Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

А был ли толчок?

О пассионарном толчке середины-конца XVIII века по линии Тамбов - Восточный Кавказ - Западный Иран.

Пояснения от Редколлегии: Несколько лет назад В.А.Мичурин выдвинул гипотезу о пассионарном толчке 18 века по линии: Япония - Ближний Восток. Ее он развил в нескольких публикациях и в выступлениях на гумилевских чтениях в Питере.

Гипотезу о вертикальном пассионарном толчке, прошедшем в 18 веке через Чечню впервые высказал года три назад М.Хохлов. С докладами на эту тему он дважды выступал на гумилевских чтениях (C-Петербург и Бежецк).

Идея о том, что коммунисты образовали в России новый субэтнос принадлежит В.Ю.Ермолаеву, она была опубликована в одном из сборников Географического общества.

Тихон Уваров (на дискуссионной доске выступает под превдонимом ИРАН)

Впервые опубликовано на сайте Gumilevica.

1. Ландшафты и климат Дагестана и Чечни различаются. Чечня - предгорья и население живет на склонах. Дагестан делится на три части с резко отличными друг от друга климатами и соответственно типами ведения хозяйства в них: а) побережье Каспия, б) равнинный Дагестан и в) горный Дагестан. Собственно предгорий как самостоятельного целостного ландшафтного региона в Дагестане почти нет. Промышленное производство сосредоточено на побережье Каспия и именно оно послужило причиной выделения побережья в самостоятельную единицу. Горный Дагестан - высокогорная область с азональным ландшафтом, с большими перепадами высот и температур. Население оседлое. В регионе выращиваются самые разнообразные сельскохозяйственные культуры, чему способствует климат.

Слово Гумилеву. "Известно, что все обитаемые регионы заселены настолько, насколько это возможно при данном уровне хозяйства. Равнинный Дагестан - это благодатная степь, ограниченная с севера долиной Терека, с востока - Каспийским морем, а с запада - цепью невысоких хребтов и их отрогов, за которыми поднимается горный Дагестан. Трудно найти в Прикаспии уголок, столь благодатный для кочевого скотоводства, земледелия и рыболовства, особенно в эпоху повышенного увлажнения степной зоны. Поэтому эта равнина была всегда густо заселена."

В равнинном Дагестане до XX века основным типом ведения хозяйства было скотоводство, описанное Гумилевым, характерное для западно-евразийских степей. Появившаяся к середине XX века система ирригации позволила развить сельское хозяйство, что в свою очередь позволило увеличить населенность этого региона и его городов, а также развития промышленности в них. Увеличение численности городов шло в основном за счет переселения из окрестных селений и аулов, т.е. за счет аборигенов Дагестана.

Города тянутся цепочкой вдоль линии гор: Хасавюрт, Кизилюрт, Махачкала, Дербент, отдельно стоят Кизляр на Тереке и Буйнакс в предгорьях. В середине века Дагестан рассматривался Центром в основном как один из участков стратегической Северо-Кавказской железной дороги (СКЖД), шедшей как раз по линии указанных городов. Города, хотя бы в виде простых железнодорожных станций, должны были стоять и работать вне зависимости от окружающей обстановки, а значит это были центры деятельности не вписанной в хозяйственную жизнь Дагестана. И наверное, естественно, что в этих городах было много приезжего населения: русская диаспора, азербайджанская, армянская, еврейская (аналогичная ситуация сложилась в Китае при постройке и эксплуатации КВЖД). К 90-м годам при заселении городов представителями коренных народов Дагестана в них почти не осталось ни русских, ни армян, ни евреев, сохранились отчасти азербайджанцы. Сами переселявшиеся делились на две группы: уроженцы равнинного Дагестана и уроженцы горного Дагестана. Сначала, до 80-х годов преобладали первые, потом - вторые.

Я уже говорил, что развитое сельское хозяйство, базирующее на системе ирригации в равнинном Дагестане, явление новое и коренному населению равнины приходилось его также осваивать как и приезжавшему с гор. Людей поначалу не хватало и все они были поставлены в равные условия, поэтому этнический состав селений в равнинном Дагестане представляет собой весьма пеструю картину. (См.http://www.riar.ru/05/descr.htm)

 

2. В Чечне Кавказ имеет гораздо более пологий склон, чем Дагестане. Собственно, Чечня вся и лежит на северном склоне Большого Кавказа. Северные затеречные территории - нечеченские, и были присоединены к Чечне уже во времена Хрущева. Его понять можно: республике нужна была житница, а у Ставрополья и своего хлеба много. Пострадали терские казаки, оказавшиеся при параде суверенитетов без своей земли.

Severnyy Kavkaz (24 KB) Северо-восточный Кавказ. Карта получена с сервера http://www.expediamaps.com

 

Способ ведения сельского хозяйства в коренной Чечне отличается от дагестанского. Кавказ собирает достаточно влаги и с водой проблем нет, а пологий склон позволяет засеивать достаточно большие территории. В XIX веке это было существенно. Разница в труде народов, обусловленная климатическими различиями двух стран, привело и к самоотделению их друг от друга.

Чечню можно рассматривать как восточный угол целого единого региона с единым Климатом, тянущегося по северному склону Кавказа с запада на восток, и, начинающегося в Адыгее. Пологий склон позволял селиться на этих землях кочевым и полукочевым народам, приходящим с Севера, а горные народы ареал своего расселения ограничивали самими горами. Таким образом, этот регион был зоной этнического контакта.

Встречающиеся и пытающиеся освоить одну экологическую нишу этносы не могут ужиться. Они уживаются только если сливаются. Сливаясь оба компонента теряют память и момент слияния для них - начало рождения. На территории этого региона без сомнения всегда были зародыши таких этносов.

 

3. К началу XVIII века причерноморские степи, Крым, Прикубанье и описанный выше предгорный регион находились в зоне влияния Османской Империи. Влияние это к описываемому моменту было уже традиционным и насчитывало порядка трех веков. Народы, населяющие данные земли фактически были независимы, но признавали руку турецких султанов и участвовали во внешней и внутренней политике Османской Империи как вассальные подданные или союзники. Чечня была самым крайним восточным углом этих территорий.

Горный Дагестан и степи Равнинного Дагестана традиционно находились в персидской зоне влияния. Граница между зонами турецкого и персидского влияний четко отображена границей между Чечней и Дагестаном. Спор между Турцией и Ираном шел из-за Грузии и Армении, но побережье Каспийского моря было традиционно за Ираном, а Горный Дагестан пристегивался автоматически. Конечно, горцы никакого давления на себя не терпели, но до торговых центров Турции было далеко, а Дербент - под боком. За много веков должен был сформироваться определенный вкус.

