Форум Арды-на-Куличках  

Вернуться   Форум Арды-на-Куличках > Гарцующий Пончик

Гарцующий Пончик юмор и анекдоты

Ответить
 
Возможности Вид
Пред. 24.05.07, 17:17   #1
Том Бомбадил.
youngling
 
На форуме с: 05.2006
Откуда: Красноярское Вековечье
Сообщений: 62
Том Бомбадил. is an unknown quantity at this point
Том Сойер с Бомбадилом белят забор

Том Сойер с Бомбадилом белят забор

Когда тётушка Любелия узнала о том, что Фродо вместо школы удрал на речку, а после этого лазил с другими шалопаями по чужим садам, ярости её не было предела:

– Ах ты негодный сорванец! Это значит для этого ты утром изображал из себя умирающего от зубной боли, а когда провести меня не удалось, всё равно прогулял уроки? Да простит меня твой дядюшка Бильбо, сваливший мне на голову такого неслуха, и шляющийся сейчас Горлум знает где, но мне придётся тебя примерно наказать! И даже не косись на розги, если ты надеешься так просто выкрутиться, то могу тебя уверить что совершенно напрасно. Ты надеялся устроить себе лишний выходной? Так вот, завтра у тебя его не будет! Ты отправляешься белить наше городище вокруг всей Хоббитании! –

Поскольку Бильбо и впрямь ушёл куда-то в Раздол, и оставил своего племянника на попечение вредной и сварливой тётушке Любелии, заступиться теперь за него было совершено некому. Тем более что и Гэндальф в Шире тоже уже давно не показывался. Поэтому с утра чуть свет ему пришлось взять полное ведро с извёсткой, малярную кисть, надеть на свои непокорные вихры газетную панамку и тащиться к старому городищу…

…Золотинка в тот день встала явно не с той ноги:
– Ну и скажи мне дорогой мой, кто у тебя в лесу хозяин? Ты? Да куда уж там! У тебя уже давно дядька Ив хозяйничают с Умертвием, свои порядки завели и никому здесь проходу не дают!
– Ну ладно сегодня же поставлю их двумя пугалами в огороде…
– И правильно, давно пора! А то никакого уже порядка в лесу, ни за чем уже совсем здесь не следишь! Зайцы уже и те от рук отбились! Да что там зайцы! Бирюковы пчёлы с наших цветов к нему на пасеку нектар вёдрами таскают, а он и в ус не дует.
– Значит, будем к нему зимой медовуху пить ездить!
– Ему бы только к этому Бирюку пить ездить! А своё хозяйство пусть как стояло так и стоит! А лошадь эта дохлая, сколько может у городища валяться? Сложно тебе пару строчек спеть, чтобы она куда-нибудь за городище ушла?
– Да спел я уже ей что-то там!
Спел уже, говоришь? Ну и что ты пел ей, что до сих пор там лежит? Колыбельную песенку? А само городище с нашей стороны, на что у нас уже похоже? Всё исписано какими-то сорванцами из Шира! Срам поглядеть, как будто не хоббиты, а орки к нам сюда всякие лазают.
– Ну ладно сейчас и старому городищу песенку свою спою!
– И что ты ему споёшь? Чтобы оно само своим ходом сейчас на речку помыться пошло?
– Да нет, просто скажу ему, чтобы другой стороной повернулось. Пусть эти грамотеи сами свои гадости там у себя читают!
– Ну нет дорогой, ты сегодня у меня так просто не выкрутишься! Возьми-ка в чулане ведро извёстки с кистью и марш всё полностью там перебеливать!
И чтобы этой лошади там тоже больше не валялось!
– А может лучше дядьку Ива с Умертвием туда послать? Они ведь у нас тоже провинились!
Нет, нет дорогой, не беспокойся! Они у нас здесь тоже без дела не останутся!

Видя, что переспорить супругу ему сегодня не удастся, Том с большой неохотой отправился в чулан за извёсткой…
По дороге к городищу, Тома ни на минуту не оставляла мысль, что может быть ему как-нибудь удастся заставить побелить городище ту самую дохлую лошадь, если научить её использовать свой хвост вместо кисти…

Фродо в это же самое время тоже усиленно ломал себе голову как бы ему отвертеться от побелки старого городища, или свалить эту работу на кого-нибудь другого.
Едва только завидев идущего на речку Сэма, он начал усиленно изображать как ему нравится белить заборы. Сдвинув газетную панамку на самый затылок, и высунув от старательности кончик языка он работал как великий живописец над своей картиной не замечая ничего вокруг. При этом он ещё попытался, было беззаботно насвистывать, но высунутый язык мешал ему свистеть, и Фродо тут же оставил это занятие. Сэм же тем временем, вовсю изображая как это весело в погожий летний денёк идти на реку купаться, в недоумении остановился. Его восторга совершенно никто не разделял! Мало того, Фродо увлечённо машущий своей кистью, совершенно не обращал на него никакого внимания:
– Эй Фродо, ты что это там такое делаешь? Забор белить заставили? Ха-ха, а я вот иду купаться! Да-да купаться! Тебе, наверное, тоже, небось, хочется на речку? Да ничего друг не поделаешь, приходится работать в такой чудесный денёк!
– Работать? Ты называешь это работой? Мы купаемся сейчас почти каждый день, а это городище уже сто лет не красилось. Когда ещё выпадет такой случай кистью помахать?
– Ну ладно, что ты хочешь за то чтобы дать мне тоже немного побелить?
– Ой не знаю Сэм, даже не уговаривай. Если тётушка Любелия узнает, что я кому-то давал здесь белить… –

