Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

Наталия Васильева

Элхе Ниэннах


Легенда  (из песен Дайолена)

Он достал свой меч, набросил плащ
И пояс потуже затянул,
Он сказал молодой жене: "Не плачь",
Он сказал: "Ты жди, я скоро вернусь".
Она поднесла ему чашу вина,
Он выпил, вздохнув: "Война есть война;
Я - его воин, я нужен ему, 
Но я вернусь..." И ушел во тьму.
	...И год прошел, и два прошло,
	А время мимо нее текло,
	И сказали ей, что он не придет, 
	Но она все ждет, она его ждет.
А на Севере небо - кровавый лед, 
И твердят ей - "Он никогда не придет!
Слышишь - плачет над домом птица-печаль?"
А она: "Он вернется, он обещал..."
"Ты живешь теперь молодой вдовой -
Обрежь свои косы и песен не пой,
Погаси свечу и двери закрой..."
А она: "Он сказал, что вернется домой".
	...Два года прошло и пять прошло:
	Ветер с севера черный пепел несет, 
	Снегом маленький тихий дом занесен,
	Но она все ждет, она его ждет.
И на пятый год постучался к ней 
Молодой красавец из дальних земель:
Он сказал - люблю, сказал - идем, 
А она: "Ну как я оставлю дом?"
А она: "Ведь кончится эта война -
Кто встретит его? Кто нальет вина?
Кто накроет стол? Кто хлеб испечет?
Кто застелит постель и одежду зашьет?"
	И кто-то смолчит, а кто-то солжет,
	А кто знает правду - отводит взгляд...
	Ей сказали - он не вернется назад,
	Но годы прошли - она его ждет.
Странники к ней заходили в дом,
Она им давала ночлег и еду,
И кто-то вновь говорит - идем, 
А она улыбнулась: "Я подожду.
Я выбелю дом, я натку полотна -
Он наденет рубаху из белого льна.
Слышишь, как звонко поет мой серп? -
Я помню, он любит горячий хлеб".
	...Годы прошли, и век прошел -
	Дикий шиповник оплел ее дом,
	А время мимо, мимо течет,
	И она все ждет, она его ждет.
Не коснутся ни время, ни старость ее,
Ни людское зло, ни дурная молва;
Над полем битвы кружит воронье,
А она все ждет - она жива:
Не потускнело золото кос,
А лицо - как снег, как звезды - взгляд...
Старый дом в лесу плющом зарос,
По темным стенам ползет виноград;
	И тысяча лет давно прошла, 
	Но тропинка к дому не заросла,
	И годы не в счет, века не в счет:
	Он сказал, что вернется - она его ждет.
Тихонько вздохнет, слезу смахнет:
"Что, странник, скажи - война все идет?"
А кровь на земле где-то льется всегда, 
И странник угрюмо ответит: "Да,
Долгие годы битвы идут".
Она улыбнется: "Что ж, я подожду;
Ведь когда-то должен окончиться бой -
Я знаю, тогда он вернется домой".
	Тысячи лет, тысячи дней
	Не гаснет свеча на ее окне;
	Может быть, эта легенда лжет...
	Он сказал: "Я вернусь".
		Она его ждет...





Павшие (из Песен Чернобыльника)

Звонкие струны, древние руны
Время укутает серым пеплом;
Саваном Ночи укрыто тело,
Ранено небо стрелою в сердце.
В горле застыли темною кровью 
Клич боевой - молитва - проклятье...
Саваном Ночи укрыто поле.
Саваном Ночи укрыть имя...
     Вот и кончен этот бой - 
     В небесах растает дым...
     Перед небом и землей
     Среди мертвых все равны:
Кто мальчишка, кто - герой,
Где своя, где вражья кровь...
Перед небом и землей
Среди мертвых нет врагов.
     Кто-то свят, а кто-то слеп,
     Кто - за власть, а кто - за хлеб,
     Кто - за трон, а кто - за кров:
     Среди мертвых нет врагов.
Верил, нет ли, в мудрость книг, 
В правоту священных слов, 
Верный или еретик - 
Среди мертвых нет врагов.
     Тьму и Свет равняет смерть - 
     Лиц во тьме не разглядеть, 
     Ночь - единый всем покров:
     Среди мертвых нет врагов.
Звонкие струны, древние руны
Время укутает серым пеплом;
Саваном Ночи укрыто тело,
Ранено небо стрелою в сердце.
В горле застыли темною кровью 
Клич боевой - молитва - проклятье...
Саваном Ночи укрыто тело.
Саваном Ночи укрыто имя.
Саваном Ночи укрыто поле...