Дагестанцы и чеченцы четко разделяют друг друга и стараются жить порознь. Возможна метизация среди собственно дагестанских народов, даже с русскими и азербайджанцами, но не бывает смешанных браков дагестанцев и чеченцев. Этносы видят друг у друга разные стереотипы и не желают смешиваться. Скорее всего именно в этом причина того, что чеченская война не пришла в Дагестан.

 

4. Россия в XVIII веке продолжала активное завоевание Дикого Поля. Помогали ей в этом и весьма усердно калмыки. К 90-м XVIII годам Империя продвинула свои границы до линии Кавказского хребта и Черного моря. Завоевываемые земли находились в зоне влияния Османской Империи. Основные этнические объединения: Ногайская Орда, крымские татары, кубанские татары, черкесы. Насколько они хотели присоединения к России видно по тому, что Ногайская Орда была разрушена, а кубанские татары вообще исчезли.

Каждый из перечисленных этносов был народом-войском, где каждый взрослый мужчина - воин. При разгроме были уничтожены их социальные институты, позволяющие организовывать ведение войн, но люди должны были остаться. Вопрос: куда делись неукротимые? Куда делись отказавшиеся подчиниться России? А такие должны были быть. Обычно представляется, что до прихода России это были неухоженные земли с редким диким населением, которое только по своей неграмотности не могло понять всего блага, которое им несет Россия. Вряд ли это было так. И, думается, воюя, они знали, что защищали. Неукротимые должны были быть. Их могла растворить в себе Османская Империя и, наверное, частично так и было. Но там другая жизнь, другой климат, другие люди, там было мусульманство, но не было степной воли.

Выскажу гипотезу. Те, кто не хотел подчиняться России и не хотел уезжать с родины, выдавливались на окраины былого турецкого вассалитета, куда еще не пришла Россия. К 90-м годам XVIII в. из таковых остался только описанный выше предгорный регион. Сумевшие сохраниться этнические объединения селились в степях, как, например, ногаи в Дагестане, но они зависели от России, а тем кому это было не по нраву или идти было некуда залезали повыше в горы и примыкали "кто куда". Понятно, что переселившиеся перебаламутили устоявшийся порядок жизни в данном регионе. В результате получилось так, что население будущей Чечни превратилось в вольницу, подобную запорожской, только мусульманскую.

Здесь надо оговориться, в силу ландшафтных особенностей северный склон Кавказа неизбежно должен был стать местом базирования "вольных" людей. В зоне этнического контакта с неизбежной аннигиляцией соприкасающихся этнических объединений людей для "вольницы" всегда было предостаточно. Надо полагать, что их преследовали как бандитов и горцы и степняки и разрастаться не давали. Но когда пошел поток лишенных в результате русской экспансии родины степняков, вольница на территории Чечни стала играть ведущую роль и местным жителям ничего не оставалось как приспособиться к тем порядкам, которые эта вольница установила.

Этногенез чеченского народа можно отсчитывать с этого момента, поскольку основные черты как явление чеченцы приобрели именно тогда. И в наше время на Северном Кавказе есть только один народ, представителем которого можно стать. Кабардинцем или аварцем можно только родиться, а чеченцем можно стать. Достаточно быть принятым в тейп и произнести формулу ислама.

Подытожим. Пассионарный толчок XIII века послужил причиной этногенеза крымских татар и ногаев, очень вероятно, что за счет генетического дрейфа свою долю пассионарности получили и кубанцы. На конец XVIII века падает начало надлома и пассионарное напряжение у этих этносов должно было быть еще высоким. Они сами занимались экспансией в евразийской степи при активной поддержке Турции, сталкиваясь при этом с Россией. Война была неизбежна. Россия победила и сложная этническая система на этой территории разбилась. Осколки вобрала Россия, а наиболее активные элементы или эмигрировали или осели на окраинах(в частности, в Чечне) и продолжали борьбу.

Любопытно, что это понимали многие еще век назад и считали общепонятным. Лев Толстой в "Хаджи Мураде" называет аварцев татарами и этим самым предполагает татарское происхождение описываемых им людей, а значит и принадлежность к татарскому миру, за сто лет до него действительно представлявшему целостность. Только он ошибся километров на семьдесят. То, что верно для Чечни, неверно для Дагестана.

Встает вопрос: почему эти "неукротимые" сменили язык и самоназвание? Если бы им пришлось селиться в Степи этого бы действительно не произошло. Но селились они в предгорьях, используя знания местных жителей и ища дружбы с ними. А жен где брать? Уже их сыновья, считали своей родиной горы, а привычным бытом - горский, а не степной. Чеченская "вольница" продолжалась только одно поколение, после чего следует говорить уже о самостоятельной чеченской этнической общности(этносе).

Здесь надо отметить. Ни ногаи, ни крымские татары, ни кубанские, ни тем более черкесы не были степняками в прямом смысле. Всем им были необходимы, в разной степени правда, точки оседлости: кому горы, кому реки. Поэтому, селясь в Чечне, представители этих этносов не меняли принципиально среду обитания и достаточно легко вживались. Как ни крути, это был независимый уголок бывшей родины. Дополнительно см. http://www.nns.ru/chronicle/archive/chhist.html, http://www.agama.com/koi/r_club/journals/drushba.nar/n2/torney.htm

 

5. Может возникнуть соблазн с помощью предложенной конструкции объяснить причины чеченского этногенеза. Известно, что принесенная извне пассионарность действует подобно самому толчку. Пример: тюрки на Алтае. Сброд, осколки от разгромленного этногенеза спаялись в этнос, который создал огромную империю.

В любом случае данная конструкция объясняет некоторые особенности чеченского этноса и его истории: возможность широкой инкорпорации представителей других этносов, четкое противопоставление себя Дагестану, язык, который специалисты не могут идентифицировать, сильную склонность к разбою, наличие самых различных антропологических черт, высокую активность на рубеже XVIII-XIX веков в войне с Россией и т.п.

Здесь необходимо сделать оценки. В самом деле, неясно насколько сильным было вливание пассионарности в Чечню? Если бы оно было очень сильным, Чечня просто превратилась бы в военный лагерь с дальнейшей перспективой ведения опустошительной войны с Россией и неизбежным проигрышем. Произошло бы это в период 1795-1810 гг. Но этого не было. Да и, думается, не было столько пассионарности у ногае-крымско-кубанского мира. Если бы оно было очень слабым, то отдельные племена сохранили бы свою организацию даже ведя неудачную или тяжелую войну с Россией, как это было в Дагестане. Но и этого не было, племена там не сохранились. (Почему я думаю, что племена были? Рядом с чеченами живут ингуши.) Значит импорт пассионарности был таким, что позволил в очень короткий срок, лет за сорок, создать новую этническую общность, растворившую в процессе своего образования местные этнические субстраты (это больше, чем может дать пассионарный толчок за два поколения) попутно ведя малую войну с Россией, но его не хватило на широкую экспансию. Этнос родился, он был драчлив и он был рыхл, со слабой возможностью координации действий своих компонентов.

Мы подошли к XIX веку и рассмотрели состояние и внешний облик чеченского этноса к этому моменту. (Это конечно сильно сказано, но взаимоотношения вольницы и мирного местного населения и эволюция этих отношений вопрос слишком сложный и большой. Важно определиться с принципом).

 

6. Я уже говорил, что Дагестан в XVIII веке относился к Иранской зоне влияния. Население представляло из себя смесь самых разных народов, племен и проч., особенно в Горном Дагестане. Каждое село, считайте, - отдельный народ. Горы позволяют консервировать какую-то степень пассионарности, не очень большую, в гомеостазе. Горцы народ воинственный и поэтому стычки, вендетта и просто разбой были обычным явлением и внутри Дагестана и на его границах. Появлявшиеся время от времени чересчур активные особи уходили или в Иран или в Турцию, там всегда были в войсках подразделения горцев. Были простые горцы и была аристократия, потомки былых царских родов. К религии и те и другие были равнодушны. Чужаков не принимали, а предметы роскоши получали из Дербента. Война была источником дохода, и поэтому воевали охотно. С чужими и малыми силами. Возможности для координации просто не было, не могли договориться с соседями. До XIX века два раза подвергались попытке внешнего завоевания: арабами и монголами. По большому счету и от тех и от других удалось отбиться.

Горный Дагестан далеко не однороден по условиям жизни. Есть богатые земли с богатыми селениями и аулами, у этих было влияние, сила, внутренний порядок и свое какое-никакое имя в Персии, а были и такие, на которых прожить можно было только впроголодь, там жили неудачники, тяжело жили и находились в зависимости у более богатых.

Что представлял из себя Иран XVI-XVIII веках понятно. Дагестан был предоставлен самому себе, особенно Горный. И понятно, что зачастую в Дагестане даже при неистребимой тяге к разбою местного населения было гораздо безопаснее, чем в самом Иране. Дагестан был идеальным местом, где могли бы спрятаться и прятались гонимые и преследуемые религиозные и мистические учения и секты самого различного рода. Надо полагать, что следом приходили и общепризнанные мусульманские течения. Сами горцы к религиозным вопросам в большинстве своем были равнодушны и свою жизнь строили ориентируясь на старые традиции. Но, безусловно, были среди них и образованные в мусульманской культуре, среди богачей. Таким вступал Горный Дагестан в XIX век.

 

7. В конце XVIII века Россия установила протекторат над Грузией и стало ясно, что русская экспансия пойдет дальше. И тогда интересы Турции и Ирана в нежелании пустить русских в Закавказье сошлись. В дальнейшем России пришлось воевать одновременно и с Турцией и с Ираном. И те и другие пытались использовать в войне с Россией своих союзников. Так Чечне и Дагестану пришлось воевать против одного врага. А значит и контакт между ними был неизбежен.

Дальше. К 20-м годам XIX века Россия уже закрепилась в Закавказье и по побережьям Черного и Каспийского морей, и тем самым фронт борьбы ушел из Чечни и Дагестана. А значит точки максимального приложения усилий турецкой и персидской дипломатий тоже переместились. Они безусловно продолжали подкачивать горные области и людьми и средствами и идеями, но не так сильно как в 1800-1810-х годах. Ну выиграют горцы войну с Россией в горах, но на равнину не полезут, потому что не умеют на ней воевать, объединить усилия по военным действиям тоже нельзя, - и Чечня и Дагестан были уже в тылу Российской Империи, экономическое значение этого региона в то время было ничтожным, единственная польза от них - использовать их как диверсантов. Да так оно и было.

Здесь необходимо посмотреть возможности турецкой и персидской дипломатии во втягивании горцев в войну. Просто приехать агитатору, кинуть клич: бей неверных. И так они все побросали и побежали воевать. С какой прыти горцы будут воевать за принципы религии, к которой они равнодушны. Пограбить - куда ни шло. Но грабить можно было грузин, а русские в другой стороне. Пытался сыграть на религиозной почве Мансур - первый известный имам, но он не был поддержан населением. Вести религиозную пропаганду среди горцев находящихся в гомеостазе в военных условиях с целью использовать эту религиозность в этой же войне - это только на бумаге красиво выглядит. Ничего не должно было получиться. (NB Можно привести в пример Буидов, но горцы Дейлема приняв мусульманство, безразличное им, сумели захватить власть и блага, а что получили горцы Дагестана став поголовно религиозными? Тяжеленную войну. Не клеится.). Нужно еще учитывать наличие шиитских учений разного окраса и их влияние. Единственная возможность получить постоянных союзников - оплачивать сильные роды или кланы. Реальная помощь от них - диверсантская деятельность. Но ни Турции ни Ирану как видно большего и не надо было. Прикрывался такой союз призывами к борьбе с неверными.

В дальнейшем и Турция и Иран перед Россией только отступали, принцип контакта с горцами у них меняться был не должен, а финансовый поток слабеть и, следовательно должна была затухать и малая война. Россия бы перекупила часть кланов(к этой политике она потом и прибегнет), между кланами началась бы своя война и т.д. и жизнь в горах продолжала бы идти по старому, как и скажем за 500 лет до того. Но произошло все по другому.

 

8. Аналогия. В Залесской Руси начала XIII века христианство было государственной религией, а население в основном неверующим. К концу XIV века пыл населения за православие был весьма высок. В Чечне и Дагестане в середине XVIII века мусульманство было религией власть имущих, (какие-никакие, но они были), а население нерелигиозным, а в середине XIX все население было активно религиозным. Эволюция бросается в глаза.

Еще аналогия. В XIV веке широкое распространение и решающее влияние на Руси получило новое, можно сказать революционное течение Православной Церкви - исихазм. Исихазм - это не доктрина и не теория, а способ мистического и аскетического делания и передавался от учителя к ученику. Сергий Радонежский практиковал его. В Чечне и Дагестане в первой половине XIX века весьма широкое распространение получили именно мистические течения Ислама.

Смысл религиозного учения важен для внутренних переживаний исповедующих его и для мотивации их поступков. Но формы их деятельности укладываются в общую схему.

