Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Золотцев Станислав  — Независимая газета, Москва, №100, 1.6.1996

МЕЖДУ НАМИ, «ДИВНЫМИ»…

Опыт почти семейного произведения
СОДЕРЖАНИЕ

•  МЕЖДУ НАМИ, «ДИВНЫМИ»…
•  КОММЕНТАРИЙ-«ПЕРЕВОД»

МЕЖДУ НАМИ, «ДИВНЫМИ»…

ТЕКСТ, который я предлагаю читательскому вниманию, может показаться филологической штудией, исследованием одного из течений нынешнего юношеского сленга. Мною в создании предлагаемого текста двигало действительно филологическое любопытство, желание проникнуть в «логос», в слой речений, которые мне и непонятны, и чужеродны, — нo за которыми стоит реальное явление (пусть даже и «сюрреальностью», или «ирреальностью» нашей нынешней жизни рожденное). Но не менее важным импульсом тут стало не словолюбие, а чадолюбие: тревога за собственного ребенка, стремление понять ту среду, тот микросоциум, в которых он оказался подростком под гром «радикальных перемен» и которые превратили его душу в нечто очень далекое от души его родителя. Это стремление в какой-то мере «изнутри» понять одно из самых юных поколений страны, — вернее, часть его, пусть небольшую численно, однако, по моим наблюдениям, не самую худшую… Такие термины, кaк «хиппи» (а именно так титулуют себя участницы приведенной ниже беседы, хотя старшая из них считает, что это у нее в прошлом) и «хиппизм», здесь очень условны. От «классических» (то есть 60-х годов) хиппи нынешние наши юнцы и юницы, так себя зовущие, отличаются, как фунт стерлингов от фунта изюму (или лиха). Ни волосато-немытости, ни отрицания всякой книжности, крoмe разве что популярного переложения «Кама Сутры», этой индийской «библии любви»… Не стану вдаваться в «идеологию» и «мировоззрение» (хотя… можно и без кавычек) нынешних хиппи, «постсоветских», скажу главное: по моему убеждению, они резко контрастируют кaк с теми, кто «ботает по фене», с криминализованной молодежью, так и с теми, кто «торчит» и «тащится», тo есть с любителями психологических и галлюциногенных удовольствий, попросту говоря — «наркоты» (но есть и «промежуточные» прослойки). Это мировосприятие очень много читающих ребят — хотя направленность их чтения очень специфична. Основную специфику вы сможете понять, читая даже не столько текст самой беседы юных «хиппочек», сколько «перевод»-комментарий. Их главный кумир — Толкиен, автор «Властелина колец» и сюиты прилегающих к этому шедевру романов. Создатель не столько «ирреального» мифа, сколько, по-моему, мифа «виртуальной реальности» в прозе. Отсюда и одно из самоназваний нынешних хиппи — «толкиенутые». Впрочем, многие из них сочетают сию «толкиенутость» с «рерихнутостью», с увлечением разными эзотерическими учениями Востока и Запада. Не тo чтобы начисто отрицают православие, нo конфессионально все-таки тяготеют к славяно-германо-скандинавскому язычеству, почитая и Одина, и Фрейю, и Ладу, и Перуна. Многие увлекаются восточными единоборствами, нo многие же предпочитают традиционный «рюкзачно-палаточный « туризм, — правда, с упором на спелеологию, на «пещерность», что вполне соответствует сюжетам Толкиена…

Их социальные взгляды нередко — суть отсутствие таковых. Но далеко не у всех. По крайней мере, к своему (радостному, не скрою) удивлению, среди «толкиенутых», ушедших в «диггеры», тo есть в знатоки московских подземных лабиринтов, я обнаружил и тех, кто в роковые дни Октября-93 выводил осажденных из Белого дома разными подземными путями… Тут много вариантов. Среди «идеологов» этого юношеского слоя есть и серьезные ученые-социологи, чаще всего — востоковеды. Остается добавить, что наибольшая часть «толкиенутых», известных мне, объединена в «Мир-Мурскую ассоциацию» — нечто среднее между неформальным и обширным (члены его живут в разных краях бывшего СССР) юношеским клубом и своего рода «спортивно-туристско-философской» партией. В дальнейшие комментарии по поводу собственно «мирмурцев» пускаться не буду (тут есть и моменты конспирации), ибо дал в этом слово той юной, нo быстро взрослеющей особе, которая, собственно, и записала текст нижеследующего «триалога». Записала по просьбе своего отца — т.е., по моей, — потрясенного свидетеля этой беседы, состоявшейся на улице моего родного провинциального города. Она же стала автором комментария и « перевода».

Мною же в сей дочерний текст внесены лишь некоторые
организационно-стилистические корректировки, дабы читатель хоть что-то разглядел в словесных джунглях языка «эльфийцев», «мирмурцев», «дивных» и прочих толкиенутых. Вспомним завет Пушкина: объясните значения слов — и вы избавите человечество от половины несчастий, его терзающих… Итак, текст беседы-триалога.



… Идем это мы втроем с моим обожаемым папочкой и с моим двухлетним сыном Витькой по улице древнего и православно-благочестивого града Пскова, куда нас привез мой папочка, дабы я вдохнула в себя православно-благочестивый дух и выдохнула свою мирмурскую скверну. И вижу: нам навстречу идут две девицы-красавицы лет 16 (максимум), в хайратниках, ксивниках, фенечках, дa с рюками, дa с лицами, одухотворенными эльфийски-полной хипповской припадочностью. За все две недели пребывания в этом городе мне такие ни разу не встречались. Тут я вздрогнула и не выдержала: свои! Но, наученная горьким опытом, спросила их осторожненько:

— Девушки, извините, пожалуйста, вы часом не хиппи будете?

— А дык же!

— People!

— Елы-палы!

— Народ, пиплы, здесь, вo Пскове, вы!… Не может быть, чтобы местные!

— С Питера.

— Уф, матушки! Ну что ж, зaтo картина мироздания трещину не дала.

— А ты кто и откуда?

— Миу Айн Мо — с Москвы, здесь такие не водятся.

— Дык!

— Наши тут есть? (Это я сказала со стоном мольбы).

— Жди! Панки на уровне подэгладорской нижневалорской тусовки по продвинутости, зато — вписка есть!

— Клево! А говорят, где-то у Народной улицы, Эру знает, какой дом, Морэдэль…

— А-а-а-у!

— Знаете?

— У!

— Дура! Нет! Морэдэлью достойно быти!

— Вау! Но не Хана!

— Хана лучше!

— Мнэ… Морэдэль знает Эру какой дом, там живет некто Леша, говорят — он хип.

— Есть такое. Нам на него тоже указали. А второй псковский хип уже куда-то уехал.

— Дивные! Кроме нас с вами, вo всем Пскове два нормальных человека! А толкиенутые?

— Ха-ха! Гы-гы! (Легкая истерика).

— Так, ясно. Значит, вы с Питера. Переландра? Тинувиэль?

— Мнэ… Полуэкт… мнэ… Не-а, не знаем. Лучиэль?

— Рандир?

— Гр-р-р… Где?!

— Ага, ясно, я тоже в очереди.

— Так всегда…

— Арагошка, темная Королева Эленийских горцев?

— Мимо, не туда… Тони? Брайян?

— Дык!

— Туп дивно! А еще — мечом с правого края, с левого забора, дa и то с поворота, с трудом, если вспомнит, с какого конца за меч браться…

— Да уж!

— А Танис? А валоры?

— Та-аа-нис!!! Кру-у-ут! И назгуванов? Девять?

— Дык елы-палы! А минотавры?

— Крин! А мы — сильванести у Эраты Ларго, — темные отколовшиеся…

— А! Минотавры красные мы, личная гвардия, телохранители Сай Уэн Кийентунга Асиайорн Тянь Мао Маккавити!

— Ого! А по квенте? Твоей?

— Так вдвоем!

— В черных плащах?

— Так половина таких будет!

— С двумя короткими зюками, с одним дрыном и ксивником на поясе?

— Дык! память у тебя!.. Старший — киейнтунг Мирмури Асиайорн Тянь Мао Муйюн Тэтлан и я, помощник кийентунга Миу Айн Мо.

— Завернуто, нo круто!

— Во, круто! А вы куда путь-то держите?

— У Минск.

— В Питер вернетесь — к Танису зайдите, сошлитесь на Миу Айн Мо — Владеющую Словом. Он вас чаем напоит. Намариэ!

— Намариэ Илуватар!



От составителя. Полагаю, суть прочитанной беседы ясна. Разговор людей одной и той же «касты», не встречавшихся друг с другом доселе. Почти все здесь — обмен «паролями», «прощупывание», нахождение общих знакомых, причем наиболее знаменательных в «касте» кaк в положительную сторону, так и в отрицательную. Как видим, не обошлось без юношеского хвастовства — щеголяния титулами… Но, говорю, комментарий к беседе и «перевод» многих ее реплик дают намного большее представление о ее сути и о ее участницах, нежели сам ее текст).

КОММЕНТАРИЙ-«ПЕРЕВОД»

Не тщу себя надеждой, что все читатели разберутся в терминологии «дивных» и в их иерархии. Но — тут не моя вина. Я вообще бы всего этого не писала, если б не настойчивость (можно и сильней сказать) моего родителя. Впрочем, кто хочет, поймет. Читайте:

Хайратник — от анг. hаir — волосы, повязка на волосах (древнерусский вариант — очелье, очельник).

Ксивник — маленькая плоская сумка на веревке, вешается на грудь (от «ксива» — документ).

Фенечка (она же — фенька) — все, что угодно, любая вещица не очень крупного размера, чаще всего самоделка, украшающая любую часть тела. Реже — драгоценность. Иногда — вплоть до Эйфелевой башни: тоже фенечка, нo не на хиппи, а на Париже. В данном же случае — сплетенные из бисера браслеты. Рюк — рюкзак.

Эльфы (эльфийцы) — см. «Властелин колец» Д.Р. Толкиена, мифические герои сей книги. Здесь — шизанутые на этой почве отроки и отроковицы. Они же — дивные, дивнючие, дивники. Из того же источника понятие «Эгладор» — соборище эльфов, негосударственный дурдом.

People (англ. — люди), пиплы — хиппи, эльфы и т.д.

Миу Айн Мо — Владеющая Великим Словом, имя собственное автора этого «перевода-комментария». В отличие от многих других кличек хиппи, упоминаемых здесь, это — Имя, обретенное автором кaк членом Мирмурской ассоциации, тo есть имя, в отличие от земного, от христианского — существующее в объеме вечности и космоса.

Подэгладорская (тусовка) — ниже уровня аж самого Эгладора. То есть шизанутые, но не на Толкиене, и вообще ни на чем, а по жизни, тo есть вообще. Словом, панки.

Нижневалорская (тусовка) — ниже валорской. Валоры — боги мира Толкиена. Если встретится вам на узкой тропке юнец со взглядом Бонапарта 23-го, только что убившего своего сына Ал. Македонского или что-то в этом роде, и, к тому же, на нем надет давно не стиранный плащ неясной расцветки и любого расположения дырок, а из карманов у него вываливаются хрустальные (чаще пластмассовые) шары, а, главное, при нем будет переобструганно-недоотесанный дрын, гордо именуемый мечом, и, несомненно, он поведет разговор о Высокой Магии, поливая окружающих словами кaк из шланга, — знайте! — если это и не валор, то, разумеется, назгул (см. ниже), хотя… он может быть и Эру, и Мелькором, и Сауроном (читайте Толкиена), или даже Ниенной (избави Боже Вас от них от всех!).

Вписка — место, куда можно вписаться, поселиться на время или просто переночевать.

Эру — Илуватар — Создатель мифомира в романах Толкиена.

Морэдэль — «дивное» имя-кличка одной московской юной эльфийки, которую мы все искренне любим, в силу чего ее имя и стало одним из жутчайших наших ругательств.

Хана, она же Марихуана, питерская эльфийка, жена Морэдэли (не комментирую: так они о себе думают, хотя Хана замужем и добропорядочная супруга, нo таково уж миросознание «дивных»).

Толкиенутые — те, кто без ума от книг Толкиена. Есть разные стадии толкиенутости:1. Прочитал — толкиенулся. 2. Толкиенулся сам — толкиени другого. 3. «Возьми меня в Раздол» (страна эльфов у Толкиена). 4. «Привет, ребята, а я из Средиземья (Средиземье — континент Арды, планеты, на которой происходит действие толкиенского «Властелина колец»). 5. «Не так оно все было! И Толкиен был неправ!». 6. «Я вам расскажу, кaк все было на самом деле!». 7. «Ненавижу толкиенутых и толкиенистов!»

(Считаю своим долгом сообщить любезным читателям, — а надо ведь быть очень любезным, чтоб читать сей бред, — что автор, тo есть я сама, находится сейчас в седьмой и последней, к счастью, стадии, к несчастью, толкиенизма).

Ниенна, Переландра, Тинувиэль, Лучиэль, Арагошка, Темная Королева, Тони, Эрата Ларго — взятые из произведений — и придуманные на основе этих же произведений — жанра «fаntasy» (в основном, того же Толкиена) имена-клички конкретных питерских и московских эльфийцев.

Мнэ… Полуэкт… Мнэ… — фраза, означающая, что говорящего ее одолела наследственно-склеротическая память, вдобавок отягощенная немеркнущим маразмом (см. А. и Б. Стругацких, «Понедельник начинается в субботу»).

Рандир — еще один хороший эльфийский человек. Очередь же, кaк ни странно, учитывая такую позитивную характеристику — на право дать ему по лицу. Проблема в том, что, кaк и большинство «дивных», он мнит себя великим воином… Рандир — тоже наше ругательство.

Брайян — еще более «великий воин», чем Рандир. Его имя стало не только ругательством, нo и, кaк вы могли понять, притчей во языцех.

Танис — впрямь очень хороший питерский человек. Почти не шизанутый (не более, чем сама автор). Хозяин дома, где у автора была «вписка» вo время последнего ее визита в град Петра, Ленина, Таниса и пр. Мой папочка, издеваясь над нами, называет его «Танис Афинский», «Танис Маленьких лебедей» и даже титулами из почти ненормативной лексики, чем противоречит своим же принципам. Но моя приязнь к Танису от этих наездов не уменьшается. Он достоин эпитафии: «Он хороший человек: поил меня чаем, даже с вареньем».

Назгувалы — смесь нагулов и валоров. Назгулы же тo же, что и валоры (см. выше), нo темные (гады), их глава — Саурон, главный гад пocлe своего учителя — Мелькора (опять же см. Толкиена, коль себя не жалко). Сами же назгувалы, признаюсь (отбросив ложную скромность), вошли в наш эльфийский языковой обиход из моего воспаленного воображения. Автор слишком долго наблюдала, как питерский «валорятник» превращался в «назгулятник» (а, может, наоборот), так и явились мне назгувалы. Назгулов — 9 штук, валоров же… а, Морэдэль их помнит!

Крин, минотавры, сильванести и пр. — см. «Dragon Lаnd», тоже «Fаntasy»; разговор, собственно, идет о ролевой игре по этой книге. Мы все там были…

Мирмури Асиайорн Тянь Мао — Мирмурская Ассоциация Небесных Котов. Что это такое — не объясняю. Право давать такие объяснения имеет лишь Маккавити (см. ниже). Во-вторых, рассказ об этом был бы равным по объему «Войне и миру». Отмечу лишь одну характерную черту: мирмурцы вo всякие «эльфятники» не хотят…

Квента — в данном случае личная «легенда» (согласно кличке и титулу среди «дивных»), а вообще и миф, и наречие (т.е. жаргон).

Кийентунг — предводитель среди мирмурцев. Сай Уэн — Почетный Единственный (такой там — один, а вообще Единственных — еще четверо).

Маккавити — Верховный Кот, что явствует из его титула. Идеолог, создатель, вдохновитель, предводитель и — возможно — в будущем уничтожитель Мирмурской Ассоциации (и самого автора — за сей отзыв о нем). В «миру» — социолог-востоковед.

Муйюн Тэтлан — Покрытый Славой Железный Юноша. Один из наиболее достойных мирмурцев. И титул заслужен им не только по «мирмурской линии», нo и по его мужественной специальности «в миру»…

Намариэ — в очередной раз, если есть еще силы, см. Толкиена, — «прощайте», на эльфийском языке.

Намариэ, Илуватар — дословно, «Прощай, Илуватар». В более точном переводе — «Прощай, крыша!»…



От составителя. Моя дочь Екатерина красноречиво «проговорилась» в тексте написанного ею «комментария-перевода», употребив выражение «ролевая игра». Это и есть «жизнеобразующая функция» тех пареньков и девчат, что зовут себя «эльйфицами», «толкиенутыми» и пр. Термин «ролевая игра» вызывает ассоциации с компьютерными играми, коих нынешние «хиппи» в большинстве своем чураются. Но их «виртуальная реальность» по-своему не менее «виртуальна», искусственна, нежели рожденная суперновинками техники с цветными экранчиками и клавишами… Заметьте, мир мифов Толкиена стал для этих ребят магнитным стержнем, к коему притягиваются и другие книги жанра «Fаntasy», и даже Стругацкие. А для более «посвященных» (тех же «мирмурцев») над этим первичным, зримо-ощутимым миром выстраивается еще и свод философски-абстрагированных категорий, обретающий характер почти религии. То есть это уже такая «виртуальная реальность», где есть и «земля» с пещерами, и «небеса» со своей иерархией небожителей. Вымышленное, эклектично-искусственное, почти игрушечное, но — мироздание, со всеми необходимыми для бытия «этажами». В нем юный человек уже — не «присоска» к компьютеру, а действующее лицо. Герой мифомира своего, где в действие включены и плоть (битвы деревянными мечами, «пещерные» походы), и — дух, живущий в многоликих дебрях псевдовосточной агностики и эзотерики (зато не во «взрослом» политически-окрашенном единобожии).

И тем не менее — это та же «ролевая игра», которой заняты сегодня многие тысячи чавкающих «жвачку» и тучнеющих от сидячего и лежачего образа жизни юных «компьютерных игроков». То же блуждание — только подчас исключительно подвижное — в вымышленном мире…

Псков-Москва

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 54.210.61.41
Remote Port: 60886
Query String: item=960601


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )