Stolica.ruРеклама

Na pervuyu stranicu
Kaminniy ZalKaminniy Zal
  Annotirovanniy spisok razdelov sayta

ТОлкиен-ТЕатр Мистерии "ТОТЕМ"
представляет:

Вся королевская рать

Гибель Нуменора, Часть Первая. Коллективная стихотворная импровизация, 25 июля 1999 года.
Участвовали:

Ар-Фаразон, король Нуменора Ингвалл Колдун (Лэхойз),
он же Вадим Барановский
[Бостон, США]

Саурон, или Зигур, Черный Властелин, пленный наставник короля

Гарет,
он же А. Егоров
[Москва, Россия]

Долгубар, советник короля, служитель Тьмы

Мистарден (Мисти),
она же Полина Черкасова
[Санкт-Петербург, Россия]

Тар-Мириэль, королева Нуменора

Ассиди,
она же Марьяна Орлова
[Санкт-Петербург, Россия]

Феанор, вечный узник Мандоса, наблюдатель и комментатор

Юленька,
она же Юлия Могилевер
[Хайфа, Израиль]

Тронный зал дворца Ар-Фаразона. Ар-Фаразон сидит на Роскошном Нуменорском Троне, в руке - Скипетр Нуменора, на плечах - Мантия Нуменора, на голове - Венец Алмазный, ну, в общем, вы поняли. Саурон сидит в темном углу, беседуя с Долгубаром, но внимательно вслушивается в происходящее.
Саурон: (обращаясь к Долгубару)
...Будь внимательней, сын мой, в служенье:
В жертву нож аккуратно вонзай,
Ведь ценою неверным движеньям
Может быть повсеместный банзай.
Нож держи - как кинжал, а не вилку,
И за ритмом движений следи...
О, учитель, ко мне бы в могилку
Положить вот того, впереди...
Долгубар:(прерывает размышления Саурона)
За совет твой спасибо, Владыка,
Мое сердце его сохранит.
Но, прошу, в снисхожденьи великом
Что такое "банзай", объясни.
Извини мне невежество злое,
Может, это Дагор Дагорат,
Иль пожар в сочетанье с чумою
Или варваров диких отряд...
Саурон: Хуже, сын мой, значительно хуже
"Arda Healed" - об ней ты слыхал?
Храм Мелькора в ней вовсе не нужен,
В ней лишь Эру достоин похвал.
Там нельзя ни убить, не ограбить,
Ни колечко Всевластья сковать,
(задумчиво поглядывая в сторону светлого королевского советника)
Турумиза в могилу отправить...
Понял - или еще объяснять?
Долгубар: Но, Владыка, не эти ли слухи
Молодые тревожат умы,
Но не глупо ль прислужниками Тьмы
Этой сказкою связывать руки?
Арда неискаженная - бред,
Для фанатиков и жирных трусов:
Ты вчера доказал мне искусно,
Что вне Тьмы не рождается Свет...
Ар-Фаразон окидывает советников и супругу усталым взглядом и начинает говорить глухим, негромким голосом, ни к кому конкретно не обращаясь.
Ар-Фаразон: Что-то давит меня... Что-то душит...
Не мила ни охота, ни пир,
Менестрелей не хочется слушать,
Неохота глядеть в палантир...
Ведь недавно ещ╦ мне казалось,
Лучше нету судьбы короля.
Неужели коварная старость?
Неужель так Валары велят?
(смотрит перед собой, ничего не видя)
Саурон прислушивается к словам императора и полной достоинства походкой направляется к трону.
Саурон: О, Владыка, мудрейший из Смертных,
Верно видишь ты корень всех зол,
Люди многим достойнее Эльфов,
Только Манве,...
Тар-Мириэль закатывает глаза к небу и тихо возносит молитву Валар
Саурон: (в сторону, негромко - но так, чтобы все слышали)
     ...ревнивый козел,
(вновь обращается к Ар-Фаразону)
Любит власть. Послушание Эльдар
Для него - как на раны бальзам.
То не видно лишь этим... (с легким презрением в голосе) из Верных,
Очевидно же - чистым глазам.
Знаю я, - лживый свет Валинора
Слепит очи у многих из нас,
Но Владыка, не знавший позора
В ста сраженьях, зрит правду.
(бросает короткий взгляд на Тар-Мириэль, и быстро заканчивает)
    Я пас.
Ар-Фаразон: Что же делать? За что же Валары
Не xoтят дать мне права на жизнь?
Не хочу! Не желаю быть старым!
Что мне делать, Зигур, расскажи!!
Нуменорский Владыка не может
Жизнь влачить в ожиданьи конца.
Может статься, мне Мелькор поможет?
Каково будет мненье жреца?
Или ты, королева! Прекрасна
И мудра моя Тар-Мириэль.
Неужели и дальше согласна
Разделять ты со старцем постель?
Император желает совета:
Как бы смерти ему миновать.
Кто ему вс╦ расскажет про это -
Награжу. Говорите слова.
Стоящий в тронном зале Палантир записывает звук и изображение и, согласно древнему недокументированному свойству его программы, транслирует все прямо в феа создателю палантиров. Давно погибший Феанор, от которого одна феа и осталась, получил таким образом неожиданное развлечение на все долгие тысячелетия, которые ему надлежало провести в Жилище Мертвых. Видя происходящее, он (невидимый и неслышимый) комментирует:
Феанор:
(в Мандосе)
О Великие Валар! О Эру!
До чего эти люди глупы!
Что бессмертье? Без смены, без меры
Вечный Мандос - безмолвье и пыль,
Пыль забвенья без дум, без желаний,
Без страстей, без ошибок, без сил -
Бьюсь, как в клетке о прутья, и ранит
Мысль, что отнят навек Сильмарилл!
Тар-Мириэль: Смерть и старость - веление Эру,
Не проклятие нам, не вина.
У всего в этом мире есть мера,
У всего в этом мире цена.
Разве эльфам бессмертье - награда?
Разве мир - это наша тюрьма?
Почему мы свободе не рады?
Почему она сводит с ума?
Путь людей даже Эру неведом,
Наша смерть - нам воистину дар.
Смерть достойная - это победа,
Смерть трусливая - это беда.
В этом мире мы странники, гости,
Мы запретным уходим путем,
Чтоб однажды, вне горя и злости,
Обрести себе истинный дом.
Ар-Фаразон: Нет, жена моя, смерть - не свобода,
Это - сказки эльфийских невежд.
Смерть - беда человечьего рода
Нашей силе жестокий рубеж.
Гостем в мире я быть не желаю,
Ненавижу валарский закон,
Я хозяин! Я в мире Хозяин!
Я, король, Золотой Фаразон!!!
Ар-Фаразон указывает на Долгубара и Саурона - что они ему скажут?
Саурон: Государь - в повелениях Эру
Слишком много туманных словес,
Что нас ждет - счастье полною мерой,
Черный купол безлунных небес...
Иль за смертною гранью - предбанник,
Пыльный стол с толстой пачкой анкет,
И угрюмый, ворчливый охранник
Раз в неделю - прогоркший обед.
Я не знаю, но годы скитаний,
Боли, злобы эльфийских невежд
Приучили меня - где скрывают,
Там питать нам не стоит надежд.
Валар лживы - поверь мне, Правитель,
Безразлично им благо Людей.
Даже Эру - всего только зритель
В бесконечном театре теней.
Род людской - глубоки его корни,
Он сильней злобных валарских чар!
Может быть - я о чем-то не вспомнил?
Если так - говори, Долгубар.
Долгубар: Ах, священной владычицы слово -
Слово Верных надежды святой.
Я и сам бы им был очарован,
Но мешает вопрос непростой.
Все предания, песни и книги,
Веру верных хранящие днесь,
Им достались от предков великих,
Повидавших эльфийских чудес.
Но вопрос неотступней кошмара
Меня мучит всегда и везде -
Что бессмертные могут эльдары
Знать об участи смертных людей?
По клочкам, по ничтожным крупицам
Собираю я знания Тьмы,
Слово Истины трепетной птицей
Рвется к нам из забвенья тюрьмы.
Что ж гласит это слово? Мелькора
В том была перед Эру вина,
Что он, против Владык Валинора,
О бессмертье подумал для нас.
Суд был скорый, неправый, и что же -
Знанье Эру отнял без помех,
И теперь оно сожрано ложью,
Но оно возродится во Тьме!
Ар-Фаразон приподнимается на троне, лицо его зажигается каким-то внутренним светом, он на глазах молодеет.
Ар-Фаразон: Значит есть оно, это бессмертье!
Значит есть она, вечная жизнь!
Дотянуться - смогу ли посметь я?
А смогу - ну, Валары, держись!
Я - Владыка Людей! Я сильнее,
Чем Валары, сказал ты, Зигур?
Значит я победить их сумею,
И бессмертие вырвать смогу?!!
Ты давно намекал мне об этом,
Я не верил, но верю сейчас.
Благодарен твоим я советам -
Возглашаю высокий указ!
Долгубар улыбается улыбкою торжества, которую безнадежный оптимист может принять и за улыбку одобрения.
Феанор:
(в Мандосе)
Дайте шанс! Отпустите на волю!
Темный Майя в суждениях скор...
О Великие, там, на Престоле!
Знаю я, как спасти Валинор!
Тар-Мириэль с ужасом глядит на супруга.
Ар-Фаразон начинает зачитывать текст указа.
Ар-Фаразон: Первый флот Нуменора, внезапно
Снять с военных учений, потом
Повернуть его строго на Запад -
Пусть плывут в Валинор прямиком.
Я же, славный король Нуменорский,
И Зигур, мой советник-герой,
Нагрузивши отборнейшим войском,
На Закат повед╦м флот Второй.
Ожидать императорской воли
До принятья решительных мер.
Будет нам "Дранг нах Вестен" паролем.
Подпись. Дата. Свистать всех наверх!!!
Саурон: Да, Владыка, твои легионы,
Нуменорских отборных солдат
Сокрушат Ороме бастионы,
И отбросят Тулкаса назад.
Тар-Мириэль хватается за сердце.
Саурон: Вот тогда-то поплачет Ниэнна,
Ауле твоим станет рабом,
Струсит подлый Манвэ, несомненно,
Сей субъект с давних лет мне знаком...
Мощь Валаров - лишь детские сказки,
Верят в них лишь глупцы и слепцы,
Мы же - истину видим сквозь маски,
Очень скоро твои удальцы
Разгромят всех - Валар, Эльфов, Верных
И воспрянет предвечный Мелькор,
О Владыка, ты станешь бессмертным!
(спокойно и хозяйственно)
Я ж останусь хранить Нуменор.
(В сторону)
Ну глупец, ты похоже попался,
Не пришлось мне использовать чар...
(громко, торжественно)
Так в бою завоюешь ты счастье!!!!
Освяти сей поход, Долгубар!
Долгубар: Вот тебе мое благословенье,
Златоликий Владыка Владык.
Принесешь в Нуменор ты прозренье,
Нам вернешь это знание ты.
Обращайся ко Тьме с упованьем
И забудь об уменьи прощать.
Силой лжи было отнято знанье,
Но вернется к нам силой меча.
На престоле Творец содрогнется,
Таниквэтил исчезнет в воде,
И назад в Нуменорэ вернется
Поколенье бессмертных людей.
Имя Тьмы тебе в мире порукой,
И Мелькор защитит от всего;
Ожидание - долгая мука,
Но теперь мы кончаем его.
Так иди, вдохновенный воитель,
Делай то, что чертал тебе рок,
Чтоб отныне из нас ни единый
Не ступил на последний порог.
Тар-Мириэль: О, супруг мой, как мог ты поверить,
Что бессмертие можно отнять?
Ты стучишься в закрытые двери,
Ты простого не можешь понять.
Если б знали судьбу мы заране,
То была б тогда пресною жизнь,
Неизвестность для нас испытанье,
Ты уверен, что ищешь не лжи?
Мишура золотая дороже
Вековечных устоев людских,
Здесь меня не услышат, но все же
Илуватар, храни же всех их!
Ар-Фаразон кривит лицо не то в презрительной гримасе, не то в гримасе боли, странно глядя на Тар-Мириэль. Он как будто хочет что-то ей сказать, но передумывает.
Долгубар выходит на середину зала, воздевает руки, фигура наполняется величием слегка жутковатым.
Долгубар: Что же - в путь, долгожданный спаситель,
Будь бесстрашен, король королей,
О, сыны Нуменора, найдите
Настоящее счастье людей.
Я пророк, и сейчас прорицаю
И устами моими сама -
Высока и всевластна - вещает
Беспредельность великая - Тьма.
Когда рухнут врата Валинора
И к стопам твоим Манвэ падет,
Торжествующе сила Мелькора
Свои древние цепи порвет.
О каком говорите проклятье?
Ведь единственный наш Властелин
Своим верным сторицей заплатит,
Вечность счастья создаст для земли.
И во веки веков от победы
Путь свой истинный жарко любя,
Человек, позабывший о бедах,
Фаразон, будет славить тебя.
Человек не превыше ли Эру?
Ведь и остров не больше Земли,
Так пускай твоя гордая вера
В путь направит твои корабли!
Пусть вам полночь укажет знаменье,
Верный курс проведет вам луна,
Не колеблясь, владыка, Священной
Будет названа эта война.
Так во имя грядущих столетий
И во имя спасенья души
Без сомнений гряди за бессмертьем,
Златоликий король, поспеши!
Долгубар, произнеся свою патетическую речь, сникает и без сил падает на пол.
Саурон: (ухмыляясь про себя)
О Король! О Мудрейший из Мудрых,
Величайший владыка владык!
Ты пройдешь через битвы и смуты,
Ты и вправду могучий мужик!
(понимает, что сморозил глупость и быстро поправляется)
Ты, что выше чем Эру и Валар,
В бой иди - наступает твой срок,
Время крови, клинков и пожаров.
Тьма да благословит твой клинок!
Ар-Фаразон: Начинать подготовку к походу!
Близок час, когда Ар-Фаразон
Для людей завоюет свободу
От смертей до скончанья врем╦н.
Больше жертв пусть сжигается в храме,
Чтобы Мелькор походу помог.
Мелькор с нами, а тех, кто не с нами,
Оботр╦м мы с тяж╦лых сапог.
Мы смет╦м всех, кто встал на дороге,
Всех, кто кличет себя "элендил",
Ждите нас, о ничтожные боги -
Мы прид╦м, поглядим, победим!
Как я счастлив! Исчезли мигрени,
Что клещами терзали мне лоб,
Дранг нах Вестен! Врагов - на колени!
Знамя вверх! После нас - хоть потоп!!!
Феанор:
(в Мандосе)
О ничтожные! Как вы гордитесь -
Ваша власть! Ваша сила! Ваш флот!
Погоди же, тщеславный воитель!
Месть ужасна - твой остров падет!
Я из Мандоса шлю вам проклятье:
Вижу волны, как горы! Нет сил...
Пустота... и над водною гладью
Величаво горит Сильмарилл!


ЗАНАВЕС

 


Новости | Кабинет | Каминный зал | Эсгарот | Палантир | Онтомолвище | Архивы | Пончик | Подшивка | Форум | Гостевая книга | Карта сайта | Кто есть кто | Поиск | Одинокая Башня | Кольцо | In Memoriam



Na pervuyu stranicy
Хранитель: Хатуль