Дайолен - Даэрону

Из сумрака Севера вновь в колдовские леса
Вернулась твоя звезда, о Даэрон.
В вечерней тени звенят соловьев голоса -
Умолкла твоя весна, о Даэрон...
	Цветы и звезды в венок вплетай -
	Как сердце бьется пламя свечей:
	- Прощай, любовь моя, прощай,
	О Лютиэнь Тинувиэль.
Как под ноги  - сердце, ты песню бросаешь свою -
Последнюю песню, о Даэрон.
Легенды слагают о птицах, что лишь перед смертью поют -
Но смерть не излечит тебя, о Даэрон...
	Полынью песню в внеок вплетай -
	Горчит на губах золотистый хмель...
	- Прощай, любовь моя, прощай.
	О Лютиэнь Тинувиэль.
Зачем тебе пить эту чашу до дна?
Два озера боли на бледном лице,
И звезды - как камни в Железном Венце,
И память не смоет морская волна -
	- Прощай, любовь моя, прощай,
	О Лютиэнь Тинувиэль...
Зачем тебе пить эту чашу до дна?
Вино золотое горчит как вина,
Шуршат как осенние листья слова
И сломана флейта - но песня жива,
И в темных одеждах - как скорбная тень, -
Один лишь венка из цветов не надел:
	- Прощай, любовь моя, прощай,
	О Лютиэнь Тинувиэль.
И в светлой земле, что не ведает зла,
Истает ли тень, что на сердце легла,
Исчезнет ли боль, что - как в сердце игла?..
	- Прощай, любовь моя, прощай,
	О Лютиэнь Тинувиэль...
И жжет предвиденье, как яд;
Тебе - уйти на путь Людей,
Но пусть еще - последний взгляд...
Поет безумный менестрель:
	- Прощай, моя звезда-печаль,
	Прощай, любовь моя, прощай,
	О Лютиэнь Тинувиэль...



Запасник

Песнь победителям Как гончий пес, ты чуешь кровь, И снова в битвах гибнут люди: "Да сгинет Тьма - да будет Свет!" - О благородстве речи нет, И что тебе - рыданья вдов?.. Во славу Валар войны вновь, А победителей не судят. И корчиться как червь у ног Во прахе побежденный будет: Король, избранник Валар, здесь, Чтобы вершить святую месть, Чтоб низшим преподать урок - А если ты и был жесток - Что ж, победителей не судят. Огонь и сталь - вот твой закон, Что мир вовеки не забудет, И ты - король и властелин - Стоишь средь выжженной земли, И древний Запад отомщен: Пускай из горла кровью - стон, Но - победителей не судят. Пусть восхвалений пьяный мед Наградой победившим будет - Так славь героев, менестрель! За песни - золота кошель, А коли он не то поет - Землей ему забейте рот: Ведь победителей не судят! Кто прав - решает сталь клинка, Вершит сильнейший правосудье: Костром взовьется еретик, Горят в огне страницы книг... Пускай в крови твоя рука, Закон - один на все века, Что "победителей не судят". Серебряные бубенцы Ой да весело здесь жить тому, кто сыт, да пьян, да слеп; И смеется палач на помосте, и повешенный танцует в петле: Если многое видишь - то лучше молчать, если многое ведал - сгоришь, как свеча, но твой час не пришел, покуда молчат Серебряные бубенцы Смерти. Эй ты там, чего молчишь, чего притих - подливай вино: Ведьма, книжник, еретик - палачу да огню все равно, И любому цена - те же десять монет; слышишь - псы государя взяли твой след, и звенят, предвещая последний рассвет Серебряные бубенцы Смерти. Подходи, веселый люд - нынче будет на что поглазеть: Видишь - ведьму волокут, ей на площади огнем гореть. Суд Служителей Валар огласит приговор - жги проклятую ведьму, еретичку - в костер! - а над площадью звенят, как безумный хор Серебряные бубенцы Смерти. Да что ты так побелел - погоди, не торопись уходить: Я ведь это не со зла - ведь и мне же надо как-то жить; А на все - воля Валар, государев указ, ну, а если когда и доберутся до нас, посмеются над нами в последний раз Серебряные бубенцы Смерти... Игра (Посвящается ХИ-92) Мы не помним Ни правил ее, ни законов, Но она Начинается как война, В которой - беда побежденным: Игра. Мы не помним Пока еще слова "приказ", Но сейчас Встанут рядом в последний раз Светлый воин - и Черный: Парад. Между нами еще - ни союзов, ни битв, И врагов еще нет пока - А дорога пылит, дорога пылит Под колесами грузовика... Игра. Кружка чая - замена кубку с вином, И палатка - вместо шатра, И пока, согреты одним костром Все мы вместе; завтра с утра - Игра. И мы можем еще собраться и петь У одного костра... Через день наступит Игра. Мы не знаем, С кем завтра в бою сойтись, И пока Рукоять не сжимает рука, Но окончит мирную жизнь - Игра. Мы не знаем, Кто завтра падет на войне, И кем Он будет завтра отпет, С кем поставит спина к спине Игра. Нас еще не развел всемогущий Рок, Не назначил мастер цены За подлый удар, за серый клинок, За разбитые хрупкие сны. Игра. Понарошку - кровь, понарошку - боль, Понарошку - память и смерть... Не бывает лишь подлости игровой: Пусть покажет, каков ты есть, Игра. А пока - мы можем собраться и петь У одного костра: Через день наступит Игра. Мир, которого нет "Сын мой! Никаких островов нет..." (М.Щербаков) Нет никаких островов, никаких миров кроме этого мира - нет: Память твоя - это зыбкий туман, это рябь на воде, это ветер оставил след. Нет ни пути среди звезд, ни крыл за спиной - не со-прикоснуться рукам: Мы же не дети, чтоб верить легендам и книгам, мечтам и забытым снам. Мы же не дети - послушай, ведь это игра, ведь это всего лишь - Игра: Звезды не могут петь, и нечего слушать, сидя в ночи у костра. Лютней не станет гитара, дерево - сталью, скалою - зеленый склон: Все это - старая сказка, не-бывшая тайна, печальный забытый сон. Так почему же опять мы стремимся в тот мир, который - не может быть, Зная, что это игра, что закрыта дверь, что в мечте невозможно жить? Это - попытка к бегству: от тусклого неба, от пыли, асфальта и стен Вырваться к звездному свету в стремленье нелепом разрушить реальности плен. Но никаких островов, никаких миров, кроме этого мира - нет. Так почему мы готовы из теплых квартир бежать в этот звездный бред? Так почему же мы ищем в придуманных сказках истин извечных след? Как мы могли поверить в тот горький и светлый мир-которого-нет? Как мы посмели видеть тот горький и светлый мир, которого нет?.. ...как мы сумели вспомнить тот горький и светлый мир, которого нет... Молва В чем моя вина? - в черном с серебром. В чем моя война - словом, не мечом... В чем моя печаль - темное стекло... Было и... - Прощай... - было, да прошло. Тяжесть многих бед - да на плечи мне: Горек этот хлеб, да другого нет. Крылья лжи легки, да молва быстра: От одной строки - к пламени костра. В чем моя беда? - не склоню колен. Мертвая вода, стылый холод стен... Крылья лжи пестры - ярче радуги: Ярые костры - кому - радостью? Ввысь бы - да крыла переломаны, Пепел да зола - кружат вороны... Хоровод виллис привела молва: Рано собрались - я еще жива! Без оружья бой - мне ли - выстоять? Против всех - одной: это - истина; Помощи молить не пристало мне... Что скажу? - "Прости... как устала я..." Прощание - I ...Осока - оковам клятв, Да вереском путь заклят... Кровь твоя - моя кровь: Стылый пепел костров В горькой песне ветров Снова. Сталь твоя - моя сталь: Будут - травы-печаль, Уходящему вдаль Слово. Боль моя - твоя боль: Отзвеневшей струной. Будет - горькая соль Ране. Все, что было - прошло, Вереском поросло, Только пальцы стекло Ранит... Полынь да осока - травы пути, да вереск-солльх, А к черному хлебу - лишь крики птиц, лишь слова соль. Где травы надежды вставали в рост - чернеет гарь, Бедой прорастает из зерен звезд трава-печаль... Кровь твоя - моя кровь, Сталь твоя - моя сталь, Боль моя - твоя боль... С оглядкой на... - не подставиь плечо, не будет "потом"; Твой меч не станет моим мечом, а ты мне - щитом. В который раз - наощупь рукой по пустоте... Не будет больше тревожить покой твой горькая тень слов: Кровь твоя - моя кровь, Сталь твоя - моя сталь, Боль моя - твоя боль... Что из того, что свечи горят, незаперта дверь? В который раз ты отводиь взгляд на тропе потерь, В который раз - полынью взойдут слепые дожди... Заклятье губам моим: да не шепнут - не уходи... ...Осока -оковам клятв, Да вреском путь заклят...

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



  • Аборт и таблетки для аборта тут
    klinika-doroslyh.kiev.ua

Na pervuyu stranicy Свежие отзывы

Хранители Каминного Зала