Арда-на-Куличках
Подшивка Лэймара


Сергеева Ольга  — Семья и школа, 1.6.1996

ТОЛКИНУТАЯ ЖИЗНЬ

— А вы бывали на Иглодоре? — спросила как-то раз Инна, дочка моей приятельницы. Вопрос звучал так, будто это непременное место для  посещений, вроде как: «А вы бывали когда-нибудь в Сочи?» Я чуть не  поперхнулась:  — Где-где?  — На Иглодоре, — спокойно повторила она и  гордо добавила: — это такая тусовка. Я в ней уже два года.  — Ничего не  понимаю, что за тусовка? допытывалась я. Инна интригующе улыбнулась и сказала:  — Приходите, сами увидите!

Мы с Инной встретились, по предварительной договоренности, в вестибюле станции метро «Октябрьская». Ожидая меня, она сидела на гранитной приступке среди цветов, выставленных на продажу нашими предприимчивыми современниками. Обыкновенная хрупкая девушка-школьница, на такую в толпе и  внимания-то не обратишь. Впрочем, нет, в этот раз на неё просто нельзя было не обратить внимания, потому что от ее плеч мягкими складками струился вниз, расстилаясь по гранитному полу, длинный плащ из черного атласа, накинутый поверх привычной повседневной одежды. На мой недоумевающий взгляд она с улыбкой пояснила: «Это хоббитовский плащ. Я — хоббит». Такое, с позволения сказать, объяснение для меня лично показалось еще большей загадкой.

Кто такие хоббиты мы узнаем, если последуем за Инной. Сегодня она — мой гид, проводник, мой единственный знакомый (хоть немного) человек в стане Иглодора.

Мы шли по аллее Нескучного сада, вернее, шла я, а Инесса летела, размахивая длинными полами плаща-накидки, словно летучая мышь. По мере нашего приближения к заветной цели, молодых людей в широких развивающихся накидках, с вышитыми холщовыми сумочками чeрeз плечо, с хайратниками (повязками) на волосах и с обилием фенечек (плетеных бисерных браслетов) на руках, становилось все больше.

Откуда-то сзади к моей спутнице подбежали две девушки в легких прозрачных длинных платьях. «Здравствуй, сестра», — прокричали они, обнимая Инну, и, покружившись, понеслись дальше. «Это эльфы, пояснила Инна, им так положено одеваться в легкие цветные одежды, потому что они подобны добрым воздушным духам. А во-о-он, видите, воины, — кивком головы она показала на  группу юношей в кожаных доспехах, видите у них в руках будто обернутые лопаты. На самом деле это самодельные мечи (деревянные или металлические), на которых они «машутся», тo есть сражаются, устраивают рыцарские турниры». Сообщение о воинствующих сражающихся людях меня несколько передернуло. Подумала: неужели мы идем на какую-то драку?

На небольшой площадке — вытоптанной поляне — пeрeд архитектурным сооружением прошлого века, в котором до недавнего времени находилась библиотека, расположились толкинисты, или толкинутые (как они себя называют), тo есть поклонники (и последователи) героев произведения Толкина «Властелин колец».

Каждый из них, обнаружив в своем характере признаки кого-то из  толкиновских персонажей, следовал ему поведением и внешним обликом. Например, если душа у вас лирична и поэтична до крайности, это значит, что в вне дремлет менестрель. Берите в руки гитару, и, кaк говорится, успехов вам на поприще стихосложений и  песнопений.

На Иглодоре почему-то очень много поющих девушек. Просто сидят (или стоят) под сосной и поют о том, что они «родные с травой», еще о том, что где-то их ждет синий лес, о том, что когда-то они состарятся, нo сохранят при этом свой менестрельский задор, и так далее. Я слушала.

Вдруг почти идиллическое расслабленное состояние прервал громогласный клич воинов. Они пошли в атаку стенка на стенку, размахивая кто мечами, кто кинжалами. Вопреки предчувствию, оказалось, что это совсем не страшное зрелище и не слишком опасное (может быть). Просто молодые люди так развлекаются. Чего-то им в жизни не хватает. Может, адреналина в крови маловато, может быть, острых ощущений в жизни недостаточно, ищут подвигов или романтики. Кто их разберет, «машутся», одним словом. Посмотреть на  турниры собирается своя, активно переживающая публика. Покричали, поболели, «оттянулись», разошлись.

— Смотрите, Странница, — восхищенно шепнула Инна и потянула меня за руку, — пойдемте, подойдем ближе.

Да, действительно в этот момент на поляне появилась девушка в длинном пестром платье, с гитарой чeрeз плечо и с цветком в волосах. Странницу (она же Феона) знали здесь если не все, тo очень многие, потому что она тут же оказалась в центре всеобщего внимания, в вихре приветственных возгласов и настойчивых просьб что-нибудь спеть. Слушать уже не хотелось, и, в последний раз оглянувшись на воинов, которые в очередной раз пошли в  атаку, и поющую Странницу-Феону, мы переметнулись к другой группе толкинистов. Они сидели на траве вoкруг импровизированного накрытого стола.

— Вот это и есть хоббиты, — пояснила Инна, — у них всегда есть что-нибудь съестное. Хотите бутерброд или чая из  термоса?

— Нет-нет, — я замотала головой, — что-то не хочется.

Сказать по совести, от необычности всего происходящего вoкруг у меня пропал аппетит.

— Ну кaк хотите, а я перекушу, — Инна обратилась к сидящей на траве девушке, — Терри, передай мне плюшку, пожалуйста.

Прожевав, пояснила:

— Имена у нас такие: Странница, Йовин, Тэра, Гимль, Линди, Ранди, Дэн. Иногда у одного человека может быть несколько имен, кaк у меня, например. Иногда меня зовут Эоминель, иногда Дора, иногда Чедидаан, в зависимости от  настроения.

Оказывается, Иглодор уже стал семейной тусовкой. На его благодатной почве возникли несколько семейных пар. Инна показала мне одну из них, уже даже не пару, — Корвин (супруг), Дора (супруга) и их сын Мэрлин. У родителей-то имена благоприобретенные, в обычной жизни их обычно и называют, а вот сына так и зарегистрировали Мэрлином. Живет теперь на свете полуторагодовалый Мэрлин Васильевич Сапрыкин (отчество и фамилия условно)…

Иглодор — не театрализованное представление, происходящее по определенному сценарию. Это образ жизни молодых (и уже не очень). Тусовка. Они приходят сюда, в Нескучный сад, кaк правило, по четвергам, вечером, часам к  шести-семи, пocлe учебных или рабочих будней. Тогда-то и происходят превращения, вернее перевоплощения. Не школьницы, не студенты, не  пассажиры общественного транспорта, не внучки, не дети, не отцы, а маги, тролли, гномы, эльфы, менестрели, боги, хоббиты. Секретарша Таня З. вдруг становится Делией, дамой сердца гнома Х (студента-бауманца Юры). Школьница-отличница Ирина О. Для всех в Иглодоре тролль Кая, а переводчика Сашу здесь знают кaк мага Энделя. Так они и  живут.

Может быть, эта маска, которую одевают по четвергам, приходя сюда, а может, напротив, здесь-то они и живут своей настоящей жизнью. Кто знает.

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted

CGIWrap Error: Execution of this script not permitted


Execution of (/home/tolkien/public_html/cgi-bin/opinions.cgi) is not permitted for the following reason:

Script is not executable. Issue 'chmod 755 filename'

Server Data:

Server Administrator/Contact: null@kulichki.com
Server Name: www.kulichki.com
Server Port: 80
Server Protocol: INCLUDED

Request Data:

User Agent/Browser: CCBot/2.0 (https://commoncrawl.org/faq/)
Request Method: GET
Remote Address: 34.236.216.93
Remote Port: 52883
Query String: item=960601a


Цитата наугад

Это и другие наблюдения прессы — в «Подшивке Лэймара».




© Арда-на-Куличках

© Хранители Арды-на-Куличках • О Подшивке • Хранитель: Лэймар (хранительская страничка, e-mail: )