… Следующими простаками подошедшими к старому городищу были неразлучные Пин и Мери. Они тоже пришли чтобы посмеяться над наказанным Фродо, но заслушавшись его басен, о том как престижно и почётно здесь белить, тоже оставались…
А Фродо всё несло и несло. Он так вдохновенно изображал великого маляра, что, и сам уже верил в то, что никто кроме него не достоин великой чести по части побелки их старого хоббитонского городища. И ни за какие сокровища не соглашался доверить кисть никому другому, как бы не уговаривали его собравшиеся друзья. И что бы они ему за это не предлагали. Он покрасил городище сам, в три слоя, до самого последнего кола и причём с величайшим удовольствием. И отчаянные уговоры друзей, были для него сладчайшей музыкой…
Он бы покрасил ещё но, к сожалению, извёстка кончилась. И тут из-за другой стороны городища появилось сияющее лицо Бомбадила забрызганное извёсткой, чьи попытки научить дохлую лошадь белить хвостом так и не увенчались успехом:
– Ага! Так вот кто будет белить мою сторону городища! А ну-ка великие маляры, марш сюда забеливать свои глупые надписи!


*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~ *~*~*~*~

Справка для эльфийского хвоста


Зелёный эльф Галендиль проснулся даже не, оттого что мелкий моросящий дождик барабанил прямо по лицу, а потому, что кто-то очень бесцеремонно и настойчиво тряс его за плечо. С большой неохотой вернувшись из призрачных садов Ирмо, он открыл один глаз, в который тут же попало несколько дождевых капель размыв чёткое изображение королевского гонца из предела Маэдроса.
– Эй зелёный, хватит дрыхнуть как мартышка на дереве! –
Надменно донеслось до него сверху.
– По повелению нашего правителя, все лесные эльфы лайквэнди, должны пройти обязательную перепись населения, и доказать своё эльфийское происхождение! Иначе все кто не пройдут эту перепись, будут причислены к диким отсталым народам, а то и вовсе к одному из неизвестных животных видов, на которых можно будет охотиться всем кому не лень! –
Если кому-то из этих нолдор что-то и втемяшится в голову, то можно не сомневаться что он это непременно постарается воплотить в жизнь. Причем, не взирая ни на какие последствия.
А уж про охоту на непризнанных разумными существ, тут и вовсе сомневаться не приходится. Стоит только вспомнить про практически полностью истреблённых Ноэгит Нибин, так и не признанных Фелагундом полноценными гномами.
Поэтому Галендиль с досадой стряхнув с себя остатки утренних сновидений, и дождевых капель, уныло поплёлся к переписному пункту.
Убедить всех членов приёмной комиссии в том, что он вполне разумное и говорящее существо, Галендилю большого труда не составило. И даже перечислить весь свой род и убедить всех, что является очень дальним родичем Тингола и Ольвэ, это тоже было не особо сложно. Самый последний экзамен просто поверг Галендиля в шок:

– А теперь вы должны принести нам справку, подтверждающую то, что у вас полностью отсутствует хвост…
Нет, нет голубчик. Как цивилизованное существо, вы не должны опускаться до того, чтобы показывать прямо здесь перед учёной комиссией свой голый зад. Это не приличествует культурному и утончённому эльфу. К тому же любой дикарь с востока очень даже запросто может удалить себе каменным топором хвост. И даже заострить костяным ножом свои уши. Это вполне соответствует их примитивной варварской культуре. И что же нам считать их всех после этого перворождёнными эльфами?
Вы должны принести нам убедительное медицинское свидетельство, подтверждающее то, что у вас никакого хвоста нет, и никогда не росло…–

Медицинская комиссия, перед которой вскоре предстал Галендиль, очень быстро признало за ним отсутствие хвоста, а также каких-либо других атавизмов. Но за подписи и печать на справке, с него потребовали гербовый сбор в размере восьми золотых монет, чеканки королевского монетного двора Маэдроса:

– А жемчугом или алмазами не возьмёте? –
С надеждой протянул Галендиль, который, как и многие другие лайквэнди ни разу в своей жизни даже и не слышавший ни про какие деньги, тем более с профилем короля Маэдроса:
– Ну милейший, за кого вы нас тут принимаете? За туземцев с которыми можно всякими блестящими побрякушками расплачиваться? Жемчужными бусами и камушками только король Тингол с гномами гастрайбайтерами рассчитывается. Все настоящие цивилизованные эльфы давно уже перешли на полноценные товаро-денежные торговые отношения. Принесите нам восемь золотых и докажете свою полную цивилизованность.
К тому же этот чисто символический сбор должен окупить нашему королю Маэдросу все расходы на организацию вашей переписи. А вам когда вы принесёте в переписную комиссию эту справку, тут же выдадут комплект одежды, со всеми положенными вам родовыми цветами, гербами и прочими знаками отличия потомственного лайквэнди. Без которой вам скоро просто будет опасно выходить из дому, или там вылезать из вашего гнезда на дереве. Особенно в охотничий сезон…
– Так вы же только что признали, что у меня нет никакого хвоста! Что же получается, без этой справки выходит, будто он у меня теперь есть?
– Да юноша, к сожалению, получается именно так… –

Всю ночь под деревом на котором жил Галендиль разъезжали охотники за хвостами Финрода Фелагунда. В лесу то и дело раздавался конский топот, рёв охотничьих рогов, свист стрел и чьи-то дикие вопли…
К утру в медицинскую комиссию снова приплёлся хмурый и невыспавшийся Галендиль.
– Послушайте уважаемые. Если получается, что у меня теперь есть хвост, то не хотели бы вы его у меня приобрести? За чисто символическую сумму в восемь золотых?
– Ну наконец-то! Поздравляем вас юноша! Вы прошли тест на сообразительность и премудрость перворождённого эльфа. Попытка продать свой несуществующий хвост, членам медицинской комиссии, это вполне достойный и остроумный выход из сложившейся ситуации!
Добро пожаловать в наше высшее общество!

*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~ *~*~*~*~
Том Бомбадил. оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 25.05.07, 09:38   #2
Том Бомбадил.
youngling
 
На форуме с: 05.2006
Откуда: Красноярское Вековечье
Сообщений: 62
Том Бомбадил. is an unknown quantity at this point
Фродо и Сэм с дохлой кошкой на Могильниках

Фродо и Сэм с дохлой кошкой на Могильниках

– Глядите мистер Фродо, что у меня есть!
– Опять небось какая-нибудь гадость Сэм?
– Да нет же масса Фродо, это всего лишь дохлая кошка!
– И где ты только находишь такую дрянь? Тебе что того клеща было мало? Зарой её где-нибудь в саду! Только ради всего святого, не в нашем Сэм!
– Ничего страшного хозяин, тот клещ был вполне живым, а кошка-то дохлая! Не бойся, она уже не кусается. Зато с ней теперь можно массу полезных штук сделать.
– Каких ещё штук Сэмми? Разве только что закинуть её тётушке Любелии в окошко? Ух ты! Да она у тебя ещё совсем свеженькая. Сам её что ли где пристукнул?
– Да нет, не я. Это старый Бирюк её кирпичом пришиб. Она в его саду по ночам мяукать повадилась, а он её за меня принял, и кирпичом из окошка в неё запустил:
«Вот поймаю, кричит, тебя Сэм! Воришка проклятый! А ну брысь отсюда, в свой сад мяукать»!

– И чего с ней теперь такого полезного можно сделать?
– Как что? А бородавки сводить? Нужно нынче же как стемнеет, отнести её на Могильники, что за Вековечным лесом, и ждать там полночи. Сегодня ночью назгулы наверняка придут за индейцем Джо.
– Да ты совсем сбрендил Сэм! На Могильниках уже сто лет никого не хоронят. И откуда бы там этому проклятому метису взяться?
– Ты что Фродо, не слышал, что шериф Элессар велел наглухо замуровать вход в Морию?
– И что?
– Как что. У индейца там тайник был. Берлога номер два, «под крестом». Знаешь где это?
– В «Гарцующем пони» что ли?
– В «Гарцующем пони», у него берлога номер один. А «под крестом» это – под могильной плитой Балина! Понял теперь где это?
– Так Мория от нас далековато. Могильники-то наши тут причём?
– Как причём? Он же недавно решил туда своё золото припрятать, а раз врата Мории сейчас закрыты, придётся ему теперь оттуда через Могильники выбираться. Второй-то выход там находится, только никто почти о нём не знает. И там-то его назгулы как пить дать прихватят. Вот в чём вся штука-то Фродо. Так что нам только схорониться там надо, и когда они его потащат, вслед им эту кошку бросить.
– И всё?
– Ну ещё заговор один прочитать надо, чтобы вместе с кошкой все бородавки от нас ушли.

Три на лоб премудрым эльфам,
Чтоб не задавались.
Семь на нос ворчливым гномам,
Чтобы меньше дрались.
Девять людям Средиземья,
Чтоб их все боялись.
Самую огромную,
Саурону в глаз.
Ну а нам чтоб не хватило
Пусть уйдут от нас.

– Слышь Сэм, а нас-то твои назгулы не учуют?
– А ты друг, Колечка своего с собой туда не бери, и ни один Горлум тебя там не учует…

***

… Дремуч и опасен старый заповедный лес. Вековечный лес нехоженой и непролазной Древлепущи. Нечего там делать ни пешему, ни конному, ни отважному воину, ни ловкому хоббиту. Ни зимой и не летом, ни днём, ни тем более ночью. А уж в Могильники ночью и вовсе соваться не стоит даже самому магу Гэндальфу.
Том Бомбадил внезапно пробудился в своей избушке, аккуратно прикрыл одеялом улыбающуюся чему-то во сне Золотинку, и бесшумно выскользнув за дверь, привычно поспешил куда-то в самую гущу тёмного леса.
А над Могильниками уже раздавалась слышимая только ему одному песня о помощи:

Песня звонкая лети,
К Тому Бомбадилу.
Разыщи его в пути,
Где бы не бродил он!

Разыщи его в пути,
Или ночью разбуди
И стащи с кровати!
Хватит дрыхнуть Бомбадил!
Мы в беду попали!
Том Бомбадил. оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 25.05.07, 16:10   #3
Том Бомбадил.
youngling
 
На форуме с: 05.2006
Откуда: Красноярское Вековечье
Сообщений: 62
Том Бомбадил. is an unknown quantity at this point
Бильбо ушёл не с гномами, а в Раздол к Элронду. Оставив кольцо Фродо...
Том Бомбадил. оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 01.06.07, 21:16   #4
asya
old timer
 
Аватарка asya
 
На форуме с: 01.2007
Откуда: Рига
Сообщений: 545
asya is an unknown quantity at this point
И как же люди только не извращаются над таким красивым названием. И ВК,и другие сокращения. А теперь еще и Властелиныч...
А вот Тома Сойера почему-то не люблю, не знаю почему, хотя его тоже перечитывала не раз.
asya оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 08.06.07, 14:46   #5
Том Бомбадил.
youngling
 
На форуме с: 05.2006
Откуда: Красноярское Вековечье
Сообщений: 62
Том Бомбадил. is an unknown quantity at this point
О лесной и речной родне Бомбадила


Про всех обитателей Вековечного леса вам никто сейчас не расскажет. Да и в старые времена рассказывать о них было некому. Никто к ним в лес не никогда не суётся, да и сами они никуда не ходят. Ну разве только Том Бомбадил когда к Бирюку в гости на пиво съездит. Поэтому никто особо и не знает, кто ещё кроме Бомбадила с его супругой в этом заповедном лесу обитает. Ни у людей и не у эльфов об этом толком ничего не выведаешь. Только вот у хоббитов живущих буквально по соседству с Вековечьем, рассказывают о нём всякое…

И про живые деревья, сердито шумящих ветвями на всех пришельцев даже в самую безветренную погоду, и про запутанные тропинки, ведущие прямо к дядьке Иву в дупло или ещё куда подальше. И конечно самого дядьку Ива, злобного древо-людоеда, заманивающего путников в тень своих ветвей и усыпляющего их игрой на ивовой флейте. И мало из тех, кто слышал его убаюкивающие трели, смогли потом проснуться.
И про Могильники, в которых дремлют мёртвым сном коварные умертвия. Те, что как дядька Ив, насылают на всех прохожих смертную дремоту, вязкую и липкую как паучьи тенета.
А также знают многие не понаслышке и ещё про некоторых страшных существах древнего леса. Это именно от них хоббитам пришлось отгородиться высоким прочным частоколом, называемым в их народе «Старым городищем». Часть из них это конечно дикие и неразумные твари, вроде волков или живых деревьев, время от времени подходивших к самому городищу, но были и другие не менее удивительные твари этого, возможно, самого загадочного и неизведанного уголка Средиземья. Таких, о которых не то что хоббиты, но даже и эльфы ничего пока не слышали. Понятно, что мирные селяне никогда особо не промышлявших охотой, и знать не хотят какие звери встречаются там за высоким частоколом. Пока эти звери сами не начинают проявлять излишний интерес к хоббитам и их фермерским хозяйствам.

Но между тем, немногие хоббиты знают о родне самого Бомбадила и его жены. А между тем живут в Вековечье как лесные его родичи, так и водяные со стороны Золотинки.
Например Ветлянка – мать Золотинки и хозяйка реки протекающей по всей Древлепуще. И все её остальные речные родственницы, русалки, кикиморы и болотницы, обитающие в глубоких омутах и заболоченных руслах Ветлянки.
Есть ещё дядька Леший, который, перебрав зелёного пива, что варят в омутах болотные тётушки, часто шатается по лесу, запутывая и без того неверные и извилистые тропинки. Все эти путаные тропинки и лесные дорожки, после того как по ним бродил хмельной Леший, тоже быстро хмелеют и начинают путать всех путников. Постоянно петляя, и уходя из под ног, водя косыми кругами и петлями чёрти куда…
И кум его мутный Водяник, тот что, выпив болотного пива вместе с Лешим, шлёпает рядом с ним неверными мокрыми ногами по путаным тропинкам. И разводит повсюду где ни ступал непролазную грязь и лужи с зелёною тиной…
Так и шатаются они вдвоём тёмными ночами, пытаясь найти дорогу, каждый к своему жилищу, иной раз даже друг дружку впотьмах потеряют. Ухает тогда дядька Леший на весь лес филином, а кум Водяник откуда-то издали вторит ему выпью. А со всех сторон ухают и кричат, передразнивая, их прочие лесные жители. И трещит по кустам Леший освещая себе путь лесными светляками, а кум Водяник – болотными огоньками и гнилушками. И только к самому утру насилу разбредаются они, наконец-то, по своим домам. И где там потом кому другому этими тропинкам ходить, когда и сам Леший с водяным кумом по ним до самого света плутают…

Сам Бомбадил того зелёного пива, отдающего тиной, что варят Ветлянкины болотные тётушки, никогда не пьёт, чтобы не плутать потом, икая вместе с Лешим и его вечно мокрым кумом по всему лесу. С него довольно и той сладкой золотистой медовухи, что варит его супруга Золотинка. Хотя его водяная родня умеет отвести так глаза любому кто у них угощается – что тот нипочём сразу и не догадается, чем его потчуют. Ни то, что пиво сварено из болотной тины и ряски, ни то, что икру к пиву подают ему жабью и лягушачью.
Но, как известно в гости на пиво к болотницам почти никто не ходит, а всего наваренного ими впрок зелёного пива, Леший со своим водяным кумом выпить никак не могут. Поэтому раз в год все накопившиеся к тому времени бочки с пивом, и кадушки с икрой складывают на телеги и везут продавать в Хоббитанию на большую ярмарку, что проводится на Белых холмах.
По этому случаю в доме у Бомбадила в кои-то веки собирается вместе вся их ближняя и дальняя родня. Приезжает даже старый Бирюк со своей Бирючихой, хотя родственником никому здесь и не является. Собираются они там, чтобы поехать на ярмарку всем вместе большим обозом как чумаки по великому шляху. Перекинувшись для отвода глаз обычными хоббитскими селянами из Пригорья, чтобы никто на ярмарке не догадался, откуда на самом деле взялось это необычное пиво с красной и чёрной икоркой. Так совершенно неузнанными и едут они на большую ярмарку в Белохолмье. А то ведь иначе, кто же будет что-то покупать у водяных с лешими?

Ну вот и хватит, пожалуй, на сегодня историй о Вековечном лесе. А о том, как Том Бомбадил ездил на большую ярмарку, я расскажу вам как-нибудь в другой раз.

*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~ *~*~*~*~

Эльфийка Горпинка


Всяк кто бывал в Иркутске близ самого тракта, не мог не заметить неземную красу и пригожесть Горпинки дочери Улиты, чей уединённый домик стоял на самом краю околицы лицом к лесу. Как молодая ольха росла она, на погибель сердцам молодецким, да на зависть подруг своих. А честные отцы святой Иркутской обители, взирая на её ангельское личико, принимали её как будущую сестру свою, когда вместе со своею матерью приходила в церковь поставить свечку святым угодникам. И всем было явственно, что ставит свечи Горпинка не по своим грехам, а замаливает грехи всего прочего человечества: ибо какие могут быть грехи у такого невинного ангелочка как она?
Мать её Улита переписывала в Иркутской обители от руки старинные книги о житие святых, и сим благочестивым трудом кормилась сама и растила единственную дочь свою Горпинку.

Но что случилось вдруг с Горпинкою? Почему увяли алые розы на юных ланитах её? Почему стала тиха и задумчива, стих её звенящий смех, отчего усохла она как тростинка?
Виною тому молодой Галадриль Лориеныч. Княжич лесного эльфийского роду, что обитал летней порой в том же самом лесу, на краю которого стояла Горпинкина избушка. Этот безбожный эльфийский народ не знал других забот, кроме как гулять и бражничать в цветущих лугах, ходить всюду в щегольских эльфийских одеяниях с мечами за поясом и устраивать в лесу бесовские свои игрища.
Там-то на свою беду и повстречалась Горпинка с весёлым и беззаботным эльфийским княжичем.

Но мать её узнав про лесные их встречи, строго запретила своей дочери знаться с этим безбожником. Потому и чахла день ото дня Горпинка, все соседские старухи говорили, что, это мол, сглазил её лесной нехристь. А труженики божии из святой обители служили по ней здравственные молебны, но ничего не помогало.
Сама Улита возненавидев с того часу это нечестивое эльфийское племя, стала писать о них во все газеты, клеймя анафемой лесных эльфов и все их сатанинские игры.
Но поскольку дары и молитвы святым угодникам не помогали, а бедной Горпинке становилось всё хуже, услужливые соседки посоветовали матери отправить её к одному старому колдуну, чьё тёмное искусство было куда выше эльфийского.
Старого заангарского колдуна звали Боровиком, и никакого другого имени ему не знали. Никто из старожилов не помнил, когда он здесь появился, но нынешние старики помнили его стариком, когда ещё сами были детьми. Жил он не в самом эльфийском лесу как прочие дивные народцы, а в чистом сосновом бору, отчего и имел своё имя.

Отправилась к нему Горпинка через эльфийский лес, да так и не вернулась, сгинула. Пуще прежнего клеймит статьями Улита окаянное лесное племя эльфов, звонят во все колокола отцы святой Иркутской обители, но всё тщетно.
Горпинки и след простыл. Говорят, кто-то из рыбаков видел её. Не то на берегу Ангары, не то в дремучем лесу, а может где-то на болотах. Но было то при таких жутких обстоятельствах, что рыбак ещё долго после этого лечился в кабаке, налегая на горькую. Приплетая каждый раз при этом, как и все прочие рыбаки, такие нелепые подробности, что хоть святых выноси. Несчастную Горпинку стали считать утопленницей заблудившейся в лесу и сгинувшей на болотах.
Но безутешная мать её продолжавшая клеймить, на чём свет стоит окаянное лесное племя, решилась сама пойти к старому колдуну, чтобы разузнать поподробнее о судьбе своей дочери.

Натерпевшись разных мытарств и приключений в пути, добралась всё же Улита до самого Боровика и от него узнала, что же ей теперь делать дальше. Старый колдун сидящий в колдовском кругу над кипящим котлом с какими-то своими тайными зельями, громко каркнул, и пролетающий мимо ворон ему ответил, при этом из клюва его выпала пара загадочных предметов:

– Возьми этот чёрный клык вепря и чёрную свечу и в самую последнюю ночь русалочьей недели иди в дремучий эльфийский лес. Там найди заколдованную поляну, на которой не растёт ни одной былинки, очерти вокруг себя круг этим клыком и зажги чёрную свечу, чтобы тебя никто не заметил. А когда мимо тебя будет пробегать твоя Горпинка, хватай её за левую руку и затаскивай в свой круг. А утром когда всё стихнет, приведёшь её домой, продолжая держать в руке эту горящую свечу. И целый год после этого не молись, не ходи в церковь, и не пиши отвратительных статей своих, а не то дочь снова потеряешь... –

Так и сделала Улита: и что же увидела она, стоя в колдовском кругу?
Попала она в самый центр бесовских эльфийских игрищ, а среди прочих лесных эльфов бегает и её Горпинка с мечом и своим княжичем. Она ясный пень, ни к какому колдуну и не ходила, а сбежала от неё к эльфам сразу.
Улучив момент, хватает Улита дочь свою, и тут же клык чёрный к горлу приставила. И свечу чёрную над головой держит. Ну, на них внимания сильно никто и не обратил, там все примерно тем же самым занимались. Так и увела, потом свою дочь до дому и почти весь год её в заточении там продержала. Крепилась, церковь больше не ходила, иконам поклонов не била. Только раз потом на той же зелёной русалочьей неделе глянула в газеты, а там про неё пишут, как она на эльфийских окаянных игрищах дочь свою в жертву приносит, и фото её тут же прилагается. Улита не выдержала и села писать опровержение. А Горпинка как глянула в газету, так и ахнула:
– Это же наши! Наши! Это же про нас пишут! –
Охватила тут нашу Горпинку тоска по играм, схватила она свой меч из под лавки и снова в лес к эльфам сбежала…

*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~ *~*~*~*~
Том Бомбадил. оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 16.06.07, 19:14   #6
Том Бомбадил.
youngling
 
На форуме с: 05.2006
Откуда: Красноярское Вековечье
Сообщений: 62
Том Бомбадил. is an unknown quantity at this point
Братцы Енот, Скунс и Опоссум в Вековечном лесу
Каждый раз, когда молодые хоббиты Фродо с Сэмом приходили к Тому Бомбадилу, он постоянно рассказывал им занимательнейшие истории о тех, кто живёт у него в Вековечном лесу, или жил здесь когда-то очень давно. Конечно, многие из его рассказов выглядели как совершенные небылицы, но от этого они не переставали быть особо притягательными для его маленьких слушателей. Часто он рассказывал малышам о приключениях таких удивительных персонажей, каких никак не могло обитать в его загадочном лесу. Но поди-ка проверь, кто у него там на самом деле водится!
Так наряду с историями о зловредном дядьке Иве, и жутких умертвиях Том частенько вспоминал откуда-то занятные истории о Неуловимом Братце Кролике, утверждая, что он приходится дальней роднёй всем хоббитам. И всех приятелях и ближайших соседях Братца Кролика обитающих в каком-то глухом уголке Вековечного леса. Вот и сегодня Том Бомбадил весело раскачиваясь в скрипучем плетённом кресле начал свой новый рассказ для Фродо и Сэма:
– Ну, про братца Кролика я расскажу вам как-нибудь в следующий раз. А сегодня мне что-то припомнились два старых закадычных друга – Братец Енот и Братец Опоссум:
Как-то вечером, Братец Опоссум зашёл в гости к Братцу Еноту. А у братца Енота в тот день на ужин уйма морковки была. Видимо накануне успел в огород ко мне тайком слазить, пока мы с Золотинкой в отлучке были. Вот попадётся он мне за этим занятием как-нибудь, будет знать, как по чужим огородам шастать!

Сгрызли себе на ужин они по дюжине морковок, закурили свои трубки из кукурузных кочерыжек и отправились погулять, по Вековечному лесу, поглядеть, как поживают их соседи. Братец Енот – всё трусцой да трусцой, Братец Опоссум – вприскочку да вприпрыжку. И встречают они по пути Братца Скунса, тот как раз на речку шёл, новых удилищ себе для рыбалки нарезать. Братец Енот его увидал и спрашивает с усмешкой, он всегда не прочь был посмеяться над вонючкой Братцем Скунсом:
– Куда спешишь так братец Скунс? Никак шкуру свою вонючую в Ветлянке прополоскать решил? Гляди как бы потом рыба оттуда вся не ушла!
– Да нет братец Полоскун, я удочек новых хочу там нарезать. Рыбку потом удить буду.
– Да зачем тебе удочки-то, братец Скунс? Давай мы с братцем Опоссумом просто тебя с берега в воду спихнём, рыбка вся тут же кверху и всплывёт!
– Прибереги свои шуточки для кого другого Братец Енот. Если хочешь так пошли со мной. Сделаем там себе новых удочек, поудим рыбку вместе как старые товарищи. А ты Братец Опоссум, не хочешь с нами на речку?
… Словом оба товарища быстро согласились идти с Братцем Скунсом на Ветлянку зная, что им там наверняка подвернётся случай подшутить над простоватым Братцем Скунсом, которого они не очень любили за его дурную привычку поднимать жуткую вонь, по любому поводу.
Шли они так, шли, и уже подходя к самому берегу, вдруг услышали жуткий вой в густых зарослях ивняка.
– Это, наверное, Братец Волк так страшно воет. – Заметил Братец Скунс.
– Да уж, наверное, не собака Баскервилей на болотах. – Тут же не упустил случая поддеть его Братец Енот.
– Чего это он тут на весь лес развылся? Никак случилось с ним чего? –
С Братцем Волком и впрямь в тот вечер приключилось несчастье. Когда-то на берегу Ветлянки хозяйничал не один только дядька Ив, а ещё и старуха Ива. И поскольку эти два деревянных разбойника совершенно не давали тут никому проходу, в одно прекрасное утро пришёл я – Том Бомбадил с хорошей пилой, и спилил старую Иву на дрова. А дядьке Иву намекнул, что ежели он не уймётся, то его ждёт та же самая участь. Дядька Ив после этого и впрямь надолго затих. А вот пенёк от старой Ивы остался. Вот на этот самый пенёк и угораздило сесть Братцу Волку. Как выяснилось, зубы у срубленной Ивы всё же остались, и теперь его серый хвост оказался зажатым в щель мёртвой хваткой.
– Ну что братцы, поможем нашему соседу выбраться оттуда? – Сказал Братец Енот, увидев отчаянное положение Братца Волка.

– А вдруг мы его освободим, а он на нас потом кинется? – Опасливо заметил Братец Скунс.
– Спасите меня, оно мне сейчас хвост отъест!!! Никого я трогать не буду. Не до этого мне сейчас!!! – Отчаянно скулил Братец Волк, сидя на коварном пне.
Опоссум только усмехнулся:
– Чего нам боятся, нас здесь трое и отважный Братец Скунс с нами. Уж он-то никого здесь не даст в обиду. Пусть попробует только этот волк нас тронуть, все рёбра ему пересчитаем! Давай уж поможем своему соседу, грех его так здесь оставлять. –

И поплевав на руки, друзья начали быстро окапывать пень со всех сторон. А так как они все, как и вы хоббиты умели рыть себе норы, у них троих это получалось как нельзя лучше. И старая коряга быстро поняла, что ей лучше будет подобру отпустить бедолагу волка. А Братец Волк, как только получил свободу, тут же не разбирая дороги, опрометью кинулся в лес. Да так что сбил с ног Братца Енота, и тот упал на землю. Братец Опоссум увидев такое, решил, что волк всё же вздумал на них напасть и тоже упал на спину, прикинувшись мёртвым. Он всегда так делает в случае опасности. И Братец Скунс тоже решил прикинуться мёртвым, но для пущей убедительности упал на спину и жутко навонял от испугу, за всех троих и на всю округу.
И вот картина была у самой речки. Братец Волк уже убежал давно, а вокруг пенька лежат три старых друга и так воняют, что даже Братец Ворон их клевать не захотел. Пришлось им всем троим, потом идти на речку полоскаться…
Ну а про вашего Братца Кролика и смоляное Умертвие давайте уж расскажу вам в как-нибудь следующий раз…


*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~ *~*~*~*~
Том Бомбадил. оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Пред. 30.06.07, 21:13   #7
Том Бомбадил.
youngling
 
На форуме с: 05.2006
Откуда: Красноярское Вековечье
Сообщений: 62
Том Бомбадил. is an unknown quantity at this point
Красный кафтан Лешего

Почти никто и никогда не видел всех лесных и водных родичей Бомбадила из Вековечного леса под их истинными обличьями. Потому как, выезжая на ежегодную ярмарку в Белохолмье, они тщательно их скрывают, не желая быть узнанными. Точно также таинственными чарами наводится морок на все их телеги с товаром, чтобы всякий кто будет пить мутное зелёное пиво из болотной тины, принимал его за доброе ячменное пиво.

Даже хоббита Бирюка с его семейством на ярмарке будет совершенно не узнать, лесовики и болотники помогут им всем сменить и внешность, и голоса, и одежду и даже коней с волами не говоря уже о телегах с поклажей по которым их может признать кто-то из соседей. Всё должно быть устроено таким образом, чтобы ни одна живая душа никогда не прознала про эти вылазки колдовского племени в народ, а то ещё чего доброго пойдут разные слухи и домыслы один другого нелепее и несуразнее.
Например про красный кафтан, но про это чуть позже…

И дядька Водяной, что как старый колдун держит на Ветлянке свою водяную мельницу, тоже принарядится до неузнаваемости. А какое зерно может быть у него? Камыши да осоку высокую косит он стогами и мелет у себя на мельнице. А из зелёной муки, что мелет из речных да болотных трав Водяной мельник, его искусная жена Кикимора печёт сдобные пироги с пряниками. Но не продать им на Белохолмье ни одного пряника, если кто узнает, откуда они оба родом, вот и вырядились они двумя почтенными поселянами с дальнего Пригорья. Поди-ка признай их теперь в самой толкучке! Да и пироги их с зелёного теста все теперь будут выглядеть такими белыми и румяными, такой дивный аромат с них идти будет, что не всякий из хоббитов мимо них спокойно пройдёт. А ведь все хоббиты известные лакомки, как же им будет не купить таких гостинцев для себя и своих ребятишек?

Но от камышовых постряпушек и болотного пива вреда особого никому нет, разве только иной раз икота нападёт или живот вспучит. То, что лесовики с болотниками не против своей воли продают, а можно сказать даже от всего сердца оно никому большого зла не принесёт. Другое дело, когда кого из них нужда сильно прижмёт и кто-нибудь из селян начнёт уговаривать лесовика продать что-нибудь дорогое их сердцу либо самое необходимое в их лесном быту. Будь хоть коня, вола, телегу, лодку или хоть шапку с себя.
Или хоть взять эту историю с красным кафтаном Лешего.

Случилось как-то раз такое, что насолил чем-то дядька Леший своей Лешачихе, поломал видать по-пьяни что-то нужное в хозяйстве или выпил без спросу с Водяным припрятанный к празднику бочонок медовой браги. Словом поссорились они с женой, и она его из дому выгнала. Ну а Леший печалиться долго не стал, одел свой красный кафтан, достал из заначки кошель с золотом и пошёл в Хоббитанию по трактирам гулять. Погостил он сперва у старого Бирюка потом в «Гарцующем Пони» у Наркиса гульнул, и в «Зелёном драконе» и в Приреченске, и в Заскочье, а затем и в Белохолмье осел.

Как там назывался трактир, и как звали трактирщика – он уже не помнил, да и не в этом суть. Суть в том, что прогулял он уже всё золото, что с собой из лесу взял, а похмелье наутро сильно уж прижало, и трактирщик ясное дело в долг ему уже не верит. Леший ему говорит, что он только сейчас до дому сходит и ещё золота принесёт, а трактирщик ни в какую. Оставляй, говорит, свой красный кафтан в залог тогда денег на опохмелку и на дорогу дам. Кафтан ему видать тот шибко приглянулся. Ни у кого во всей Хоббитании такого роскошного кафтана не было, в нём Леший прямо как эльфийский князь красовался. Ткань так огнём и горела, даже в ночи ярким пламенем светила. Это ему Лешачиха специально такой кафтан пошила, чтобы если вдруг потеряется её муженёк пьяный ночью в лесу, так его потом по этому кафтану найти можно было. Леший, конечно, сперва отнекивался, но больше дать было нечего, а голова трещит, да и впрямь уже домой бы наведаться пора. Вот и оставил он в трактире свой красный кафтан. Жди, говорит трактирщику, скоро снова с деньгами приду и назад выкуплю, только не смей его никому продавать, да и сам лучше не одевай, а то беда большая будет. Взял Леший денег на дорогу, похмелился и назад в свой лес ушёл.
Но пока Леший с вырученными деньгами назад по всем кабакам прошёл до своего дому, да вынул там свою новую заначку и снова тем же путём в Белохолмье вернулся – с мельницы его кума Водяного много воды утекло.
Хозяин не вытерпел, да и продал за большие деньги его кафтан какому-то прохожему гному. Тому хотелось узнать секрет этой волшебной ткани, и у себя в тёмных подземных пещерах такие же яркие кафтаны всем гномам пошить, чтобы в темноте друг дружку больше не терять.
Леший так рассердился, что чуть весь трактир в гневе не разнёс. Пришлось трактирщику заплатить ему за кафтан, взял Леший с него денег, и пошёл дальше свой кафтан искать.

А гном тот как-то прошёл в этом красном кафтане ночью по лесу и понял что в чём-то здесь не чисто. Чуть ли не каждого дерева кричат ему неведомые лесные голоса:
– Леший! Леший! Леший по лесу идёт! Как же ты сюда забрёл? Снова пьяный заплутал? –
Жутко гному от этих криков стало, он от них бежать со всех ног кинулся. А куда в таком ярком кафтане скроешься? Догадался всё же наизнанку волшебный кафтан вывернуть, только тогда от лесных жителей и смог уйти. Насилу вышел он из лесу и в свои пещеры вернулся. Только секрета горящей в темноте ткани гномы так и не сумели узнать, и попросту разрезали Лешевский кафтан на множество ярких тесёмок. Этими светящимися во тьме тесёмками стали гномы свои головы перевязывать в своих тёмных пещерах, чтобы не потеряться.

Но с тех пор гномы как-то не очень-то любят ходить по лесам. Боятся, как бы с них там за тот кафтан не спросили. А Леший до сих пор по лесу бродит кафтан свой ищет. Как увидит кого в своём лесу, так и кричит ему:
– А ну-ка стой! Выворачивай живо свой кафтан на другую сторону! Ишь взяли моду наизнанку мой кафтан носить!
Том Бомбадил. оффлайн   Ответить с цитатой из оригинала
Ответить

Возможности
Вид

Правила размещения сообщений
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете изменить Ваши вложения
Вы не можете изменить Ваши сообщения

BB-код Вкл.
[IMG] код Выкл.
HTML-код Выкл.

Быстрый переход


Новости | Кабинет Профессора | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы Минас-Тирита | Гарцующий пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Поиск | Кольцо | Свиридов

Ваш часовой пояс — GMT +3. Сейчас 11:09.


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc.
Лицензия на форум приобретена Ардой-на-Куличках у компании "Jelsoft Enterprises Limited". Все права защищены.