Находившие в Дагестане убежище представители различных религиозных течений в XV-XVIII вв. организовывали свою деятельность по принципу "учитель-ученик", поэтому для горцев этот принцип организации конфессиональной деятельности не был чем-то необычным. Но такие консорции до XIX века не играли заметной роли в Дагестане. С другой стороны, был и ортодоксальный ислам. При повышении интереса к внутреннему религиозному или мистическому опыту у населения, стремление к религии должно было реализовываться в двух формах. Здесь опять уместна аналогия с Залесской Русью XIV-XV веков интересная тем, что позволяет проследить (в виде одного из вариантов) эволюцию взаимоотношений этих двух форм. В Церкви как государственном институте со всеми соответствующими функциями и как в воплощении стихийной мистичности активного населения не могло не возникнуть противостояния течений ориентированных на эти два ее качества: иосифляне и нестяжатели. Но в XIV веке эти два качества обеспечили высокую резистентность этнической системы Залесской Руси. Вероятно причиной такого явления было то, что население имело весьма приблизительное понимание Православия и заполняло дыры в своем знании всеми доступными способами. Что-то очень похожее происходило в Дагестане в первой половине 19-го века. Судите сами: шариат и мюридизм.

Все знают, что был мюридизм. Мюрид - ученик. И нет мюрида (ученика) без мюршида (учителя). У одного мюрида только один мюршид, а у мюршида много мюридов. Если привести в привычной для нас форме, то, скажем, Иисус - мюршид, а его апостолы - мюриды. Но и мюрид может стать мюршидом, для этого ему нужны свои мюриды, а их не назначишь, они приходят добровольно. Если мюриды живут в горах, то где быть мюршиду, как не рядом с ними? В исламе монастырей не держат и безбрачия не соблюдают, поэтому мюриды какого-нибудь мюршида как консорция более расплывчата, чем, скажем, монашеская община, и ей труднее координировать свои усилия. Мюриды не собираются в замкнутые общины, чтобы впоследствии общаться с себе подобными, а живут в теле конвиксий или субэтносов (смотря, где локализованы) в виде весьма активных консорций и модернизируя их. Отображение этой модернизации среды нашло идеологическое наполнение в воинственной доктрине: газават - священная война за Ислам. Если среда активнее консорции мюридов, она растворяет ее.

Форма организации деятельности по типу "учитель-ученик" нужна религиозному течению: а) если оно вполне ортодоксально, когда оно еще не оформилось в окончательном виде и его положения не стали понятными и очевидными всем верующим, б) если исповедуемый образ внутренних переживаний невозможно передать, кроме как от учителя ученику (таков исихазм), в) если течение еретическое и вынуждено скрывать свою суть. Надо полагать, что в Дагестане получили распространение все три варианта течений. Проверить на теологическую благонадежность было невозможно, да к этому никто и не стремился. Кому тогда могло прийти в голову, что эти дикари когда-нибудь смогут что-нибудь из себя в исламе представлять? Безусловно должны быть и лидеры среди таких учений. Они имели наиболее широкую сеть мюридов и именно о них говорят, когда рассуждают о мюридизме (см. http://www.ng.ru/religy/1997/r007-43.htm, http://www.bashedu.ru/encikl/s/sufizm.htm).

 

Результаты. Уже в середине XIX века историки говорят, что население поддерживает то направление и такого-то учителя и не поддерживает это направление. Это значит: 1) У населения уже есть свое мнение в вопросах ислама. 2) У населения есть опыт обсуждения этих вопросов и механизм выработки общих для всех решений по этим вопросам и реализация этих решений (могут заставить считаться со своим мнением). 3) У населения есть приоритеты, по которым оно выносит свое решение по этим вопросам. 4) Население нуждается в функционировании мусульманства, как организирующей силы. 5) Население сверяет свои мнения с положениями ислама. 6) Население заинтересовано в развитии таких направлений ислама, которые ему кажутся близкими, понятными и правильными. 7) Население рассматривает себя как общность, одной из характеристик которой является служение единому богу (аллаху). и т.д. Ничего подобного не было в XVIII веке. См. http://www.ng.ru/religy/1997/r005-42.htm,

 

9. Турция и Персия сманивая Чечню и Дагестан в войну с Россией, как уже было сказано, оплачивали диверсионные операции некоторых кланов, а те, составляли боевые отряды из своих дружин и приглашали добровольцев или нанимали их. Ведущаяся горцами такая малая война шла десятилетиями, была выработана система и, естественно, сложился круг людей вплотную связанный с ней. Были отряды с главарями (наибы). Русские войска были не сахар, и поэтому люди шли в эти отряды, зная что, риск быть убитым велик. Но собирались отряды на время походов и после окончания - распадались. А люди расходились по аулам, зная, что в следующий раз их позовут. Естественно, в этой среде были весьма высоки симпатии к мусульманству. Так было до 1820-1830-х годов.

Почему-то в 1830-е собиравшиеся в отряды горцы перестали расходится, порвали со своими аулами, а основной средой обитания сделали сами отряды и места их дислокаций и основной формой деятельности - войну. Цементирующей идеологией стал мюридизм. Отряды организовались в централизованную систему с единым главой - имамом. Эта система стала лидировать в Горном Дагестане, а потом и впрямую захватила власть. Имамы выставляли себя защитниками горцев-бедняков в ущерб горцев-богачей и обрели широкую опору и постоянный конкурс в отряды наибов. Для проведения этой революции необходимо было покончить и с шатаниями среди мюридов, должно было победить одно течение, базирующееся на одном учении, а все остальные заглушены или выдавлены на границы Дагестана. Имам не мог приказывать мюршидам, он был нечто вроде орудия, решающего вопросы общие для всего течения. Принципы отношения к проблемам решались коллегиально, всеми мюршидами.

Насколько сложным стало устройство Дагестана к 1840-м годам. 1) Традиционная система ханств и родовых кланов перекрывала все население Дагестана и, если к этому времени она утеряла часть позиций, то все равно все горцы помнили откуда их отец или дед, 2) организованная система, состоящая из отрядов наибов, по сути военная организация, базирующаяся на всей территории горного Дагестана, имеющая свои собственные цели и самая большая сила в Дагестане, 3) мюридизм, имеющий приверженцев и в 1) и в 2), теперь уже представляющий единое целое и имеющий свою систему послушания, функционирующую параллельно 1) и 2). 4) то, что можно назвать бытовым мусульманством, без крайнего фанатизма, опирающегося на сеть простых мулл, несколько запоздавшее в организации своего влияния, но очень быстро его построившее, в итоге именно оно отобрало у Шамиля власть. Добавьте сюда очень хорошую поэзию и повышенную мистичность населения и вырисуется весьма рельефная картина. И еще, наибы отказывались выполнять поручения Шамиля без оплаты. "Нет услуги без вознаграждения."

Я не буду описывать как сломался имамат. Шамиль мобилизовав всех горцев имел 50 тысяч войска. Россия против него имела 300-тысяч. Пассионариев выбили и система упростилась. Упростилась скачком. Горцы не стали восстанавливать имамат. Наибы переписались по ханствам. Непримиримые сбежали или залезли повыше в горы. Уровень вжитости населения в Ислам был уже высок и оно выбирало себе учителей по вкусу. Мюридизм лидирующего толка потерял власть, потерял и лидерство и потихоньку увял. Осталась система ханств и родовых кланов и сильное влияние ортодоксального ислама, а население - уставшим.

 

10. Все выше описанное можно объяснить только одним способом: в первой половине XIX века Горный Дагестан переживал инкубационную фазу этногенеза. Этот этногенез использовал для своего образования форму ведения войны против России. Если бы горцы победили в этой войне, военная направленность их жизни сохранилась и мы бы наблюдали создание ими большого государства путем завоеваний, что-то похожее на монголов XIII века или, еще ближе, османлисов XIV. Россия выиграла войну, а значит был сломан набиравший силу процесс и горцам пришлось начинать все сначала, используя оставшееся целым как строительные блоки. Новое начало, новая инкубация и т.д. Для них все осложнилось еще и тем, что Россия положила глаз на Дагестан и все нестандартные и активные деятели сманивались на весьма выгодных условиях в Россию. Ни Российская Империя, ни СССР никогда не чинили препятствий для дагестанцев в продвижении по службе. Пассионариям дома делать было нечего вот они и ехали в Россию. Сейчас в России живет столько же дагестанцев сколько и в его пределах. Это явление замедлило ход нового этногенеза на территории Дагестана, отнюдь не повторяющего ход и формы этногенеза начала XIX века.

Чечне тогда повезло больше. Чеченцы сформировались очень быстро и потом только усиливались. У них свой вариант этногенеза и в событиях связанных с горным Дагестаном они увязли не сильно, а проиграв не потеряли себя. Спад и усталость были ими преодолены достаточно легко и к 1930-м годам чеченцы начинают свою постоянную борьбу с Россией, точнее свое постоянное неподчинение. После ссылки чечены тоже активно селятся в России, стараясь поддерживать связь друг с другом. И их сейчас в России тоже очень много, может быть столько же сколько и в самой Чечне.(см.http://www.nns.ru/chronicle/archive/chech2412.html, http://www.agama.com/win/r_club/journals/novyi.mir/1995/feigin.htm)

 

Как видно, используя данные по истории Чечни и Дагестана в силу особенностей их этногенезов, трудно датировать хотя бы приблизительно время действия пассионарного толчка. Дополнительным фактором убыстряющим ход этногенеза служила экзогамия свойственная мусульманству и не свойственная традиционному горскому стереотипу, это различие тоже усложняет анализ. Но то, что толчок имел место - несомненно.

11. Россия поддерживала племенной принцип существования горцев. Пассионарии вымывались с территории Дагестана. Подходящие условия для нового витка этногенеза в Дагестане сложились только во второй половине XX века.

Как уже говорилось, Дагестан состоит из трех резко отличных друг от друга частей. Для каждой из них характерен свой тип хозяйствования.

Примерно лет сорок назад началось интенсивное слияние разрозненных племен, в основном по принципу близости языков. Быстрый экономический рост равнинных территорий инициированный советским правительством, возможность их заселения и обустройства обусловили вымывание населения с гор. Этот процесс дал начало процессу слияния в народы. Среди своих легче при работе в новых условиях, поэтому и в горах и на равнине стали обращать внимание не на различия, а на сходства с дальнейшей возможностью координации судеб. Сейчас в Дагестане нет горских или равнинных народов, все народы размазаны по всей его территории. С другой стороны в горах есть места компактного проживания тех или иных народов, своего рода исторические родины. Если в горах еще помнят кто с какого аула или племени, то на равнине на это уже не обращают внимания.

Широко распространилась метисация, особенно среди малых народностей.

Этот процесс до сих пор не закончен, хотя результирующие контуры уже видны. Крупные образования: аварцы, даргинцы, лакцы, кумыки, уже осознающие себя, болтаются в среде мелких племен и обрастают ими.

Я повторю: и раньше были и аварцы и даргинцы и проч., но раньше говорили: я такой-то аварец и т.д., а теперь не говорят. В понимании людей изменился сам смысл таких объединений.

Выросшие на равнине рассматривают именно ее как родину и место деятельности. К насыщению население равнинного Дагестана подошло к середине 80-х годов и тогда изменился характер взаимоотношений людей. Появлявшиеся свободные руки направлялись не на освоение новых форм деятельности, а на реорганизацию или захват уже имеющихся. Но конкуренцию без поддержки не выиграть. Назвавшие себя аварцами, лакцами и проч. вступили в борьбу за влияние и блага. Пока был СССР борьба шла в рамках административной системы и не развались он так бы и продолжалась. После его развала просто по принципу силы. Попутно шло формирование новых форм данных народов. Понятно, что установились сферы и районы влияния.

В деятельности на равнине происхождение играло второстепенную роль. Выделялись по деловым качествам. Вокруг них собирались сотрудники. Этот процесс тоже не закончен.

В каждом народе: 1. Кланы или тухумы и проч. как первородная сила. 2. кланы сформировавшиеся вокруг властных органов за последние 40 лет. 3. объединения или консорции сформировавшиеся в результате новой коммерческой политики.

Советская власть поддерживала равнинных кумыков. Теперь верховную власть в Дагестане обозначают даргинцы. Не самый большой народ и не самый богатый. И именно в силу этого устраивающий лидеров. Активно эту власть поддерживает слой интеллигенции, сформировавшейся после войны и состоящей из представителей разных народов. Пока у нее большой вес. Весь Дагестан пользуется сейчас тем социальным и хозяйственным устройством, которое было сформировано в советское время, и которое разваливается уступая место новым формам. Идет обновление и усложнение Дагестана.

Лидеры открытую борьбу за верховную власть пока не ведут, накапливают силы и похоже до них еще не дошло, что они могут это делать. К тем, кто, как показывает время от времени ЦТ, прыгает на властей с оружием в руках относятся пока как к бандитам и дуракам. Но боятся их.

Вступила в действие новая сила - мусульманство. СССР долго был закрыт от всего мира и в силу незнания население Дагестана не различает различные его формы и принимает любые.

Видно, что в течение последних трех поколений со сменой каждого из них жизнь в Дагестане менялась кардинально и усложнялась при этом и видно, что в ближайшие 20 лет его ждет очередное переустройство. Конечные формы после этого переустройства неопределенны совершенно. Ситуация такова, что сами события будут определять конечный вид.

Со времен Шамиля до второй мировой войны этнические процессы в Дагестане были заторможены. Развитие промышленности и особенности хода этого развития определили направление движения этих процессов и их корреляцию между собой. Можно привести аналогию с расплавом и формой.

Мнение. Для начальных фаз этногенеза и оформления новой общности необходим некоторый внешний процесс, в котором новые люди принимают участие, и который играет роль определителя направления приложения их усилий. Аналогия с родителями и младенцем копирующего их действие. Это положение становится важным при рассмотрении последствий толчка для России.

Мы сейчас имеем возможность в живую наблюдать процесс образования новой этнической общности в Дагестане и для нас это подарок Истории, поскольку произойдет это по всей видимости в ближайшие 15-20 лет. По этому пункту дополнительно см. http://www.glasnet.ru/~ninis/dbase/regions/mats/dagest.html

 

NB В Дагестане сложились интересные межнациональные взаимоотношения(это мои личные наблюдения). Дело в том что, всем населением Дагестана считается, что влезать во внутренние дела любого народа Дагестана и даже просто проявлять к этим внутренним делам повышенное внимание неделикатно и даже и неприлично. У каждого есть свой народ, вот в нем пусть и копается. Наличие же такого интереса не к своему народу воспринимается как нечто нездоровое и грязноватое. А в нынешнем Дагестане чувство отвращения к нечистому очень много значит и человеку, зарекомендовавшему себя хоть раз как источник подобной нечистоты, отмыться не дадут никогда. Вот такая своеобразная девственность. И Чечня такая же. На мой взгляд, это важный признак. И именно признак молодых этносов.

 

12. Важным представляется вопрос о вариантах этногенеза в России. Я рассмотрю два из них. Казачество сформировалось в XV-XVI веках. Это была вольница, базирующаяся на окраинах русского суперэтноса, ориентированная на него, но по большей части независимая. Высокая пассионарность в ней поддерживалась возможностью легкой инкорпорации пришлых людей. Таким было и донское казачество и запорожское. Но к середине XVIII века в результате завоеваний Российской Империи донские казаки оказались внутри русского государства, находящегося еще в фазе перегрева, а запорожцы - к 80-м годам.

Никакой надобности в сохранении вольницы внутри государственного организма империя не испытывала. Запорожцы хотели сохраниться как вольница и были разогнаны. Перед донскими казаками вставала та же перспектива. Даже при условии лояльности к режиму и отказе от ряда своих исконных прав, при сохранении возможности инкорпорации они были бы быстро растворены. И тогда они закрылись и со второй половины 18-го века стать донским казаком стало совсем нелегко. Сток лихих людей пошел в другие места, и не случайно, что ядро восстания Пугачева находилось на Яике, хотя сам он был донской казак. Надо полагать, что обстановка на юге Российской Империи того времени была весьма напряженной.

Компромисс был найден. Донские казаки были лихие вояки и используя их службу правительство сохраняло за ними право на свое собственное устройство и управление. Быть казаком, как и прежде, значило иметь определенный образ жизни, но измененный.

Со второй половины XVIII века по гражданскую войну 1918-1920 гг. донские казаки в виде иррегулярных частей участвовали во всех войнах России. Война есть война и убыль пассионариев в ходе нее неизбежна, а восстанавливать их приходилось изнутри самого казачества. Вопрос: на сколько хватило бы у них первоначальных ресурсов? На мой взгляд сто пятьдесят лет слишком долгий срок для сохранения высокого уровня пассионарности ресурсами одного субэтноса. И ведь они весь этот срок оставались лучшими войсками в России. Только их было мало.

Здесь есть существенный фактор. Численность населения Российской Империи увеличилась в 1770-1914 гг. с 17 млн. до 120-150 млн. Росла численность всех этнических групп российского суперэтноса, а пассионарность падала. И донские казаки не исключение. Значит должно наблюдаться падение боевых качеств казаков, но происходило все что угодно, только не это.

Поставлю вопрос: а если бы вдруг пассионарное напряжение внутри казачества стало расти, в какие явления и события бы это вылилось. В римской империи христианская общность при единстве форм деятельности за полтора века пронизала всю империю. В казачестве для всех казаков отличительной чертой было несение иррегулярной службы, для них это было формой жизни. От отца к сыну и т.д. попадая в любой уголок страны казак среди казаков был своим. При падении пассионарности казачества неизбежно падало бы усердие в воинской службе, а значит и удобство их использования. Но к концу XIX в. в России не было губернии, где не было бы своего казачьего круга. Весь девятнадцатый век шла экспансия казачьего образа жизни. В отличие от первохристиан они поддерживались имперским правительством, в виду реальной пользы идущей от них. (Я подчеркиваю: сохранять контроль над иррегулярными войсками куда труднее, чем над обычными армейскими. А сохранять устойчивое равновесие в войсках в течение века можно только при условии постоянного роста их пассионарности).

По примеру донских казаков были реорганизованы остальные казачьи объединения. Были места наиболее компактного их проживания, как и у первохристиан. Здесь аналогию уместно удерживать, первохристиане пока не превратились в суперэтнос вообще были трудно определимы. Так или иначе, но вывод сделать необходимо: все казаки страны к 1920-м де факто отдельная особая целостность, правда не выделяющая себя пока из суперэтноса. Они относятся к казакам XVIII века как великорусы к жителям Древней Руси.

Гумилев описывал образование субэтноса легионеров в составе римского суперэтноса. Сходство у них с казаками только в том, что и те и другие - профессиональные военные. При внезапном уничтожении социальной структуры римского государства легионеры как система рассыпались, а казаки при такой же ситуации в России остались казаками.

Революция и расказачивание и т.д. Почти поголовное уничтожение некоторых ответвлений казаков. Но в 1940-х когда пришли немцы, казаки уже выделяли себя из суперэтноса, а часть их вообще ушла с немцами.

Казаки, военное сословие - пример оборванного этногенеза.

Известно, что этносы ровесники видят в более старых этносах объект для экспансии, а друг в друге - соперников. Интересно, и это хорошо видно, что, например, чечены и казаки видят друг в друге прежде всего соперников, также аварцы и чечены, также аварцы и казаки.

 

13. Жители Тамбовской и Воронежской губерний. Оформились как целостность в XIV-XV веках. Смесь коренных к тому времени тюрко-угорских-славянских этнических осколков и пришедших мутантов монгольского и русского толчков. Присоединены во второй половине XVI века и стали нести пограничную службу. Дворяне-однодворцы. В 1605-1612 принимали деятельное участие в смуте. В религиозном отношении первоначально представляли из себя коктейль. Много было несториан. После воссоединения церквей православие стало доминирующей религией, а потом и вовсе все стали православными. Но православие было весьма относительным. И надо полагать гонор у них был велик.

В 1760-х годах указом Екатерины Второй переведены в сословие крестьян. Зажимать их стали наверное еще раньше. Результатом стало создание ересей: молокане и духоборы. И ведь знали куда бить, в самую суть государства. Церковь реагировала правильно. Во второй половине XVIII века там разворачивается с проповедью и святительской деятельностью Тихон Задонский. Можно представить себе накал страстей и глубину реформы. Через шестьдесят лет область с населением весьма поверхностным в православии и склонным к ересям превратилась в религиозный монолит с высоким интересом к мистическим и теологическим вопросам. Это было начало. Сами жители этих областей и не хотели, может быть, сначала ковыряться в этих вопросах, это им было навязано со стороны. Два поколения жизни при решении таких навязанных извне проблем дало умение и привычку появлявшимся пассионариям для приложения усилий. А к середине XIX века они имели заметный вес в Российское Православии.

Случай с Тамбовцами и Воронежцами в XIX веке самый сложный из всех рассматриваемых, поскольку четко очерченных границ ареала их деятельности попросту нет. В Российской Империи шли активные миграции населения и этнические формы неизбежно размывались. И, вдруг, если пассионарное напряжение стало где-нибудь расти, оно бы быстро разбрызгивалось по всей России, а не локализовывалось. Все ведь свои. Это в казаки нельзя было попасть, а в мужики, пожалуйста. Пассионарии рождались по всей территории России и часть из них шла в монастыри или проявляла высокую заинтересованность в религиозных вопросах. Поэтому по религиозному принципу их выделить тоже нельзя.

Здесь необходимо посмотреть вот с какой стороны. Вопрос. Если вдруг по каким-нибудь причинам в Православии началась реформа инициированная снизу, как бы она проходила? (NB Я имею в виду не догматику, а смену наиболее популярных форм церковной деятельности и формы участия населения в церковной жизни, помните у Достоевского: старчество явление у нас новое и т.д.). Полем реформы была бы вся Россия, но должны были быть и центры реформы. При такой реформе, не проводимой сверху, для ее хода необходима поддержка населения и, мало того, живое участие населения в обсуждении и решении вопросов и проблем и соучастие населения в деятельности церковных лиц, осуществяющих реформу. Но для этого у такого населения должно быть уже устойчивое мнение о полезности данной деятельности. Такое мнение должно складываться и поддерживаться внутри самого населения. А значит должны быть центры выработки такого мнения.

 

Вывод. Изменение церковной жизни невозможно без появления областей высокой религиозности (это могут быть губернии, а может и просто два-три города, стоящих рядом). Чем масштабнее изменения, тем больше по размерам области религиозности. Расположены эти области могут быть где угодно и обычно вырастают вокруг уже имеющихся зародышей.

Изменение церковного уклада в России в XIX веке было обусловлено ситуацией во всей России: может быть снижением общего пассионарного напряжения, а возможно и просто неоднородным его распределением и в пространстве и во времени. Значит следовало ожидать и рост областей с высокой религиозностью. Где?

Эти области из которых вычищали инакомыслие и неправомыслие они ведь не имели устоявшегося православного быта, а ходом событий были поставлены перед необходимостью его иметь. При росте пассионарности они взялись его создавать, но они ведь были не такие как остальные и акцентировались не на тех вопросах, что были в ходу у остальных. Чудиков, поднимающих неудобные вопросы, по всей стране было много, но они были одиночки, им давали по шапке и все на этом. А здесь таких собралась целая губерния, и даже не одна. Они активно поддерживали изменения в православной жизни и использовали эти изменения для образования себя. В самом деле, любой пассионарий идет туда, где ему интересно. А если он настроен мистично? Значит или в монастырь или найдет круг мирян близких ему по духу. Стягивающая и конденсирующая людей в объединения сила вызываемая изменениями в церкви послужила внешним важным фактором в ходе этногенеза на тамбовщине. Воронежская и Тамбовская губернии рассеивали пассионарность по России, но и собирали ее со всей России тоже. Совершенно необычный этногенез, который должен был привести к формированию банального этноса. Им помешала советская власть.

Как-то по ЦТ показывали секретаря Шолохова. Он рассказывал, как к Шолохову приезжал в гости Хрущев. На уху для высоких гостей рыбу наловил старый донской казак. И Хрущев ему сказал: "Ну, что, показали мы вам в 19-ом году?"(он имел в виду подавленное большевиками восстание казаков). А тот ответил: "Ну да, если бы воронежские да тамбовские не навалились, мы бы вам показали." Донской казак тамбовских и воронежских видел в виде особой целостности и отделял себя от них.

Эволюция и донцов и тамбовцев могла быть аналогичной в случае простого развития фазы надлома в российском суперэтносе. Но при прохождении нового толчка новые пассионарии неизбежно участвовали бы в этих процессах, усиливая их.

 

14. Общий обзор XX века и оценка перспектив. Фаза надлома, наверное, наиболее сложна для описания. А если были еще и внешние влияния в виде воздействия соседних суперэтносов или проявления нового толчка анализ становится особенно трудным. Я не считаю себя способным проводить оный полноценный анализ, но несколько интересных моментов хотел бы посмотреть.

 

Article06-02.gif (40676 bytes) Возможный пассионарный толчок середины-конца XVIII века по линии Тамбов - Восточный Кавказ - Западный Иран. Карта получена с сервера http://www.expediamaps.com

 

В России за весь надлом была всего одна явная гражданская война. Это странно.

Террор против низов развязанный большевиками в конце 20-х - начале 30-х имел успех. Большевики не были слишком уж большой силой, а это значит, что сопротивление было слабым. Объяснить это можно: а) сильным падением пассионарности и даже переходом в обскурацию, поскольку упрощение шло катастрофическими темпами. б) перестройкой структуры всего суперэтноса, связанную с проявлением нового толчка. В этом случае суперэтнос в этот период был бы еще более уязвим, чем в первом случае. Это тот самый момент, когда сами деяния становятся решающей силой. (Вспомните героизм во второй мировой. Cталинская пропаганда, конечно, работала, но над светлым будущим хоть и про себя, но смеялись, а над героизмом нет.).

В Китае была казнь: человека накрепко привязывали над побегом бамбука и тот прорастал через некоторое время сквозь тело. Больно. А если был толчок внутри России? Внутри сформированного и отлаженного организма появилась бы поросль людей нового склада, весьма активных и весьма усердно изменяющих сложившийся порядок. И со временем Россию ждала бы "ломка", глубинное изменение психики и перерождение. Это больнее, чем просто надлом, с периодическими потерями самоощущения, самопонимания и т.д. В чем мы и убедились. Ясно, что именно в этот период страна оказалась бы чрезвычайно легкой добычей и для соседей и для антисистем и чужеродных вкраплений.

Новые этногенезы идущие на территории России в начале века в масштабах всего суперэтноса определяющей роли играть не могли и были втянуты в общие процессы. Может быть еще лет пятьдесят мира и новые сформированные этнические общности стали бы лидерами. Но они были оборванны или замороженны.

Но был еще один субэтнос, невероятно быстро сформировавшийся и сделавший формой своей деятельности обслуживание социальной структуры Советская Империи - коммунистический. Это был именно субэтнос, связанный единством быта, и, закрывающийся от всех остальных. Организация ГУЛАГА, НКВД, Красная Армия (высшие эшелоны), научная элита, литературная и проч. Я повторю: именно субэтнос, и именно потому, что был связан единством быта.

Надлом в России в 19-20-м веках, упрощение структуры суперэтноса и связанное с этим высвобождение лихих людей и последующие объединения их в весьма разнообразные консорции сделали страну рыхлой, ускоряя формирование новых этнических образований (в т.ч. тамбовцев и казаков). Подобно тому, как изменение церковного уклада превращалось для тамбовцев в организующую силу, так и изменение структур власти Российской Империи превращалось в этногенерирующую силу. И когда Империя обвалилась, следом за этим и скорости образования новых этнических объединений связанных с властью стали невероятно высоки. Процесс пошел лавинообразно. Правящая консорция в лице большевиков неожиданно для себя стала стремительно превращаться в субэтнос и превратилась. Несогласных новые люди попросту перестреляли. Если бы Сталин сказал, что, мол, хочу играть по другим правилам, ему бы приближенные сказали: играй, но только в другом месте. Этот новосформированный субэтнос быстро нашел себе соперников и уничтожил их и потом ревниво следил, чтобы "ни дай бог" где-нибудь не начались новые этногенезы. И именно этим объясняется постоянное уничтожение и упрощение проводимое им. Очень похоже на ранних Каролингов. Надлом это или подъем?

Возникшая в результате крушения Российской Империи этногенерирующая сила сложила не только большевиков, но и НЭП с центрами на Юге России и Украины и Среднем Поволжье, и блатных. НЭПманы формировались тоже очень быстро, быстрее большевиков, и уже к тридцатым годам стало ясно, что или экономику подстраивать под них, и тогда рано или поздно утерять лидерство и власть, или экономический крах. Большевики решили эту проблему по своему. Я хотел бы уточнить: я не называю НЭПманов субэтносом, деятельность НЭПманов представляла собой этногенерирующую силу для формирования новых субэтносов. СССР был государством беззаконным, а еще точнее вообще не был государством в нормальном смысле этого слова, он был местом обитания и бесконтрольной деятельности коммунистического субэтноса. Не удивительно, что формировалась параллельная им целостность со своим способом жизни и не подчинявшаяся так называемым "законам" - блатные. Если они не превратились в субэтнос, то до этого было очень недалеко.

Был ли у России выбор? Беда в том, что Российской Империи была стабильна при условии постоянного падения пассионарного напряжения. И падение его ниже определенного предела и повышение его для Империи были одинаково губительны. А при развале Империи подобный правящий субэтнос должен был сформироваться неизбежно. И тут важно, что представляла из себя социальная система Империи. Если бы это была естественно сформированная и отлаженная, что называется своя власть, то и правление новой общности было бы мягким (для надлома, конечно), с мягким выходом из надлома . А если структура власти не своя, а заимствованная и чуждая - все проходило бы крайне болезненно. Сталинщиной Россия заплатила за западную ориентацию Романовых. Вывод: бей европейцев.

Процесс регенерации после войны, что при наличии нового толчка, что при его отсутствии происходил бы одинаково. И анализом этого времени его не выявить. По моему мнению, с уверенностью можно сказать, что пассионарный толчок был только тогда, когда образуется новый суперэтнос. А до этих пор все рассуждения на эту тему - гипотеза.

Сила вещей есть сила вещей. На Западе после войны во всю мощь шел НТП и бедный коммунистический субэтнос за ним просто не успевал. Значит, чтобы опять же удержаться на плаву, надо ему было ослабить нажим на свой народ и использовать его энтузиазм. Что называется - взнуздать. А народ жил очень плохо и сам был заинтересован в становлении хозяйства. Интересы совпали, и власть ошиблась, приняв выживание за подчинение. А к 80-м на Ване уже трещала арестантская роба. Последний всплеск деятельности большевиков, можно сказать, дань желаниям коммунистических аксакалов - незабвенный Андропов.

Урал, Юг Западной Сибири, Кузбасс, Хабаровский Край, Юг Европейской России, Среднее Поволжье и т. д. - вот центры формирования будущих этнических образований и центры политической, культурной и проч. жизни. Страна распадается и неизбежно распадется и этим будет обеспечена гибкость социальной структуры суперэтноса. Возьму на себя смелость предложить новое понятие: Русский Мир, наподобие Арабского или испаноязычного Латиноамериканского. Если РФ распадется, то другого определительного понятия, чтобы охарактеризовать то, что получилось не подберешь. (Кстати, распад РФ это единственный способ Православной Церкви восстановить свое влияние. Мысль кажется дикой, но, если подумать┘)

В истории России отдельной вехой стоит 1930 г. Именно с этого времени Чечня начинает игнорировать руководящую роль ВКП(б). Именно на этот момент падает раскулачивание. Считается, что большевики были инициаторами происшедших тогда событий. Но был ли у них выбор? Если до конца 20-х годов структура суперэтноса упрощалась и упростилась ниже дозволенного для тогдашнего пассионарного уровня предела, значит следом она должна начать массово усложняться. Но хуже этого для большевиков ничего не было. И именно тогда они начали настоящую войну против своего народа. Я думаю, наиболее вероятный срок действия пассионарного толчка - 1750-1770 годы.

15. Сейчас в дифференциальном анализе никто не пользуется формализмом, на котором работал Ньютон. Тоже самое ждет и теорию этногенеза. Сама теория замечательна прежде всего тем, что дает возможности анализа этнических процессов. И именно способы анализа по примеру предложенного Л.Н.Гумилевым (дополняющие, уточняющие, подобные и т.д.) будут развиваться. А значит и наполнение самой теории неизбежно будет меняться. Может рассыпаться само понятие пассионарности на комплекс взаимнодополняющих, может для эволюции каждого таксона применяться свой анализ и т.д. Да что угодно. Гумилев описал ход этногенеза в разных этапах, но делал он это для моно-толчков. А в какие формы выльется интерференция двух и более толчков?

 

Stolica.ru

Top