеряно, хотя Саурон не растерял вместе с ним всей своей силы. Если же он снова завладеет Кольцом - в Средиземье воцарится Тьма, и уже никто не сможет противиться ей. (Наверное, что-то подобное в «1984» Оруэлла). Но Кольцо попадает в руки Светлых Сил. И мучителен выбор: что делать с ним. Велико искушение использовать его в своих целях, однако Мудрые решают, что оно должно быть уничтожено. А уничтожено оно может быгь только одним способом — в жерле того самого вулкана, где было выковано.

В этом сюжет книги и состоит — поход Хранителей Кольца к жерлу Ородруина: чтоб уничтожить его. Но Кольцо страшно не только в руках Саурона — оно страшно само по себе. Оно умеет тонко и неодолимо искушать своих владельцев — да и не только владельцев. И вправду, почему бы не использовать его в борьбе против Саурона. а потом уничтожить, когда воцарится мир? Через это искушение проходят многие герои книги. Сын наместника Гондора Боромир хочет помочь своей родине, а потом только уничтожить Кольцо. Случай избавляет его от владения Кольцом — Боромир гибнет в честном бою, гибнет «положительным» героем. А если бы?..

Могущественный маг Саруман Белый, возглавлявший Совет Светлых Сил, решив овладеть Кольцом, сразу же по Сути перестает быть Белым.

Поддается искушению Кольца и самый «положительный» герой — маленький Хранитель, хоббит Фродо. В тот самый момент, когда он уже доползает до жерла Ородруина, чары Кольца оказываются сильнее его. Он уже готов провозгласить себя Властелином Колец (хотя это была бы иллюзия — он просто оказался бы рабом Саурона), и опять — только случай, только случай спасает его и весь мир: Кольцо все-таки попадает «по назначению»…

Так что же — несгибаемых героев просто не бывает! Да, не бывает. Тот же самый oтвет дает Оруэлл, писавший, кстати, свой знаменитый роман в те ме самые годы что и Толкиен. Но у Толкиена вся книга пронизана светом надежды. Ибо есть у втора главное — любовь и жалость, к человеку, к своему персонажу, к миру, наконец. Есть выход из безысходности Оруэлла.

Был ли злодеем тщеславный мальчик из Симбирска? Да, но больше, чем Боромир. Стоит ли копья ломать вокруг этого несчастного непогребенного вождя? Он заплатил сполна за то, что примерил Кольцо. И рябой сын сапожника, ухватившись за Кольцо, выпавшее из рук его предшественника, уже не захотел его выпускать. И так продолжалось после них. Потом вошли в обиход термины о «сущности тоталитаризма», а патриоты-почвенники стали вслух говорить о «дьявольской» власти — но дело было в Кольце, и Только в нем. Только случай спасет нас. Случай? Только ли?

A еще — жалость и любовь.

Дж. Р. Р. Толкиен. Из письма Эми Рональд. 23 июля 1956 года (перевод В. А. М.): «Случайно я только что получил еще одно письмо о падении Фродо. Его, похоже, вообще не заметили очень немногие. Но по логике замысла это неизбежно должно было случиться. И, наверное, так все гораздо значительнее и правдоподобнее, чем обычная «сказочная» концовка, где герой непобедим? «Хорошие», даже «святые» могут ведь уступить Злу, которое-внутри себя — не а силах побороть. В таком случае, победило Дело (а не -»герой»), и победило благодаря жалости, милосердию, прощению обид — создалась ситуация, в которой все было исправлено и рокового бедствия не произошло. Конечно, Гэндальф это предвидел. (…). Разумеется, он не имел в виду, что надо быть милосердным, чтобы это пригодилось в дальнейшем, — тогда ведь не было бы ни настоящей жалости, ни милосердия, ибо они прямо противоположны предусмотрительности. Не нам планировать! Но мы убеждаемся, что сами должны быть исключительно щедры, если хотим надеяться на исключительную щедрость (…). И убеждаемся, что милосердие в самом деле бывает в этой жизни.

Фродо заслужил всяческие почести за то, что до капли истратил все свои физические возможности и силу, чего ему хватило, чтобы дойти до назначенного рубежа, но не больше. Очень немногие смогли бы так далеко дойти, может быть, из всех его современников — только он один. Затем им начала управлять иная Сила: Автор (под которым я никоим образом не подразумеваю себя), «тот, кто вечно есть, никуда не уходит, и кого никто не называет по имени». См. кн. 1.: «За всем этим стоит нечто более могущественное, чем воля и расчет изготовившего Кольца. Я могу сказать только, что Бильбо было НАЗНАЧЕННО найти Кольцо, но назначено не Черным Властелином».

Поэтому надежда всё-таки должна оставаться — в самое смутное и безнадежное время. В наше время.

С. Хвостенко.

ИЗ «ПЕСЕН АЛОЙ КНИГИ»

Эти стихи и песни по мотивам толкиеновской эпопеи писались в разных городах разными людьми независимо друг от друга. Именно больше всего это и поразило нас — за тысячи километров то же самое время слагались и пелись у костров баллады на ту же тему. Маленькая книжечка «Песни Алом Книги», выпущенная тиражом 400 экземпляров (второе издание), включила в себя стихи и песни уфимцев и новосибирцев.

* * *

И. Шальнова

МИНАС-ТИРИТ

На замшелых камнях вода.
И цемент — как рубцы на теле.
Ну, зачем ты пришел сюда!
Тени прошлого улетели.

Отойди же! Не тронь копья,
Парень в куртке из черной кожи.
Ты такой же турист, как я.
Ты чужой в Цитадели тоже.

Обернулся. В глаза глядит…
Так на чей то портрет похожий…
Древний герб на его груди…
Быть не может!

Да быть не может!
Стыд и липкий холодный страх.
Я немею под строгим взглядом.
Если ты возвратился, Страж,

Значит, враг уже где-то рядом!
Улыбнулся угрюмо ты.
- Не тревожься, дитя…
Чего там…
И ушел проверять посты
Вдоль стены
к городским воротам.

* * *

Л. Денисюк

- Я слышу рог.
- Тебе, наверно, снится.
Такая тишина вокруг, что странно,
Такой покой не любят на границе.

А за Рекою-то опять… туманно.
- Я слышу рог. Его доносит ветер,
Прислушайся — и ты услышишь тоже.
- Да нет, все тихо. Я бы уж заметил.

Чтоб я проспал — такого быть не может.
- Я слышу рог, сходи зa капитаном.
- Да брось, нельзя: он только что из боя.
И я его тревожить зря не стану.

- Я слышу рог…
- Послушай, что с тобою?
Мы все устали от ночей бессонных.
Иль ты меня морочить влез на крышу?
Чего сейчас молчишь, неугомонный!
- Я слышал рог…
Теперь уже не слышу.

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 3.214.184.124
Remote Port: 17300
Query String: item=910427


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )