Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Иваницкая Елена — Столица (Москва), 17.10.1994
Спасибо за статью, Нори и Остогер!

Орки для порки

Честно говоря, никогда я не встречала ребенка (или подростка), который бы оказался наравне со взрослыми восхищен и заворожен творениями Дж.Р.Р.Толкина. Нарочно проведя — по случаю этой самой статьи — расследование среди детворы от 10 до 14 лет, я уразумела следующее. Мальчики Хоббита прочитали: Что ж, интересно… Кто особенно понравился? Ну, не знаю, никто особенно… Нет, а мне тот, который стрелял в дракона! Дальше у мальчиков чтение не пошло, девочки же не одолели и Хоббита.

Так вот. Не видав обожающих Толкина детей, взрослых — навидалась, наслушалась и начиталась. Взрослые, впрочем, часто прячутся за детские спины, чтобы заниматься тем, что им нравится, но всех уверять при этом (в том числе и себя), что они занимаются серьезным и важным делом, необходимым для воспитания подрастающего поколения.

Воспитательный, моральный заряд толкиновских сказок котируется особенно высоко. Вот со страниц Литературного обозрения нам сообщают, что у Толкина нет такой ситуации, где бы границы между Добром и Злом оказались размытыми, где бы понятия эти подменяли друг друга либо создавали возможность компромисса. В этом… заключено одно из главных достоинств мира (и мифа) Толкина.

Такие грозно-торжественные выражения, как граница между Добром и Злом, невозможность компромисса и подобные им, если что-то значат, то одно только:

…Я знаю, как надо!

С недоумением (из-за чего вообще такой ажиотаж?) читая Властелина колец, я-то не могла понять как раз этого основного разграничения: почему у Толкина Добро — там, а Зло — здесь? Чем маг Гэндальф Серый (хороший) отличается от мага Сарумана Белого (плохого)? Хороший маг был Серым поначалу, пока замысел еще не вполне оформился, и это действительно живая и забавная деталь — надо же, какой хороший, а почему-то Серый… но как только замысел окостенел, то Гэндальф тут же объявил себя Белым, отняв у нехорошего Сарумана это почетное именование. Но особенно мне было непонятно, почему орки столь ужасны, что их следует уничтожать как бешеных собак.

Во всех приключенческих романах наши парни лупят и мочат не наших — ну и ладно, и сколько угодно, жанр такой. Лично я предпочитаю, чтобы наши крошили не наших ради пиастров капитана Флинта, а не ради Абсолютного Добра (в этом случае наворачивается столько лицемерия, что с души воротит), но в конце концов хозяин — барин, автор — волен, можно и ради Добра и ради чего угодно. Но, когда энергичные критики и прочие восхищенные взрослые становятся в какую-нибудь из импозантных поз хороших толкиновских героев, провозглашают границу между Добром и Злом, собираются воспитывать и простирают указующий перст к Истине, хочется все же выяснить (любимое словцо Толкина, как замечает другой любитель), почему все же орки настолько плохи, что очень хороший Древесник, победитель Сарумана, считает естественным делом растоптать орчонка, буде таковой ему под ногу подвернется? Орков и в плен не берут (воюющих на стороне Сарумана людей берут), орков уничтожают как класс. Или как расу.

Орки, видите ли, это искаженные мучением и волшебством эльфы. Маг Саруман, судя по намекам, то ли не препятствовал расовому смешению орков и людей, то ли сделал его возожным, и хорошие герои брызжут слюной, заходясь в проклятиях Саруману.

…Прошу прощения, я не то написала: хорошие толкиновские герои никогда не брызжут слюной — просто потому, что у них нет слюны. Они также не кашляют, не чихают, не сморкаются, не испытывают естественных надобностей. Разумеется, у них нет пола. Восхищенные любители с гордостью повторяют, что это роман, где нет ни слова о сексе…. Действительно — ни единого. Приключенческий роман для детей, откуда ему там быть? Ad usum delfini иначе и невозможно: не бывает там ни секса, ни вони. ни дизентерии, ни месячных истечений. Этого же ничего и в жизни нет. Никому не придет в голову допытываться, как решали естественные и сексуальные проблемы жюльверновские герои, волей автора помещенные в какие-нибудь очень заковыристые обстоятельства.

Но, правда, на Жюля Верна никто вроде бы и не молится, и числят его по тому разряду, по какому следует. А на Толкина молятся: Волшебный мир… — это наш мир, но неопознанный, а опознание дается опытом, и опытом нелегким… Толкин — автор требовательный, и читатель праздный и небрежный ему не нужен. И вообще у Толкина все ужасно пристойно. В соответствии с той задачей, какую он себе ставил: Легенды должны быть высоки, очищены от всего грубого и непристойного, должны обладать волшебной, неуловимой красотой… Заметим, что реальные мифы уж никак не озабочены дутой высотой и постной пристойностью, их писали не католики-викторианцы…

Рассказ у нас пойдет в особенности о хоббитах — так начинается Властелин колец. Но рассказ в особенности о хоббитах иссякает в первых же главах, ибо автору оказались интереснее другие мотивы. Для незачарованного взгляда вся композиция Властелина кажется и кособокой, и однообразной: герои переживают страшные опасности и ужасные приключения, затем отдыхают в каком-нибудь дружественном волшебном приюте, затем опять, затем снова — раз-два, раз-два. Причем последовательность событий стремительно становится маловажной. Никто, кроме фанатов Толкина, не вспомнит, что было раньше, что позже: отдых у царя Элронда или отдых у царицы Галадриэли.

Сюжетный механизм Властелина элементарно не запущен. Хоббит Фродо, приняв на себя груз спасения мироздания, должен идти в самое сердце Тьмы, чтобы бросить роковое Кольцо Всевластья в какие-то там огненные расщелины, где оно расплавится. Но с чего бы это с уничтожением Кольца рухнуло само царство Владыки Тьмы? Владыка Тьмы вроде бы и без Кольца жил не тужил, и в начале повествования читателю обещали только то (грозили только тем), что с Кольцом его могущество увеличится стократ и станет неодолимым. Но на протяжении всех трех томов и речи не было о том, что если Кольцо ухнет, то Владыка рухнет. А вот подите же? И почему это о стране хоббитов никто знать не знает во всем Средиземье, кроме мага Гэндальфа? Гэндальф как-никак действительный член магического Ученого Совета, неужто ни разу доклада не делал? А уж скрывать Хоббитанию (Хоббитшир) от председателя совета Сарумана Белого (тот вроде бы ничем до поры до времени себя не запятнал), это как-то и вовсе не хорошо.

Но зато как пристойно, как возвышенно и благозвучно! Хорошие герои картинно воздевают руки, торжественно опускаются на колено, произносят фразы и трубят в рог. И в хорошем языке все больше эль и эр, а в плохом — зг и тх. Эш назг дурбатулук, эш назг тхратулук… — сразу видно (слышно), что это язык Зла. Норо лим, норо лим, Асфалот!. Сразу ясно, что Добро.

Властелин колец, как и Роза мира Д.Андреева, демонстрирует любопытную этико-эстетическую окрашенность фонем и их сочетаний. Толкин и Андреев согласны в том, что самые отрицательные гласные — это ы и у, самые отрицательные согласные — х, ц, ш. Самая положительная фонема — это, конечно, л', но также и другие сонорные. Разумеется, невозможно удержаться от того, чтобы не начать подбирать слова под эту закономерность. Самыми отрицательными окажутся цирк, друг, сыр, самыми положительными - свалка, блевотина, клистир. Ну это уж так, из вредности…

В моральном смысле Толкин постоянно вводит героев и читателей в искушение: каждому участнику похода был предложен ясный, но безжалостный выбор между верностью и самой заветной мечтой; переложи смертельно опасную борьбу со Всеобщим Врагом на чужие плечи, сверни с дороги — и мечта сбудется. Что ж, вполне тоталитарный принцип, при том, что только Толкин знает, где Добро, а где — Зло.

Конечно, это естественный и неизбежный принцип всех подобных милитаризованно-приключенческих сказочных боевиков. Имя им — легион. Толкин ничем тут не выделяется — разве что выступил пионером жанра. Но когда его сказочку воспринимают с такой серьезностью, когда запрещают ее для забавы почитывать, а велят через нее открывать свою причастность к миру, учиться самопожертвованию во имя Добра, то тут и напоминаешь себе, что самые страшные гекатомбы громоздили во имя Абсолютного Добра и Высшей Истины как раз носители таковых.

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 3.90.207.89
Remote Port: 28189
Query String: item=941017


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )